Анонс тренингов: В данном разделе новостей нет.
— Одни философски смотpят на вещи, дpугие - на их отсутствие.
О себе
Психологические тренинги
Тренинги НЛП
Бизнес тренинги
РАСПИСАНИЕ И ЦЕНЫ
Книги
Обратная связь
Контакты

 


ФОТО С ТРЕНИНГОВ

НАШИ РАССЫЛКИ

 Новости, Aфоризмы, Метафоры
Анекдоты, Вебинары и т.д.

 Посмотрите и выберете те, что нравятся Вам.
Новые статьи
  • Стены и мосты

    Есть знакомая пара. 
    Я их знаю много лет. Всю молодость они искали себя.

  • Равенство без признаков адекватности
    Мужчины и женщины равны! 
    И не спорьте, так написано в Конституции, и любая феминистка зубами загрызёт мужика, назвавшего женщину слабой. 

  • Сыноводство
    Чтобы не мучиться «свиноводством» - это когда из сына уже вырос свин -  полезно заниматься «сыноводством», 
    пока есть шанс воспитать из маленького мальчика достойного мужчину. 


  • Делай только то, что хочешь
    Многие психологи хором советуют – делай только то, что хочешь! 
    Никогда не пел в хоре, и сейчас спою от себя. 

  • «Сильная женщина» - понятие-пустышка
    Нет никаких чётких формулировок, что такое «сильная женщина». 
    Точнее, каждый подразумевает что-то своё, можно вкладывать любой смысл, который хочется. 

  • Пять неверных, но полезных мыслей

    Пользу можно находить почти во всём. Множество идей и рассуждений  ложны, но, как ни странно, могут быть полезны. 
    Рассмотрим пять популярных утверждений. 


Все статьи,
размещённые на сайте


Просто хорошая жизнь

Жизнь без страха - это
другая жизнь!








Rambler's Top100
 

О себе  |  Психологические тренинги  |  Тренинги НЛП  |  Статьи  |  Бизнес тренинги  |  РАСПИСАНИЕ И ЦЕНЫ  |  Анонс  |  Книги  |  Обратная связь  |  Новости  |  Блог  |  Афоризмы и короткие анекдоты  |  Метафоры на все случаи жизни  |  Статьи по психологии  |  Статьи об отношениях мужчин и женщин  |  Статьи по бизнесу и праву  |  Все интересные статьи  |  Практическая психология  |  Вопросы и ответы.  |  Интернет-магазин  |  Обратная связь  |  Карта сайта  |  Фотоальбом  |  Гостевая книга  |  Вопрос-ответ (FAQ)  |  Бесплатные консультации по уголовным делам  |  Опросы  |  Подписка  |  База знаний  |  Контакты  |  Защита бизнеса от уголовного преследования  |  Как продвигать психологические и бизнес трениги  |  Нижнее меню  |  Индивидуальная психологическая помощь  |  Услуги юриста  |  Поиск  |  Тесты  |  Статьи  |  Описание начинающихся тренингов  |  Подкасты  |  Видео с тренингов и вебинаров  |  Новая страница

Главная / Ювенальная юстиция

Учебное пообие

Ювенальная юстиция
 
(учебное пособие) под ред. Е.М. Никитиной,
по состоянию на 05.06.07
________________________________________

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ювенальная юстиция (JuvenileJustice- анг.) - термин международный. На русском языке он звучит как «правосудие для несовершеннолетних». Этот второй термин уже чисто российский, поскольку ни в одном языке слово «правосудие» не существует, а есть «юстиция».
Когда у нас в России с недавних пор в юридический лексикон вошло понятие «ювенальная юстиция», оно не противоречило привычному для юристов понятию правосудия, а значит, включало все то, что с ним тра¬диционно связывается: организация этой судебной системы и ее составные части; основные цели правосудия и правовые средства их реализации; судебный процесс с его принципами и нормами судопроизводства.
Заметим, что функционирование ювенальной юстиции (как и общего правосудия) осуществляется на ба¬зе общих процессуальных принципов и институтов. Здесь также действуют: равенство граждан перед зако¬ном и судом, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности и др. Права и обязанности лиц, ока¬завшихся в орбите правосудия, в целом совпадают, когда их дела рассматривают суды общей или специальной (для несовершеннолетних) судебной юрисдикции.
Вполне естественным будет вопрос: зачем понадобилась тогда особая ювенальная юстиция, коль скоро ее правовая база - общее правосудие? В чем специфика ювенальной юстиции? Почему ее не было несколько столетий, хотя суд вершил правосудие во все времена человеческой цивилизации? Почему все же общество пришло к необходимости создать особое правосудие, специально занимающееся несовершеннолетними?
Материал пособия поможет выяснить, в чем специфика ювенальной юстиции, а в чем ее связь с общим правосудием.
Вследствие чего формировался фундамент будущей ювенальной юстиции, что в конце концов стало главным импульсом введения ее в действие? Ответ здесь краткий: возраст несовершеннолетних. Историю уголовного преследования детей и подростков до создания ювенальной юстиции не назовешь иначе, как мрачной, а правовую их защиту - фактически несуществующей. Вопрос «почему такое положение дел существовало до самого конца XIXв,» - требует специального анализа, который читатель и найдет в предлагаемом учебном пособии.
Еще одно предварительное разъяснение. Есть ли в России ювенальная юстиция? И да, и нет. В нашей судебной системе отсутствует самостоятельная, как ее называют, автономная ювенальная юстиция. Во мно¬гих странах мира она именно автономна, занимается только несовершеннолетними, действует, используя свои принципы и нормы. Однако действующее российское законодательство (материальное и процессуаль¬ное, причем не только относящееся к «уголовному циклу») - имеет большое количество норм, которые мо¬гут быть использованы, если пойти по пути создания «классической» ювенальной юстиции, функционирую¬щей сейчас в мире. Что это за нормы, как они соотносятся с ювенальной юстицией, - речь тоже пойдет в этой книге. Здесь отметим главное: включение правовых норм из разных отраслей права, например, в закон о юве-нальной юстиции (такой проект уже имеется) связано с тем, что ювенальная юстиция имеет комплексную межотраслевую юрисдикцию. Иными словами, идеальное правосудие по делам о несовершеннолетних ком¬петентно рассматривать дела не только о правонарушениях несовершеннолетних, но также и о защите их гражданских прав от разных на них посягательств.
Ювенальная юстиция не очень хорошо знакома российским юристам и тем более - студентам. Русская литература по теме немногочисленна, специальных учебных материалов и того меньше. Парадокс состоит в том, что по этой теме имеется очень много литературных и нормативных источников на иностранных языках. Однако их, как правило, нет в наших библиотеках. Учитывая это обстоятельство, автор постарался по воз¬можности восполнить данный информационный пробел, рассмотрев в пособии основные западные модели ювенальной юстиции и снабдив этот анализ соответствующими нормативными источниками. Это очень важ¬но юристам - знать правовую систему и ее институты не только по своему российскому законодательству, но видеть ее в глобальном мировом аспекте. Конечно, не со всеми системам и институтами можно работать та¬ким образом. Ювенальная юстиция относится к тем, в отношении которых такой подход не только возможен, но и необходим.
Потребность в углубленном изучении ювенальной юстиции нашими российскими юристами важна еще и потому, что в настоящее время в России идет судебная реформа.
В концепции судебной реформы, а также в ряде нормативных актов, принятых уже в ходе ее осуществ¬ления, говорится о необходимости создать в России систему судов по делам несовершеннолетних. Этот суд -главное звено ювенальной юстиции. Решение это - не из легких, поскольку в том виде, в каком они сущест¬вуют в современном мире, эти суды не вписываются в систему действующего российского правосудия. Здесь
возможна либо перестройка судебной системы, что абсолютно недопустимо, либо, изменение задач и содер¬жания деятельности судов для несовершеннолетних. Но тогда это уже будут не те суды, что предусмотрены судебной реформой, не те, что действуют в других странах. В учебном пособии будет показано, как, при на¬личии указанных трудностей, можно создать в России ювенальную юстицию. Именно для решения этой за-дачи необходимы обширные знания, прежде всего своеобразной «философии» ювенальной юстиции, выво¬дящей ее подчас за привычные юристам правовые границы. Чтобы понять сущность ювенальной юстиции, надо знать ее историю, уметь объяснить происходившие в ней существенные перемены. Современный обра¬зованный юрист, работающий на поле сравнительного права (а без этого уж нельзя обойтись), должен знать современные системы правосудия, на которых построены основные модели судов разных государств, в том числе и судов для несовершеннолетних. Имеются в виду системы англосаксонская и континентальная. Они обязательно должны быть учтены при разработке российской модели ювенальной юстиции. Для этой цели в пособии дается сравнительный анализ англосаксонской и континентальной моделей ювенальной юстиции и действующего российского правосудия, осуществляющего свои функции в отношении несовершеннолетних.
Авторы обращают внимание читателей - будущих юристов, учителей и врачей, тех, кто заинтересуется этой проблемой, на два «полярных» обстоятельства. Первое: в современной России нет автономной системы правосудия для несо¬вершеннолетних. Второе: в России такая система правосудия была и, по свидетельству современников, дей-ствовала весьма эффективно. Родилась она в 1910г., а умерла - в 1918-м. О модели дореволюционной рос¬сийской ювенальной юстиции, тоже подробно говорится в данном учебном пособии. Можно отметить интересную юридическую особенность этой модели, лишний раз подтверждающую важность для наших рос¬сийских «юристов будущего» знания правовых и судебных систем современности. Дело в том, что россий¬ская ювенальная юстиция, вернее, главное ее звено - суд по делам о несовершеннолетних - была создана и действовала по образцу англосаксонской судебной системы, тогда как общее правосудие дореволюционной России относилось к системе континентальной. Но об этом - речь в соответствующем разделе пособия.
Возможно, у читателей возник вопрос: в чем же тогда трудность создания ювенальной юстиции в совре¬менной России? Модель уже была, созданный по ней суд работал и, как говорят, эффективно. Значит, надо взять модель и перенести ее на нашу современную российскую почву. К сожалению, снова приходится кон¬статировать: автоматический перенос правовой модели «детского» суда, и опыта его функционирования невозможны. Нельзя забывать результаты восьмидесятилетнего существования нашей системы. В ней бы¬ли ликвидированы многие существенные правовые элементы, на которых строилась ювенальная юстиция, да и система общих судов подверглась значительным изменениям. Поэтому-то нам все же придется строить на¬шу современную российскую модель правосудия для несовершеннолетних, учитывая, конечно, элементы до¬революционной модели, а также почти вековой опыт разных вариантов ювенальной юстиции в мире, в том числе и того варианта, который функционирует в нашей стране после
В настоящее время несовершеннолетние подсудны общим судам. Но к этому финалу их вели «зигзаги ис¬тории» нашей страны, и путь этот был достаточно тернистым. Первый шаг - разрушение автономной юве¬нальной юстиции в 1918 г. 1918 г. Затем - передача большинства дел несовершеннолетних компетенции несудебных административных органов - комиссий по делам несовершеннолетних. 1935 г. - резкий поворот в каратель-ную сторону уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Ликвидация упомянутых комиссий и пе¬редача дел несовершеннолетних общеуголовным судам. Несовершеннолетние в возрасте от 12 лет фактиче¬ски приравнивались и в вопросах уголовной ответственности и наказания, и в правилах судебной процедуры ко взрослым обвиняемым и подсудимым. Судебная реформа 1958 -1961 гг., принятые новые УК и УПК РФ изменили в лучшую сторону правовой статус несовершеннолетних в рамках правосудия. Однако, с годами, зажегшийся было свет в конце туннеля стал постепенно угасать. В настоящее время он вновь постепенно разгорается. В большинстве Российских регионов есть, сейчас, специализирован¬ные составы судов, рассматривающих дела несовершеннолетних. Но, к сожалению, не везде. Ушли в прошлое специализированные (по делам несовершеннолетних) прокуроры и следователи. А в 60-е годы они были.
Очевидно, что российские юристы должны знать все эти обстоятельства истории, чтобы не повторять прошлые ошибки при создании нашей новой ювенальной юстиции. Именно поэтому в данном учебном посо¬бии подробно рассматривается история российской ювенальной юстиции. Есть в нем место показу истори¬ческого пути, по которому прошли другие страны мира, создавая свою ювенальную юстицию.
В концепции судебной реформы в России сказано, что в нашей стране предстоит создать не только суды для несовершеннолетних, но и семейные суды. В историческом плане они являются даже более ранней су¬дебной юрисдикцией по делам о несовершеннолетних. Возникновение современных семейных судов связано с расширением компетенции судов для несовершеннолетних. Теперешний семейный суд - это суд комплекс¬ной юрисдикции и именно с ним связываются надежды западных юристов на более эффективную судебную защиту прав несовершеннолетних и более действенное предупреждение правонарушений подростков. Пока еще нельзя говорить о повсеместном создании таких судов. В нашей стране это сделать предполагают. Вме¬сте с тем, о семейных судах российские юристы, а тем более педагоги и врачи знают, пожалуй, еще меньше, чем о классических судах для несовершеннолетних. Поэтому семейным судам также уделено внимание в пособии.
Сложная обстановка, связанная с преступностью несовершеннолетних в современном мире, а также
многолетний опыт функционирования ювенальной юстиции в разных странах вызвали к жизни специальные международные принципы и стандарты, призванные унифицировать варианты этой ветви правосудия и по¬высить их эффективность. В целях расширения профессиональных знаний студентов-юристов и в этой обла¬сти - в пособии рассматривается теоретические и практические вопросы функционирования ювенальной юс¬тиции на международной арене. Речь идет об обсуждении вопросов правосудия по делам о несовершеннолетних на международных конгрессах, выработке проектов международных стандартов от¬правления правосудия по делам о несовершеннолетних. Сами эти документы, также анализируются в учеб¬ном пособии.
Важность изучения международных правовых актов, относящихся к функционированию современной ювенальной юстиции, - не только потому, что с нормами некоторых из них страны-члены международного со¬общества должны привести в соответствие их национальные законодательства. Суть еще - в содержании международных принципов и стандартов. Оно подробно анализируется в соответствующей главе пособия. Здесь же обращу внимание читателей на то, что именно на международном уровне ювенальная юстиция с ее специфическими принципами и задачами, провозглашается идеальной моделью правосудия будущего (есте¬ственно, общего правосудия - общеуголовного, общегражданского). Данное учебное пособие предназначе¬но не только будущим юристам, оно с успехом может применяться при изучении ювенальной юстиции в педагогических и медицинских ВУЗах. Именно студенты юридических, педагогических и медицинских ВУЗов, должны знать международные принципы и стандарты ювенальной юсти¬ции. Именно им понадобятся знания и нашей современной российской модели правосудия, занимающегося несовершеннолетними, - чтобы видеть перспективу включения российского правосудия для несовершенно¬летних в будущую мировую систему ювенальной юстиции.
И, наконец, последнее предварительное замечание.
2 июля 1899 г. в г. Чикаго /Штат Иллинойс, США/ был создан первый в истории суд по делам о несо¬вершеннолетних, а значит, начала свой исторический путь ювенальная юстиция. 2 июля 2007 г. ей исполнилось 107 лет.
Для всех, кто заинтересован в изучении более чем столетнего опыта, функционирования в мире ювенальной юстиции, будь то иностранные или рос¬сийские исследователи, - всем им, безусловно, будет интересен и соответствующий опыт российской юве¬нальной юстиции в плане профессиональном, и общечеловеческом. Надеюсь, что знание о ювенальной юс¬тиции в современном мире даст им и предлагаемое учебное пособие.

ГЛАВА 1. КОНЦЕПЦИЯ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

1. Исходные понятия
Как и всякая иная концепция, она включает определенные исходные понятия, которые при изучении предмета подвергаются анализу и оценке. Ювенальная юстиция включает следующие понятия:
I. несовершеннолетие, как правовая база ювенальной юстиции;
II. ювенальная юстиция, как ветвь общего правосудия;
III. ювенальная юстиция, как специфическая система правосудия;
IV. суд по делам о несовершеннолетних, как центральное звено ювенальной юстиции;
специфические принципы ювенальной юстиции:
— судоустройства;
— судопроизводства.
Рассмотрению этих исходных понятий ювенальной юстиции посвящена данная глава.
Несовершеннолетие - понятие правовое, имеющее как общеюридическое, так и специальное отрасле¬вое содержание (по отраслям права).
Ювенальную юстицию невозможно рассматривать изолированно от общего правосудия. С ним ювеналь¬ная юстиция имеет ряд общих принципов построения и функционирования. В тех странах, где ювенальная юстиция является частью юстиции общей (общеуголовной, общегражданской), связь ее с общим правосуди¬ем более тесная. Если по законодательствам стран ювенальная юстиция автономна от общей, связь с этой последней, у нее менее тесная. Но в обоих случаях большинство принципов общего правосудия есть в юве¬нальной юстиции.
Специфику ювенальной юстиции определяют те принципы и нормы, которых нет в общем правосудии и которые создавались дополнительно для повышения уровня правовой защиты несовершеннолетних.
Специфические признаки ювенальной юстиции относятся как к организации этой судебной системы, так и к процессу отправления правосудия.
Поскольку ювенальная юстиция исторически возникла и существует как правосудие по уголовным де¬лам, концепция ювенальной юстиции учитывает это обстоятельство и в нее включены принципы, нормы, ин¬ституты в основном уголовного права и уголовного процесса.
Специфику ювенальной юстиции определяет уникальный по своей структуре, задачам и функциям суд по делам о несовершеннолетних.
Значительную часть своих задач ювенальная юстиция реализует через деятельность единоличного судьи для детей /магистрата, мирового судьи/. Роль его в рамках ювенальной юстиции чрезвычайно высока.
Специфическая «философия» ювенальной юстиции, рассматриваемая ниже, строится на перечислен¬ных понятиях, входящих в ее концепцию, взаимодействующих в процессе отправления правосудия.

2. Несовершеннолетие - правовой источник ювенальной юстиции
Понятие несовершеннолетнего студентам-юристам, педагогам и врачам безусловно известно. Оно предусмотрено разными отраслями права. Это понятие имеет свои возрастные особенности, когда речь идет именно о разных отрас¬лях права. В них установлены свои специфические возрастные подгруппы несовершеннолетних, наделенных, соответственно, особыми правами и обязанностями в правоотношениях. Есть такие особенности и в рамках уголовного права и уголовного процесса - отраслей права, регулирующих функционирование ювенальной юстиции. Несовершеннолетие определяет здесь границы уголовной ответственности и наказания, а также освобождения от них, применения принудительных мер воспитательного воздействия. Возрастная специфи¬ка есть и тогда, когда подросток привлекается к уголовной ответственности, становясь обвиняемым, затем -подсудимым, когда суд выносит свой приговор, когда, наконец, приговор исполняется. Можно упомянуть та¬кие стадии исполнения приговора, как условное осуждение несовершеннолетнего и применение к нему принуди¬тельных мер воспитательного воздействия. Ясно, что в этих случаях возрастная специфика правового по¬ложения несовершеннолетнего относится к областям уголовно-процессуального и уголовно - исполнительного права.
Что представляет собой общее юридическое понятие несовершеннолетнего?
Несовершеннолетний - это человек, не достигший определенного возраста, с достижением которого за¬кон связывает его полную дееспособность, то есть реализацию в полном объеме провозглашенных челове¬ку и гражданину Конституцией и другими законами страны субъективных прав и юридических обязанностей.
Возраст несовершеннолетия не является универсальным для всех государств мира. Обычно и наиболее часто - это 18 лет. Но есть страны, где достигшими совершеннолетия считаются лица в возрасте 15, 20 лет и даже 21 года. Поэтому, когда заходит речь о возрастной группе несовершеннолетних, скажем, в междуна¬родно-правовых актах, обычно указывается 18 лет, после чего делается оговорка: «если иной возраст не ус-тановлен национальным законодательством», Именно так определяют несовершеннолетие Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (изве¬стны как Пекинские правила ООН 1984 г).
Понятие несовершеннолетнего - это порождение национальных законодательств, а потому в них можно встретить разные его синонимы: ребенок, подросток, ограниченно дееспособный и т.д. Это надо иметь в ви¬ду, чтобы не отбросить, как не относящиеся к несовершеннолетним, те или иные законы или международные правовые акты. Например, самый универсальный международный документ о защите детства - Конвенция ООН 1989 г. по правам ребенка разъясняет, что под ребенком понимается несовершеннолетний в возрасте до 18 лет. Тем самым и вся конвенция 1989 г. распространяется на всю возрастную группу несовершенно¬летних, а не только на детей, как это можно было предположить из ее наименования.
Включив в законы самостоятельное понятие несовершеннолетнего, законодатели государств и всего международного сообщества установили юридическую границу между несовершеннолетием и совершенно¬летием, создав тем самым автономную демографическую /возрастную/ группу людей - носителей специфи¬ческих прав и обязанностей. Это связано с необходимостью их особой и специальной юридической защиты. Потребность в такой защите вытекает из особых психофизиолологических и социальных признаков личнос¬ти детей и подростков. Растущий организм ребенка, подростка плохо защищен от внешних и внутренних не¬благоприятных для него воздействий, что может привести к более быстрому конфликту с окружающими людьми, с требованиями закона, к более частым нарушениям прав несовершеннолетних со стороны взрос¬лых. Эта возрастная неадаптированность (неприспособленность) несовершеннолетних к меняющимся усло¬виям жизни требует ее компенсации с помощью специальной повышенной правовой защиты лиц, не достиг¬ших совершеннолетия. Такая защита, предусмотренная в законах, также считается неотъемлемым признаком юридического понятия несовершеннолетнего.
Вместе с тем, возраст 18 лет, как рубеж достижения совершеннолетия /напомним, что в России указан именно этот возраст/, является достаточно условным. Личность конкретного человека может не соответст¬вовать заложенному в законе представлению о моменте наступления юридической зрелости. Подросток мо¬жет отставать в своем развитии или, наоборот, обогнать свой возраст. Такие ситуации особенно чреваты конфликтами: отставший в развитии скорее станет жертвой преступления, «акселерат», напротив, имея за¬вышенные, не соответствующие его возрасту, требования к окружающим, скорее может сам нарушить за¬кон. Защитой несовершеннолетних в подобных случаях служат специальные нормы права в разных его от¬раслях. Например, обязательное в необходимых случаях установление возраста несовершеннолетнего; особое внимание к деяниям несовершеннолетних, имеющих признаки умственной отсталости; большой объ-
ем полномочий в судебном процессе законных представителей несовершеннолетних; снижение возрастного барьера предоставления юридической самостоятельности подросткам (в новых российских законах, - Граж¬данском и Уголовном кодексе, Федеральном законе РФ «Об образовании’’, в некоторых новых нормах тру¬дового законодательства).
В разных отраслях права существуют разные границы реализации несовершеннолетними предоставляе¬мых им прав и возлагаемых на них обязанностей. И зависит это не только от возраста, но и от специфики тех правоотношений, в которые вступают несовершеннолетние и которые предусмотрены конкретными отрас¬лями права. Так ГК РФ разрешает детям 6 – 14 лет в предусмотренных законом случаях совершать имущественные сделки. ТК РФ (ст. 63), указывает, что заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими возраста 16 лет. Однако, данная статья ТК установила и другие случаи заключения трудового договора с работниками не достигшими возраста 16 л. Как правило трудовой договор может заключаться с подростками учащимися основного общеобразовательного учреждения, или в случаях прекращения ими обучения в школе, при достижении возраста 15 лет. С согласия одного из родителей (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства трудовой договор может быть заключен с учащимися достигшими возраста 14 л., для выполнения в свободное от занятий время легкой работы, не причиняющей вреда их развитию и здоровью.
Новеллой ТК является допустимость заключения трудового договора с работниками, не достигшими возраста 14 л., в организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках, с согласия одного из законных представителей несовершеннолетних и органа опеки и попечительства
УК РФ установил 2 возраста уголовной ответственности: 16 и 14 л. Преступления за которые, предусмотрена уголовная ответственность с 14 л. отличаются большей общественной опасностью, и доступны для осознания характера преступных действий подростками, достигшими возраста 14 л. (см. ст. 20 УК). Эти правовые и возрастные границы учитываются и новым УПК РФ. Таким образом, возрастная специфика групп несовершеннолетних существует во всех отраслях Российского права, в нормах, закрепляющих права и обязанности физических лиц.
Характерно и то, что в законодательствах разных стран возрастные границы совершеннолетия и несовершеннолетия очень близки, что поз¬воляет считать первичным в таких классификациях возраст, а не правоотношение. Так, возраст общей и спе¬циальной уголовной ответственности в России, как указывалось, 14 и 16 лет, во Франции - 13 и 16 лет, в Ан¬глии - 12 и 17 лет, в США - в зависимости от законов штатов в диапазоне от 10 до 17 лет, в Германии - 14 и 17 лет. Общей, для всех стран является и философия уголовного права «для несовершеннолетних», соглас¬но которой ниже нижней границы возраста уголовной ответственности к несовершеннолетним вообще и ни¬когда не применяются уголовная ответственность и наказание. При указанных в законе условиях к ним мо¬гут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия. Как известно, эта возможность есть у суда и в отношении несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности, также при наличии указанных в законе обстоятельств. Хочу обратить внимание читателей на то, что согласно филосо¬фии и концепции ювенальной юстиции, к несовершеннолетним должно применяться преимущественно при¬нудительное воспитание, а не уголовное наказание. На сегодняшний день уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации исходит из необходимости максимальной защиты прав и интересов несовершеннолетних. Вместе с тем УПК РФ не предусматривает судопроизводство по делам несовершеннолетних как процедуру, коренным образом отличающуюся по своему предназначению и формам от разбирательства дел взрослых обвиняемых. Предварительное расследование и судебное разбирательство уголовных дел несовершеннолетних представляют собой лишь частные случаи общих процедур и норм. Отмеченный акт находит свое подтверждение и в названии главы 14 УК РФ: «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». По мнению ведущих ученых в области уголовного права … «Законодатель подчеркивает особый подход как к привлечению к уголовной ответственности, так и к назначению наказания несовершеннолетним в силу социальных, морально-этических и психических факторов. Тем не менее, указанная глава не является ни сводом отклонений и отступлений из общих норм УК, ни поблажкой несовершеннолетним исключительно в силу их возраста…»[1] . (1. Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник для ВУЗов / Под ред. А. И. Рарога, А. С. Самойлова. – М.: Высшее образование, 2005. с. 461) Исходя из содержания п. 2 ст. 87 УК РФ, К несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, либо им может быть назначено наказание, а при освобождении от наказания судом, они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. По всей вероятности, законодатель исходит здесь из принципов гуманности и дифференциации уголовной ответственности несовершеннолетних, в зависимости от свойств их личности, характера преступного посягательства, тяжести совершенного преступления, деятельного раскаяния, выражающегося в желании загладить свою вину и других факторов, которые могут существенно повлиять на исход дела.
Ниже нами будет подробно рассмотрено, каков в нашем законодательстве порядок замены несовершеннолетним наказания принудительными мерами воспитатель¬ного воздействия.
В некоторых странах, /например, во Франции/действует еще один принцип - прямого протекционизма при назначении наказания несовершеннолетним, а именно, обязательное снижение им назначенного срока наказания /предусмотренного в законе/ наполовину, на одну треть и т.д. Следовательно, для такого сниже¬ния достаточно самого факта несовершеннолетия. В сегодняшней России, как можно понять, этот принцип, тоже действует, это правило введено п.6.1 Ст. 88 УК РФ, согласно которому: При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, сокращается наполовину.
(часть 6.1 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Действовал он в России дореволюционной, отражая ее принадлежность к континентальной системе права. Длительное время в советском, а затем в российском уголовном праве несовершеннолетие было указано в числе смягчающих ответственность обстоятельств, что и предусматривалось Уголовным кодексом РСФСР 1960 г. Новый российский Уголовный кодекс (1997 г.) сохранил несовершеннолетие как обстоятельство, смягчающее нака¬зание, однако снабдил это правило существенной оговоркой: несовершеннолетие признается смягчающим обстоятельством, но в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Так что в конкретном случае еще неизвестно, что «перетянет» - несовершеннолетие или особая опасность (тяжесть) преступления.
Чтобы закончить рассмотрение уголовно-правового аспекта несовершеннолетия, как источника функ¬ционирования ювенальной юстиции, упомянем два принципа, относящегося более всего к наказанию несо¬вершеннолетних. Это - принципы разумения и воспитуемости. Оба эти принципа имеют свое историчес¬кое прошлое, поскольку возникли достаточно давно. В соответствующей главе пособия, посвященного истории ювенальной юстиции, читатель найдет детальный его анализ. Здесь кратко отмечу их сущность. Оба принципа имеют оценочный характер, два его варианта - «несовершеннолетний преступник действовал с разумением»; «он действовал без разумения» - свидетельствуют именно об оценке его поведения. Оценка отнесена, согласно концепции ювенальной юстиции, только к компетенции суда и представляет собой его дискреционные полномочия (судейское усмотрение). Последствия же для несовершеннолетнего этого реше¬ния суда очень серьезны: действовавший «с разумением» подлежит наказанию, без «разумения» освобож¬дается от него. Правда, в действующих законодательствах разных стран принцип разумения фактически не отражен, хотя в судебной практике его и вспоминают.
Принцип воспитуемости возник в уголовном праве стран как англосаксонской, так и континентальной
систем, а реализовывался и реализуется сейчас в рамках уголовно-процессуального и пенитенциарного (ис¬полнительного) права. Суть принципа воспитуемости включает две юридические составляющие: предпочте¬ние избрать несовершеннолетнему принудительную меру воспитательного воздействия вместо наказания; учет судом при таком выборе воспитуемости несовершеннолетнего, то есть реальной эффективности из-бранной воспитательной меры. В российском законодательстве принцип воспитуемости несовершеннолет¬них провозглашен, так, что российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство имеет достаточный потенциал правовых норм, с помощью которых многие из задач воспитуемости решаются в судебном процессе.
Несовершеннолетие, как правовой источник ювенальной юстиции, «питает» как структурные ее компо¬ненты (сам суд для несовершеннолетних, его судебный округ), так и процесс отправления правосудия, отно¬сящийся к несовершеннолетним, прежде всего - уголовный процесс, его специфические принципы и инсти¬туты. Это - упоминавшаяся уже повышенная юридическая защита прав и законных интересов несовершеннолетних в судебном процессе во всех его стадиях; максимальная индивидуализация судопроиз¬водства в отношении несовершеннолетних; социальная насыщенность судебного процесса по делам о несо¬вершеннолетних. Ниже эти принципы детально анализируются.
Функционирование ювенальной юстиции в ее классическом варианте не завершается провозглашением и обращением к исполнению избранной судом меры воздействия в отношении несовершеннолетнего. Про¬цесс ее исполнения - неотъемлемая часть правосудия, хотя бы потому, что судебный контроль за исполнени¬ем решения предусмотрен законами большинства стран, где действует суд для несовершеннолетних.
Соответственно, и уголовно-исполнительное (пенитенциарное) законодательство учитывает возрастную специфику несовершеннолетних, но уже применительно к регламентации и использованию специфических форм и методов исполнения наказания и принудительного воспитания, определяемых возрастом несовер¬шеннолетних. Здесь преследуются две главные цели: повышение эффективности избранной меры и защита прав несовершеннолетних в процессе ее исполнения. Мировая теория и практика ювенальной юстиции сто¬ит на следующей позиции: все меры, ограничивающие свободу несовершеннолетних, оцениваются как ис¬ключительные, а их применение как не эффективное. Поэтому даже когда такая мера назначена, считается целесообразным применить к несовершеннолетнему режим полусвободы, то есть сочетание ограничения свободы и разных форм ее временного предоставления. В России, в отличие от большинства западных стран, пенитенциарный режим для несовершеннолетних как специальная стадия отправления правосудия, отсутст¬вует, хотя нормы новых российских кодексов - Уголовного и Уголовно-исполнительного - дают возможность и у нас создать ювенальную пенитенциарию, которая, будем надеяться, включит и особую стадию, очень важную именно для несовершеннолетних - пост-пенитенциарную. Речь идет о специальных мерах поддерж¬ки несовершеннолетних, освобожденных из учреждений, где их свобода была ограничена.
Мы обозначили в концепции ювенальной юстиции первый и главный ее правовой источник - возраст не¬совершеннолетнего. Думаю, что студенты-юристы, знакомые с понятием принципов права и правосудия, уже обратили внимание на то, что несовершеннолетние - это не только юридический источник существова¬ния ювенальной юстиции, но и основной ее принцип, красной нитью проходящий через всю эту ветвь право¬судия. Действительно, именно возрастная спецификасчитается в теории и практике ювенальной юстиции ее главным принципом, в значительной мере определяющим другие ее принципы, относящиеся к ее струк¬туре и деятельности.

3. Специфические принципы ювенальной юстиции
К их анализу мы переходим. Напомню, что речь пойдет о тех принципах ювенальной юстиции, которые определяют особенности ювенальной юстиции, ее отличие от юстиции общеуголовной. Оценивая их, чита¬тель должен использовать свои знания общих принципов правосудия.
• Преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции
Этот принцип весьма специфичен, если вспомнить, что ювенальная юстиция создавалась и до наших времен действует преимущественно как уголовное правосудие. Соответственно, и ее преимущественная ориентация больше ассоциируется с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием. И, несмотря на эту, в целом карательную направленность уголовной юстиции, в ее ветви - юстиции ювенальной уже при рассмотрении ее возрастной специфики, можно было заметить выдвижение на первый план имен¬но охранительной функции ювенальной юстиции. Забегая несколько вперед, отмечу, что исторически суд по делам о несовершеннолетних создавался как решающий двуединую задачу: защиту прав детей и подростков и уголовное преследование. С развитием ювенальной юстиции ее охранительная функция все более укреп¬лялась.
В современном уголовном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судеб¬ная охрана предусмотрена всем несовершеннолетним, независимо от их процессуального положения (подо¬зреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, потерпевший, свидетель).
Как уже отмечалось, специальный охранительный режим для несовершеннолетних может быть выражен
в виде прямого протекционизма, по самому факту несовершеннолетия, либо в виде дополнительной право¬вой защиты отдельным группам несовершеннолетних. Например, в России - обязательное участие педагога в допросе несовершеннолетних свидетелей в возрасте до 14 лет. Во многих странах закон предписывает про¬водить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних.
Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним мер воспитания, а не наказа¬ния - это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции, как ее принципа. Хочу обратить внимание читателей на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через все стадии уголовного процесса по делам несовершеннолетних, является и самостоятельным принципом юве¬нальной юстиции. Дальнейший материал пособия содержит сведения, подтверждающие это.
• Социальная насыщенность ювенальной юстиции
Суть этого принципа - в широком использовании в уголовном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных познаний и акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолет¬них, представших перед правосудием. Можно возразить, что неюридические специальные познания исполь¬зуются и в общеуголовном процессе для взрослых лиц (привлечение к участию в процессе экспертов и спе¬циалистов). И в нем при выяснении причин и условий совершения преступления выясняются различные стороны социальной жизни. И в нем для разрешения вопросов, требующих специальных познаний, закон предусматривает приглашение экспертов и специалистов. Это верно. Но в рамках ювенальной юстиции про¬исходит социальное насыщение всего юридического процесса данными из неюридических источников. Речь идет не только о привлечении к участию в процессе экспертов и специалистов, но и об использовании в рамках ювенальной юстиции данных, полученных от вспомогательных служб в судебном округе. Привле¬чение этих данных - одна из главных особенностей уголовного процесса в «классическом» правосудии по де¬лам о несовершеннолетних. Согласно законам своих стран суд для несовершеннолетних может поместить обвиняемого или подсудимого в социально-психологические консультационные бюро или центры для полу¬чения соответствующих сведений о психологических особенностях личности несовершеннолетнего, о его ре¬акции на негативные ситуации в его жизни. Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия и, особенно, о наиболее результативном ре¬жиме ее исполнения. Естественно, закон оставляет только за судом право выбора и меры воздействия, и ре¬жима, однако помощь неюридических консультантов оценивается высоко и успешно используется в деятель¬ности судов по делам о несовершеннолетних. Сами эти бюро и центры находятся либо в судебном округе, либо за его пределами, работая как независимые специализированные учреждения.
Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юстиции в некоторых странах очень ве¬лик. Так, французский уголовный процесс предусматривает формирование в судебном процессе специально¬го, как его называют, «второго досье» несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологичес¬кие характеристики самого несовершеннолетнего и совершенного им деяния, а также - окружающей его микросреды.
Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции.
Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуаль¬ные цели, поскольку каждое преступление - акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответствен¬ность и наказание за него. Однако индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции воз¬ведена в принцип потому, что в центре его находится личность несовершеннолетнего и ей подчинено все и прежде всего сама судебная процедура. Концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизвод¬ство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным пред¬ставлением юриста о регламентированной в законе, причем очень строго, судебной процедуре. Законодатель-ства и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних (а их - большинство в мире), оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.
Отметим значение принципа индивидуализации судебного процесса для успешной реализации остальных специфических принципов ювенальной юстиции. Трудно представить, как будут осуществляться возрастная специфика, преимущественно охранительный режим и социальная насыщенность правосудия для несовер¬шеннолетних, если пренебречь индивидуализацией судебного процесса во всех его стадиях и в рамках всех институтов, составляющих ювенальную юстицию. Приоритет процессуальной формы здесь неминуемо столкнется с динамичным субъектом процесса - несовершеннолетним. Поэтому в литературе высказывает¬ся мнение в пользу признания принципа индивидуализации судебного процесса в качестве синтезирующего принципа ювенальной юстиции.

4. Суд по делам о несовершеннолетних - центральное звено действующей ювенальной юстиции
Этот суд в теории и практике ювенальной юстиции принято называть уникальной судебной юрисдикци¬ей и это свое наименование он вполне заслуживает по ряду соображений.

Суд для несовершеннолетних сконцентрировал в своей деятельности все те признаки, которые задума¬ны и осуществлены как противоположность общему (общеуголовному, общегражданскому) суду. Это нетрудно представить, если вспомнить только что рассмотренные специфические принципы ювенальной юс¬тиции. Их реализация общим судом, по меньшей мере, затруднительна, а фактически - невозможна. Именно поэтому и создали ювенальную юстицию с уникальным «детским» судом. Поэтому и создавалась она как ав¬тономная от общего правосудия. Правда, история ювенальной юстиции внесла свои коррективы в традици¬онное представление о бесспорных преимуществах автономной ювенальной юстиции и автономного суда для несовершеннолетних. В мире сейчас существуют и варианты судов (составов, коллегий) по делам о несовер-шеннолетних, действующие как часть общих судов. Так что признак автономности рассматриваемого суда со¬здается комплексом правовых норм (материальных, процессуальных), позволяющих суду двигаться в «авто¬номном режиме». Центр тяжести именно в правовом обеспечении функционирования «детского» суда в этом его качестве.
Суд для несовершеннолетних включен в концепцию ювенальной юстиции в связи с тем, что он не толь¬ко реализует специфические принципы ювенальной юстиции, но и сам, как особая судебная юрисдикция до¬полняет эту специфику. О каких специфических особенностях суда по делам о несовершеннолетних идет речь?
—во всех странах, где такой суд существует, он в начальной своей стадии выступает как магистрат (ми¬
ровой судья) и действует единолично;
—особые требования предъявляются к образованию, профессии и жизненному опыту судьи: он необя¬
зательно - юрист, но предпочтительно - психолог, педагог, врач;
—там, где в системе правосудия есть суд присяжных по делам несовершеннолетних, такие же требова¬
ния предъявляются и к присяжным, а значит, имеются специальные правила составления списков присяж¬
ных и их выбора;
—суд по делам о несовершеннолетних имеет свой судебный округ со специальными вспомогательными
службами, используемыми в ходе судебного процесса;
—суд по делам несовершеннолетних осуществляет правосудие по особой судебной процедуре, в центре
которой находятся несовершеннолетний и судья;
—суд для несовершеннолетних развивается сейчас как суд комплексной, смешанной, юрисдикции. Су¬
ществует суды уголовно- и гражданско-правовой юрисдикции (опекунские суды в Австрии, Испании, Пор¬
тугалии, Японии, США). Выше было сказано о трансформации судов по делам о несовершеннолетних в се¬
мейные суды. Кстати, именно поэтому правильнее включать в название предлог «о» (суд по делам о
несовершеннолетних), ибо они рассматривают не только «чистые» дела о правонарушениях, но и многие
связанные с ними обстоятельства;2
—суд по делам о несовершеннолетних имеет специфику персональной и предметной подсудности. В пер¬
вом случае речь идет о вариантах подсудности - рассмотрении дел только самих несовершеннолетних; рас¬
смотрение дел и о взрослых соучастниках; передача дел о преступлениях несовершеннолетних в общие суды.
Во втором случае спецификой является рассмотрение судами для несовершеннолетних деяний, которые счи¬
таются правонарушениями только в случаях совершения их несовершеннолетними (так называемые, статус¬
ные преступления).
В данном разделе пособия рассмотрены общие признаки суда для несовершеннолетних, имеющие кон¬цептуальное значение для ювенальной юстиции. Действующий суд этой юрисдикции анализируется приме¬нительно к его различным моделям, которых возникло немало в ходе ее исторического развития.
В этот анализ включены и общие принципы и институты правосудия «для взрослых» при их реализации в рамках ювенальной юстиции (например, право обвиняемого на защиту).

Контрольные вопросы по теме «Концепция ювенальной юстиции»:
1. Содержание главного юридического источника и принципа ювенальной юстиции.
2.Какие принципы определяют специфику ювенальной юстиции? Их содержание и взаимосвязь.
3. Специфические признаки суда по делам о несовершеннолетних. Его виды.


________________________________________
[1] Уголовное право РФ. Общая часть : Учебник для ВУЗов /Под ред. А. И. Рарога, А.С. Самойлова. – М.: Высшее образование, 2005, С. 461.
__________________

 

 
________________________________________
ГЛАВА 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЬ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ


Известно, что знание истории предмета исследования дает вам в руки ключ к познанию его сущности и перспектив его развития. Это относится особенно к ювенальной юстиции. Без знания ее истории очень труд¬но понять всю ее специфику: почему ее не было и почему она возникла; почему она «отклоняется» от общих процессуальных канонов и, именно поэтому, считается эффективной; почему, наконец, именно ее считает
2 Подробно см. Мельникова Э., Ветрова Г. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция). - журнал «Правозащитник», 1996, №1, январь - март. С.22-41.
прообразом правосудия будущего. Стоит заметить, что история ювенальной юстиции из-за своей необычно¬сти интересна просто в общепознавательном плане, не говоря об обилии профессиональных юридических сведений. Читатель сможет в этом убедиться, прочитав данную главу.

1. Исторические предшественники
Историческое прошлое несовершеннолетних правонарушителей можно назвать жестоким и несправед¬ливым. И такая оценка касается нескольких эпох жизни человечества - от античного мира и средневековья до середины XIX века. А то, что меч правосудия был по отношению к несовершеннолетним карающим, мож¬но судить по некоторым, весьма старым и известным юристам историко-правовым источникам. Однако прежде, чем рассмотреть их положения подробнее, необходимо обратить внимание на следующие обстоя¬тельства общего плана:
— в юриспруденции тех времен не существовало правовое понятие детства, как особо защищаемого пери¬
ода жизни человека;
— как следствие этого, в правовых актах мы не обнаруживаем юридических правил специальной защиты де¬
тей и подростков в суде, в тюрьмах, после освобождения из них. Можно даже предположить, что юристов
древности, средневековья, да и «раннего» капитализма дети-преступники, как самостоятельная демогра¬
фическая группа, не интересовали. Им они представлялись взрослыми или не представлялись никем:
— соответственно, жестокость закона и суда к несовершеннолетним проявлялась в том, что они, если со¬
вершали противоправные проступки, в своем правовом положении приравнивались ко взрослым пре¬
ступникам. Современный юрист поймет, что одинаковое наказание 9-летнему ребенку и взрослому бьет
сильнее ребенка.
Если говорить об особой правовой защите детей и подростков (в нашем цивилизованном представле¬нии), то к ней человечество шло медленно, путь свой в этом направлении фактически начало уже в наши вре¬мена. Напомню, что первый универсальный международно-правовой акт о защите детства - первая Декла¬рация о защите прав детей - был принят Лигой Наций только в 1924 году. Правда, ювенальная юстиция создавалась по более раннему правовому акту, хотя и национальному (США), - о создании в
И все же нельзя утверждать категорически и однозначно, что римское право, более поздние правовые акты средневековья и, тем более, законодательство ХVIII-ХIX веков вообще не оставили нам никаких юри¬дических свидетельств того, что всё же были попытки оградить несовершеннолетних от жестокой кары за со¬вершенное деяние. Чтобы убедиться в обратном, придется вспомнить некоторые положения римского пра¬ва. Начнем их рассмотрение с норм гражданского права. Связано это с тем, что судебная защита несовершеннолетних исторически первоначально возникла в гражданском, а не в уголовном праве.
В Дигестах императора Юстиниана, в книге четвертой, есть титул IV, озаглавленный «О лицах, не до¬стигших 25 лет». В п.I титула приводится высказывание Доминиция Ульпиана (жил примерно в 170~228 гг.), римского юриста, префекта претория.3 «Следуя естественной справедливости, претор установил этот эдикт, путем которого он предоставил защиту юным, так как всем известно, что у лиц этого возраста рассудитель-ность является шаткой и непрочной и подвержена возможностям многих обманов; этим эдиктом претор обе¬щал им помощь и защиту против обмана».4 Далее идет текст эдикта, из которого ясно, что защиту лиц в воз¬расте до 25 лет осуществляют их попечители, и речь идет главным образом о сделках с имуществом. В титуле IV есть еще несколько пунктов, где подробно рассматриваются разные случаи совершения этими лицами сделок и указывается, когда им должна быть оказана защита, а когда - нет. Упоминаются и правонарушения. Пожалуй, ближе к нашему современному его пониманию будет цитата того же Ульпиана, где он отвечает на вопрос, нужно ли оказывать помощь малолетнему, если он умышленно совершил правонарушение. «И нуж¬но признать, - отвечает Ульпиан, - что при правонарушениях не следует приходить несовершеннолетним на помощь, и таковая не оказывается. Ибо, если он совершил воровство или противоправно причинил ущерб, помощь не оказывается».5
Римское право оставило нам еще одну доктрину, провозгласившую защиту детей государством. Это - до¬ктрина государства - отца (parens patriae). Государство объявляется высшим опекуном ребенка. В истории ювенальной юстиции она всплывала не один раз (например, в момент создания «детских судов - в конце XIXвека; когда стали выражать сомнения в высокой эффективности этих судов - уже в конце века ХХ-го). К ней мы вернемся, когда будем анализировать современные модели ювенальной юстиции.
Если говорить о том, что оставили нам античный мир и средневековье о преступлениях несовершенно¬летних и ответственности за это перед судом, то речь шла в законах тех времен только о наказаниях детей и подростков. Их процессуальный статус стал интересовать юристов значительно позднее.
3 Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С.Перетерского. М., Наука, 1984,
С.448.
4Дигесты Юстиниана ..., С.89.
5Дигесты Юстиниана ..., С.90.


В Законе XII таблиц был впервые сформулирован принцип прощения наказания. Он относился глав¬ным образом к несовершеннолетним и в некоторых последующих работах, трактовавших содержание упомя¬нутого закона, он формулировался как прощение, оправданное несовершеннолетием.
В Законе XII таблиц речь шла о не назначении наказания при наличии следующих двух условий:
1) когда совершивший преступление не понимал характера преступного акта;
2)когда сам преступный акт не был доведен до конца.
Этот принцип в течение длительного времени был распространен в странах, воспринявших римское пра¬во. Например, французские юристы отсчитывают его существование во Франции и других романских стра¬нах от Закона XII таблиц до Великой французской революции 1899 г. первого суда для несовершеннолетних (см. Приложение к данному пособию). 1789 г. Несовершеннолетних, к которым при¬менен принцип прощения наказания, современные западные юристы называют «уменьшенными взрослыми».6 Российским юристам более привычен термин «уменьшенная вменяемость’’.
Закон XII таблиц делал различие между преступлениями умышленными и неумышленными. Можно на¬помнить, что предусматривалось и в Дигестах Юстиниана, только применительно к нанесению ущерба.
По Закону XII таблиц умышленные преступления считались не искупаемыми, за них всегда следовало наказание. Однако несовершеннолетнему, признаваемому психически незрелым, допускалось уменьшение наказания. Известный французский исследователь прав несовершеннолетних Филипп Робер оценивает это правило Закона XII таблиц как основу возникшего позднее общего для уголовной ответственности несовер¬шеннолетних принципа разумения.7 О нем - речь впереди, поскольку он уже имеет отношение к действую¬щей ювенальной юстиции и ко всей ее философии.
Более всего примитивная жестокость, игнорирование детства, как естественного состояния человечес¬кой личности, более всего характерны для средневековых правовых актов, в которых не могло не отразить¬ся пламя костров инквизиции. Известные швейцарские исследователи преступности несовершеннолетних Морис и Энрика Вейяр-Цибульские по результатам своих многолетних исследований истории борьбы с пре-ступностью несовершеннолетних свидетельствуют, что частым было применение смертной казни к детям младшего возраста. К ним применялись все виды иных наказании, как ко взрослым преступникам.8 Одина¬ковое со взрослыми наказание, содержание с ними в тюрьмах детей 7-летнего возраста, такие, абсолютно непонятные детям процессуальные действия, как приведение к присяге, и недопустимые - как пытки.
Отсутствие специальной правовой защиты детей и подростков было характерно для известных историко-правовых памятников, таких как «Швабское зеркало» (сборник германских законов ХII в.), «Каролина» (уголовно-судебное уложение короля Карла V, 1532 г). И хотя в них нашло отражение упомянутое проще¬ние наказания, в самих законах были оговорки, позволяющие этот принцип обойти. Так, в «Каролине» в ста¬тье СLХXIХ говорится о преступниках, которые по малолетству «заведомо лишены рассудка». В отношении таких лиц закон предписывает «запросить совета у сведущих людей, как поступить соответственно всем об¬стоятельствам дела и нужно ли применять наказание». Следовательно, именно «сведущие люди» (по нашей современной терминологии - эксперты) и решают, наказывать малолетнего или нет. Кстати, так называемый «эксперт-судья факта» выступал в такой роли и в более поздние времена, даже в состязательном уголовном процессе.
Еще более карательный оттенок был у статьи CLXIV «Каролины», где о несовершеннолетних ворах бы¬ло сказано следующее: «Если вор или воровка будут в возрасте менее четырнадцати лет, то они независимо от каких-либо иных оснований не могут быть осуждены на смертную казнь, а должны быть подвергнуты ... телесным наказаниям по усмотрению (суда) и должны дать вечную клятву». Казалось бы, несовершеннолет¬ний защищен законом от смертной казни. Но нет, вслед за приведенным текстом следует его продолжение: «Но если вор по своему возрасту приближается к четырнадцати годам и кража значительна или же обнару¬женные при том вышеуказанные отягчающие обстоятельства9 столь опасны, что злостность может воспол¬нить недостаток возраста, то судья и шеффены должны запросить ... ответа, должно ли подвергнуть такого малолетнего вора имущественным или телесным наказаниям или смертной казни».10
Юристу ясно, что такая оговорка в законе открывала дорогу именно смертной казни несовершеннолет¬них преступников. Упомянутые выше М. и Э.Вейяр-Цибульские приводят пример по решению английского суда двух детей в возрасте 9 и 10 лет, убивших третьего ребенка. Вопрос о смягчении наказания этим детям не стоял. Так, принцип «злой умысел восполняет недостаток возраста» стал действовать не только в Герма¬нии, но и в Англии, хотя эта последняя страна не восприняла римское право. Удивительно то, что дальней¬шее развитие уголовного права и правосудия давало все больше отклонений от принципа прощения наказа¬ния, когда речь шла о несовершеннолетних. Это было отражением мрачной эпохи средневекового
6 Robert, Ph. Traitededroitmineurs. Place et role dans [evolution du droit francais contemporain. Besanson, 1969. P.59.
7 Robert, Ph., op. cit., P.62.
8 Veillard-Cybulski, M. et H. Les jeunes delinquants dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964. P.65.
9Речь идет о насильственной краже, о краже, совершенной в третий раз (соответственно, статьи СLХ,
СLXII, CLXIII «Каролины»).
10Каролина. Уголовно-судебное уложение Карла V. Алма-Ата, Изд. «Наука» Казахской ССР, 1967. С.114-115.


правосудия. Как не вспомнить его оценку известным все юристам итальянским просветителем Чезаре Бек-кариа в его знаменитом трактате « 0 преступлениях и наказаниях», где он подчеркнул главный порок уголов¬ного права и уголовного процесса во времена инквизиции: «жестокость наказания и беспорядочность уго¬ловного судопроизводства’’.11 Беккариа пишет об этом, не выделяя специально положение несовершеннолетних перед лицом правосудия. Однако сказанное о взрослых выглядит еще более ужасно, если подумать, что все это относится и к детям. Что именно ждало малолетних в том далеком прошлом чело¬вечества и что подтолкнуло 25-летнего Беккариа написать свой трактат, прекрасно сформулировал в своей книге о великом итальянце - наш современный российский криминалист Ф.М. Решетников. Приведу его слева. «Беккариа подверг уничтожающей критике все стороны деятельности феодального суда - принятую в нем формальную систему доказательств, жестокую и нелепую процедуру следствия и судебного разбира¬тельства, несправедливую систему наказаний, главенствующее место в которой занимала смертная казнь...»12
Во второй половине ХVIII в. появились уже статистические данные об отсутствии специальной защиты детей и подростков в суде, при исполнении наказания. Английский юрист П. Кинг, изучив преступность в Ан¬глии за период 1762-1782 гг., установил, что правовая незащищенность детей младших возрастов, содер¬жавшихся в тюрьмах, была, по его словам, абсолютной. Значительную часть заключенных составляли маль¬чики самого младшего возраста и девочки в возрасте 10-13 лет. Все они содержались вместе ее взрослыми осужденными в одном помещении.13 Очевидно, что такая ситуация быстро формировала преступную карье¬ру детей, оказавшихся в тюрьмах. Об этом писали и современники тех событий. Так, в докладе инспектора королевских тюрем Англии и Уэльса за 1836 г. инспектор сетовал на то, что «ребенок входил в тюрьму не за преступление, а по возрасту, выходил же из нее со знанием путей совершения злых поступков».14 Еще более определенно высказался по этому поводу самый известный и почитаемый на Западе исследователь тюрем Джон Ховард. В своем капитальном труде «Государство тюрем» (1776 г.) он оценил бесправное положение детей и подростков в тюрьмах как следствие такого же их положения перед суд.15
Отсутствие специальной правовой защиты несовершеннолетних можно было обнаружить в законах мно¬гих стран в начале и даже в середине XIX века. Такие законы действовали, например, в США. Они устанав¬ливали равную для детей и взрослых уголовную ответственность и наказание, одинаковую для всех лиц, представших перед судом, судебную процедуру. Лишь в середине XIХ в. в этой стране и в ряде других стали появляться законы, создаваться специальные учреждения, где стояла уже задача элементарной зашиты де¬тей и подростков в разных стадиях осуществления правосудия. Но об этом читатель прочтет в следующем разделе данной главы.
Завершая знакомство с тяжелым историческим прошлым несовершеннолетних в орбите правосудия, от¬метим главное:
Наши исторические предшественники-юристы не понимали того, что дети и подростки нуждаются в по¬вышенной юридической защите своих прав в силу их возраста. Игнорирование этого важнейшего факто¬ра привело к тому, что и римское право, и более поздние историко-правовые памятники средневековья и да¬же законы нового времени предусматривали очень ограниченную защиту детей перед законом и судом. Происходило это потому, что детей во все времена, предшествовавшие созданию ювенальной юстиции, рас¬сматривали как неполноценных физически и психически, но взрослых.

2. Вступая в XX век
Вторая половина XIX в. знаменовала собой постепенное, но неуклонное изменение указанного традици¬онного отношения к несовершеннолетним правонарушителям. В тех же США делались попытки облегчить судьбу детей и подростков, оказывавшихся в орбите правосудия. Так, еще в 1824 г. в Нью-Йорке был создан первый реформаторий для детей - с целью оградить их от совместного содержания в тюрьмах со взрослыми преступниками. В 1831 г. закон Штата Иллинойс предусмотрел, что наказание несовершеннолетних за не¬которые виды преступлений должно отличаться от наказания взрослых. В 1869 г. в г. Бостоне (Штат Масса¬чусетс) впервые были организованы заседания суда специально для рассмотрения дел несовершеннолетних, а также осуществлен первый опыт применения к ним режима пробации /воспитательного надзора/, ставше¬го в последствии одним из самых распространенных и, по мнению американцев, самых действенных методов обращения с несовершеннолетними правонарушителями. Федеральный закон США уже содержал предпи¬сание о рассмотрении дел несовершеннолетних в возрасте до 16 лет отдельно от дел взрослых преступников.
И все-таки это были лишь отдельные попытки, которые не меняли кардинально в целом карательную на¬правленность уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Коренной перелом наступил лишь в
" Беккариа Чезаре. О преступлениях и наказаниях. М. ,1939. С. 196.
12Решетников Ф.М. Беккариа. Из истории политической и правовой мысли. М., Юрид. Лит., 1987, С.56
13King, P. Decision -makers and criminal law. 1750-1800. // Hist.Journ., 1984, vol.27, No 1, p.25-58.
14Morris, A., Giller, H. Understanding juvenile justice. L,N.Y., 1987. P.8.
15Prisons past and future. // Commemoration of the be-centenary of Jones Howards «The State of prisons», L.,1978.

самом конце XIХ в. и завершился созданием специального суда по делам о несовершеннолетних. Как уже было сказано выше, этот суд был создан 2 июля 1899 г. в г. Чикаго (Штат Иллинойс). И день 2 июля сразу был провозглашен историческим, днем, когда свою победу одержали прогрессивные силы юридической об¬щественности США.
Конечно, этот поворот в истории правосудия не был неожиданным. За него боролись, необходимость со¬здания ювенальной юстиции стремились доказать. Но необходим был какой-то внешний толчок, импульс, чтобы стало ясно, что без специального правосудия для несовершеннолетних борьба с детской и юношеской преступностью обречена на неуспех. И этот импульс появился в виде небывалого роста преступности несо-вершеннолетних в самом конце XIX в. Европа конца XIX- начала XХ вв. была буквально наводнена толпами юных бродяг и правонарушителей. Существовавшие тогда средства борьбы с преступностью даже в те вре¬мена оценивались как неэффективные, а применительно к несовершеннолетним - как фабрикующие эшело¬ны новых преступников.
Рост преступности несовершеннолетних оказался серьезным аргументом в пользу создания ювенальной юстиции, о которой говорили уже не только в Америке, но и в Европе.
Примеру США, создавшему свой первый суд для несовершеннолетних, последовали другие страны и че¬рез не столь уж длительный период времени возникли национальные суды для несовершеннолетних в разных странах. Их хронология выглядит следующим образом /включены наиболее развитые страны/
1. Северная Америка.
- США - июль 1899 г. (Закон от I июля 1899 г., первый проект закона - в 1891 г);
- Канада - июль 1908 г. (Закон от 20 июля 1908г).
2. Европа.
- Ирландия - 1904 г. (специальная сессия общего суда);
- Англия и Уэльс - август 1905 г. (первый суд по делам о несовершеннолетних); декабрь 1908 г. - вступ¬
ление в силу Закона о детях от 21 декабря 1905 г., создавшего в стране автономную систему судов для несо¬
вершеннолетних;
- Германия - 1907-1908 гг. (соединение функций опекунских судов и судей по уголовным делам о несо¬
вершеннолетних в судах Кёльна, Франкфурта-на-Майне, Бреслау и др.);
Франция - март 1914 г. (Закон от 22 июля 1912 г., вступил в силу 4 марта 1914 г. Создал автономную су¬дебную систему судов для несовершеннолетних);
- Бельгия - май 1912 г. (Закон Картон-де-Виарта от 15 мая 1912 г.);
- Австрия - 21 октября 1908 г. (созданы опекунские суды для несовершеннолетних);
- Испания - 2 августа 1918 г. (созданы опекунские суды);
- Италия - май 1908 г. (Закон от II мая 1908 г., создавший специализированных судей по делам о несо¬
вершеннолетних);
- Португалия - 1911 г. (созданы трибуналы по делам несовершеннолетних соединенные с опекунскими
судами). Первый такой суд был создан в 1911г. в Лиссабоне, второй в 1912 г. - в г. Порто;
- Россия - 1910 г. (создана автономная судебная система по делам о несовершеннолетних);
- Венгрия - 1908 г. (автономная судебная система);
- Румыния (Трансильвания) - 1913 г. (автономная судебная система);
- Польша - 1919 г. (автономная судебная система);
- Швейцария - кантоны:
- Баль - 1911 г. (опекунские советы);
- Женева - 1913 г. (специальная уголовная камера общего суда для рассмотрения дел несовершеннолетних);
- Нойшатель - 1917г. (опекунские советы);
- Цюрих - 1919г. (районный суд мог функционировать как суд для несовершеннолетних);
- Берн - 1915 г. (структура и компетенция суда сходна с судом в кантоне Цюрих);
- Нидерланды - 1905 г. (Закон от 6 февраля 1901 г. и от 12 февраля 1901 г.; созданы временные суды для
несовершеннолетних, действовавшие по упрощенной судебной процедуре);
- Греция - декабрь 1924 г. (циркуляр министра юстиции от 24 декабря 1924 г. установил специализацию
судей по делам несовершеннолетних и специфику судебной процедуры по этим делам). Автономная судебная
система по делам о несовершеннолетних создана Законом 1939 г. Юрисдикция этих судов - исключительно
уголовная и только для рассмотрения деликтов.
3. Африка.
- Египет - февраль 1904 г. (Закон от 14 февраля 1904 г. о создании суда для несовершеннолетних в г.
Александрии; Закон от 6 апреля о создании такого суда в Каире);
4. Азия
- Япония - январь 1923 г. (Закон от 1 января 1923 г., создавший автономную судебную систему по делам
о несовершеннолетних. Одновременно общие суды могли рассматривать дела несовершеннолетних в возра¬
сте от 16 до 18 лет).

5. Австралия и Новая Зеландия.
- Австралия (штаты):
- Западная Австралия - 1907 г. (Закон о благополучии детей 1907 г.);
- Куинслэнд - 1907 г. (Закон о детских судах 1907 г.);
- Виктория - 1915 г. (Закон о судах для детей 1915 г.);
- Тасмания - 1918 г. (Хартия о детях 1918 г.);
- Южная Австралия - 1926 г, (Акт о поддержке детей 1926 г);
- Новая Зеландия - 1925 г. (Закон 1925 г. о благополучии детей). Суды по делам несовершеннолетних
были организованы только в центре страны. На периферии действовали суды общей юрисдикции.
Приведенная хронологическая таблица свидетельствует о том, что опыт чикагского суда для несовер¬шеннолетних получил распространение в мире. Определенное время на это потребовалось, но все же в большинстве стран (в 25 из 36) они возникли в начале XХ в. - до 1915 г.
Это подтверждает мысль о том, что в большинстве стран, как их называют, цивилизованных - намере¬ние создать ювенальную юстицию уже сформировалось.

3. Первые шаги ювенальной юстиции
Создание чикагского суда по делам о несовершеннолетних было своеобразной сенсацией начала XX ве¬ка. Как писал уже упоминавшийся известный российский процессуалист, профессор П.И.Люблинский, «ед¬ва ли можно назвать в современной европейской юридической и педагогической литературе тему более мод¬ную, чем вопрос об американских судах для несовершеннолетних, выдвинувшийся с начала XX в. Идеями этого движения полны труды юристов всех европейских стран. Почти в каждом государстве теперь делают¬ся эксперименты практического осуществления этих учреждений, причем намечаются новые типы, новые формы».16
Следует отметить, что П.И.Люблинский изучал опыт первых десяти лет функционирования чикагского суда непосредственно в США. Важность этого факта подчеркивал и сам П.И.Люблинский, когда писал, что многочисленные работы, статьи, появившиеся после создания первого суда для несовершеннолетних, не ос¬новывались на опыте непосредственного наблюдения за ним в США. Это удалось сделать только П.И.Люблинскому.
При создании судов по делам о несовершеннолетних сразу обнаружился неодинаковый подход в разных странах к виду указанной юрисдикции. В самом начале уже стало появляться немало вариантов. Приведен¬ная выше хронологическая таблица об этом свидетельствует. Автономная ювенальная юстиция возникла от¬нюдь не во всех странах, где были созданы суды для несовершеннолетних. Достаточно четко обозначились два варианта: автономный суд, не связанный с общим судом, и состав общего суда, получивший функции рас¬смотрения дел о несовершеннолетних.
В самом начале существования судов для несовершеннолетних автономная ювенальная юстиция была создана в США, Канаде, Англии, Бельгии, Франции, Греции (вариант), Нидерландах, России, Польше, Вен¬грии, Египте, Японии (вариант), Австралии, Новой Зеландии (вариант), кантонах французской Швейцарии.
В Германии, Австрии, Испании, Португалии, кантонах немецкой Швейцарии функции опекунских судов были соединены с функциями судов по делам о несовершеннолетних, что выдвинуло на первый план их дея¬тельности задачу судебной защиты прав несовершеннолетних, а не задачу борьбы с преступностью, как это произошло в судах первой группы стран.
В некоторых странах пошли по пути создания специализированных составов судей по делам несовершен¬нолетних. Это произошло в Ирландии, Италии, Греции (вариант), Швейцарии (кантон Женева), Японии (ва¬риант), Новой Зеландии (вариант).
Такова была «стартовая ситуация» для начала деятельности ювенальной юстиции.
Далее система развивалась, претерпевая различные изменения под влиянием как общего характера, так и сложностей в рамках отдельных стран. Как происходили эти изменения, будет подробно рассмотрено ниже.
В чем же видели своеобразие новой юстиции, тогда еще не названной ювенальной (говорили только о «детских» судах), юристы-современники ее возникновения и начала ее пути? О ней писали как западные, так и российские исследователи феномена ювенальной юстиции.17
Поскольку первые шаги ювенальной юстиции еще не выявили общность ее философии и концепции для
16Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке, как воспитательные и социальные центры. М.,
1911. С.3.
17Подробно см.: Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте/социально - пра¬
вовые очерки/. М.,1923; Люблинский П.И. Особые суды для юношества в Северной Америке и западной Европе.
СПб.,1908; Позднышев С.В. К вопросу о несовершеннолетних преступниках. - Журнал «Вопросу права», 1910,
кн.11; Гернет М.Н. «Изучение преступности в СССР»/избранные произведения/. М., Юрид. Лит., 1974, С.603-
604; Он же. Дети - преступники. М., 1912; Куфаев В.И. Юные правонарушители. М., 1924; Гродзинский М.. Су¬ды для несовершеннолетних. - Право и жизнь, кн.9 и 10.

всех стран, где она стремительно стала создаваться, исторический интерес для нас, юристов XXI в., представ¬ляет рассмотрение именно национального опыта стран, где суды для несовершеннолетних начали эффектив¬но функционировать. Этими странами являются США, Англия, Франция, Германия и Россия.
США.
Правовая ситуация в этой стране выдвинула сразу два основных требования к ювенальной юстиции: спе¬циализацию судопроизводства и упрощение судебного процесса.
Специализацию создатели американской ювенальной юстиции мыслили в следующих формах: слушание дел несовершеннолетних в особых помещениях, отдельно от дел взрослых подсудимых; изоляция несовер¬шеннолетних от взрослых в местах предварительного заключения; выделение для слушания таких дел специ¬ализированного судьи по делам о несовершеннолетних.
Упрощение судебного процесса по делам несовершеннолетних обосновывали необходимостью умень¬шить вредное влияние на детей и подростков самой процедуры рассмотрения дел в суде. Основания для это¬го, безусловно, были. Вспомним очень низкий возрастной барьер уголовной ответственности в большинст¬ве стран мира в начале XХ века. В некоторых странах он вообще не устанавливался. Именно так обстояло дело в США. Поэтому в данной стране формальная судебная процедура в судах для несовершеннолетних бы¬ла заменена беседой судьи с несовершеннолетним подсудимым. Сразу был поставлен вопрос о необходимо¬сти рассматривать дела при закрытых дверях.
Важной особенностью американского (как принято его называть - «чикагского») суда для несовершен¬нолетних было то, что ему поручалось руководить учреждениями попечительского надзора над несовершен¬нолетними. До создания «детских» судов эти функции в США, да и в других странах, выполняли доброволь¬цы, никому не подчинявшиеся и, кстати, никем не оплачиваемые. С 1905 г. в США был создан институт оплачиваемых попечителей - прообраз современной службы пробации (попечительского надзора). Они уже выступали от имени государства и наделялись законом рядом полномочий. К 1911 г. сеть этих учреждений, как и самих судов для несовершеннолетних, охватила большинство штатов США.18 Быстрота их распростра-нения была тем удивительнее, что в юридическом плане их становление и утверждение в США было отнюдь не простым. Естественно, это касалось самих «детских» судов.
Сложности первых шагов судов для несовершеннолетних в США были связаны, прежде всего, с тем, что они, по мнению противников зарождающейся ювенальной юстиции, якобы, вошли в противоречие с Биллем о правах (1-10 поправками к Конституции США). В качестве примера приводился суд по делам несовершен¬нолетних в г. Филадельфия /штат Пенсильвания/, в законе штата о котором (1901 г.) устранялось участие большого жюри и был еще ряд правил, не предусмотренных в общеуголовном правосудии (например, осо¬бое время и место заседаний суда). Закон 1901 г. был принят, но тут же признан Верховным Судом США не¬конституционным и отменен. До конца 1903 г. он не действовал, пока не были приняты новые законы Шта¬та, где суд по делам о несовершеннолетних был признан не судом уголовной юрисдикции, а частью канцлерского суда (в нем решались в основном гражданские споры).
Таким же упрекам в «неконституциональности» подвергалось и правило рассмотрения дел о несовер¬шеннолетних в закрытых судебных заседаниях. Оппоненты ссылались на V поправку к Конституции, кото¬рая предписывала, чтобы заседание суда было «открытым и публичным». Пришлось даже в некоторых шта¬тах (Айова, Канзас) принять специальные законы, ограничивающие гласность в судах для несовершеннолетних.
И уж совсем необычной для тех времен была воспитательная ориентация самой судебной деятельности в рассматриваемых судах. Надо сказать, что именно в начале своего пути суды для несовершеннолетних следо¬вали этой ориентации неукоснительно и получали, по свидетельству современников, быстрые положительные результаты. Вот что говорили об этом первые американские судьи по делам о несовершеннолетних:19
Судья Харт: «При его (суда - Э.М.) существовании исправительно-воспитательные учреждения не явля¬ются последним средством. Только после того, как исчерпаны средства исправления, предоставляемые семь¬ей, церковью, школой, судами для детей, надзором специальных агентов мы обращаемся к исправлению, ста¬раемся при помощи приюта20 достигнуть того успеха, который не могли достигнуть все остальные средства». Судья Харт был провидцем: в короткой цитате он обрисовал ту систему предупреждения преступности несо¬вершеннолетних, которая считается идеальной и для современных национальных законодательств, для совре¬менных мировых стандартов отправления правосудия для несовершеннолетних. Ознакомившись с прилагае¬мыми к данному пособию Пекинскими правилами ООН 1984г., читатели сами смогут в этом убедиться.
18Подробно см. Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке, как воспитательные и социальные центры. М., 1911. С.7.
19Цит. По книге П.И. Люблинского, Особые суды для юношества в Северной Америке и Западной Европе. СПб.,1908. С.14-16.
20Специальные исправительные учреждения для несовершеннолетних в США, куда в те времена направляли не¬совершеннолетних для применения к ним исправительных мер.

Судья Тахилл: «Здесь мысль о наказании совершенно исключена; факты рассматриваются только как до¬казательства, указывающие на то, находится ли мальчик в состоянии преступности, и должно ли государст¬во, заменяющее ребенку родителей, вступить в отправление своей заботы». Здесь мы видим возрождение доктрины (Государства-отца), оставленной еще римским правом и, по странности ее судьбы, возродившейся в США - стране не континентального, а общего права.
Судья Галлей (оцениваемый в свое время как наиболее уважаемый среди чикагских судей): «За свое краткое существование суд для несовершеннолетних в нашем городе сделал больше для уменьшения пре¬ступности, чем все суды государства за двадцать лет, а один попечитель, ревностно и искренне преданный своему делу, в течение года предупредил более преступлений, чем лучший прокурор, преследовавший пре¬ступления в течение пяти лет».
Трудно представить себе более точную и здравую оценку как специфики суда для несовершеннолетних, так и задач его деятельности. Сейчас, в конце XX в., американские судьи уже не могут делать столь радост¬ные сообщения о позитивных результатах своей работы. Мне довелось провести в 1989-1991 гг. в США се¬рию экспертных оценок эффективности деятельности судов для несовершеннолетних. Американские судьи и ученые оказались весьма пессимистичными в своих суждениях в этой области. Стоит обратить внимание на то, что именно в США раньше других стран Запада, стали раздаваться голоса за замену суда для несовер¬шеннолетних каким-либо альтернативным административным органом, а также - передачу части юрисдик¬ции «детского» суда суду общей (уголовной, гражданской) юрисдикции. Проведенное в 90-е годы двусторон¬нее исследование (Россия - США) по теме «Ювенальная юстиция» показало известное расхождение в позициях российских и американских ученых именно в судьбе судов для несовершеннолетних. Американцы (те, кто участвовал в совместном исследовании - по крайней мере) ратовали за указанные выше две судеб¬ные юрисдикции для несовершеннолетних, а российские участники этого международного проекта - за «чи-стую» ювенальную юстицию.21 Может быть, это потому, что мы ее в 2007 г. создаем (воссоздаем), а амери¬канцы имеют ее в течение более чем 100 лет.
Но, вернемся к первым годам жизни ювенальной юстиции в США. Как считали ее первые исследовате¬ли, главным звеном в ней изначально был суд для несовершеннолетних, а главной фигурой в этом суде был судья, его личность. Один из известных судей по делам несовершеннолетних того времени, Бэрроу (он - то¬же в числе тех, о ком восхищенно писал П.И. Люблинский, рассказывая о своей поездке в США для изуче¬ния «американского чуда» - суда для несовершеннолетних), так характеризует «детского» судью: «Личность судьи является элементом огромного значения для успеха всякого суда для юношества. Такой суд, не может быть отправляем по автоматическим или механическим моделям. Если его свести к чисто техническому ме¬ханизму процессуальных правил, он совершенно не удастся. Стойкий, гуманный человек, обладающий так¬том, большим личным влиянием и знанием закона, знающий детей и могущий снискать их доверие, являет¬ся тем человеком, который нужен для этого дела». Думаю, что человек с такими качествами - модель и для современного судьи по делам о несовершеннолетних.
В первые годы существования «детских» судов в США к его судьям стали предъявляться требования, не привычные для представления о судье у юристов. Как уже отмечалось выше, считалось, что такому судье не¬обязательно быть юристом. В качестве примера приводился самый известный в то время Бен Линдсей, су¬дья по делам о несовершеннолетних в г. Денвере, у которого не было юридического образования. В то же время, высказывалось пожелание, чтобы судья по делам о несовершеннолетних имел образование педагоги¬ческое, а еще лучше, - соединенное с юридическим.
Таким образом, уже с первых шагов новой судебной юрисдикции в США ее противники стали рассмат¬ривать, как посягательство на устои общего правосудия, а именно, на жюри присяжных, на открытый судеб¬ный процесс, на его состязательность.
Еще одно неординарное качество «детского» суда в США, возникшее при его создании и успешно раз¬вивавшееся в первые годы его работы - это связь его с населением судебного округа. Добровольные объе¬динения жителей округа стали активно помогать новому суду. Те, кто помнят развитие нашей советской су¬дебной системы в 60-е годы, увидят поразительное сходства нашего отечественного опыта в этой области и опыта американского (более, чем за 60 лет до этого). Достаточно для этого обратиться к оценке ситуации в США упоминавшегося не раз проф. П.И.Люблинского. «Уже с первых шагов деятельности суда для несо¬вершеннолетних, - писал он, - становится очевидным, что успех его зависит от степени сближения суда с раз¬личными общественными организациями, ставящими своей задачей улучшение положения детей. И повсю¬ду деятельность судьи и попечителей концентрирует вокруг нового учреждения заботы этих обществ».22 Автор указывает на многие благотворительные учреждения США, существовавшие в период создания судов для несовершеннолетних, такие как общества защиты детей от жестокого обращения, женские клубы. Ха-
21Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследователь¬
ский проект. М., Изд. БЕК, 1995. С.125-178.
22Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке, как воспитательные и социальные центры. М.,
1911. С.8.

Характерно то, что суды для несовершеннолетних использовали данные, полученные этими обществами, отно¬сительно условий жизни детей-правонарушителей и даже давали указанным благотворительным организа¬циям об этом соответствующие поручения, а женские клубы использовали для организации надзора за деть¬ми, оставленными на свободе.

Англия и Уэльс.
При всем сходстве моделей ювенальной юстиции в США и Англии и Уэльсе, как в странах, принадлежа¬щих к одной и той системе права, в них (моделях) исторически сложились определенные особенности, кото¬рые с годами увеличивались, создавая значительную дистанцию между американским и английским судами для несовершеннолетних. Ниже, при анализе действующих систем правосудия для несовершеннолетних, эти различия будут изучены и подвергнуты оценке. Здесь же посмотрим, каковы были первые шаги ювенальной юстиции в одной из наиболее развитых европейских стран.
В Англии, как и в США, распространение судов по делам о несовершеннолетних шло очень быстро. Сла¬бая централизация судебной власти в Англии этому в немалой степени способствовала.
Первые суды по делам о несовершеннолетних были созданы в Англии в 1909 г. первым же английским Законом о детях 1908 г. Как видно будет из дальнейшего изложения, такие законы в Англии периодически принимаются до наших дней. Закон 1909 г. назван «Хартией детей». Однако и до его издания под влиянием американского опыта (английские «детские» суды возникли на 10 лет позднее американских) в Англии на¬чали создавать отдельные суды для несовершеннолетних. Так, в 1905 г. первый такой, суд был создан в Бир¬мингеме. Сразу заседания этого суда стали проходить отдельно от общего суда. Это делали суды малых сес¬сий графств, которым Акт о суммарном производстве разрешил время от времени проводить свои заседания в полицейских участках или иных местах за пределами помещения указанного выше общего суда.
Кроме специальных - отдельных - заседаний, в бирмингемском «детском» суде стали действовать следу¬ющие правила:
— проведение заседания за час до открытия общих судов;
— разделение несовершеннолетних подсудимых на категории от степени тяжести совершенных ими пре¬
ступлений;
— присутствие родителей и других близких людей в судебном заседании;
— раздельное рассмотрение дела каждого несовершеннолетнего подсудимого /даже в случаях соучастия/;
— создание при суде корпуса чиновников службы пробации, наделение их функциями изучения личности и
устройства детей-правонарушителей;
— контроль со стороны суда за осуществлением попечительского надзора за этими детьми.
По данным ежегодного отчета английского тюремного ведомства за 1906 г., в Бирмингеме в течение го¬да с момента создания суда для несовершеннолетних количество малолетних преступников уменьшилось значительно, что рассматривалось как успех бирмингемского «детского» суда.
В 1905 г. был издан специальный циркуляр Министерства внутренних дел Великобритании (циркуляр Дугласа Экерса), где говорилось о «желательности» создать суды по делам о несовершеннолетних на всей территории Соединенного королевства. После этого указанные суды стали создаваться интенсивно. В цир¬куляре Д. Экерса уже содержались специальные процессуальные правила отправления правосудия по делам несовершеннолетних. Вот основные из них:
— дела о несовершеннолетних арестованных должны рассматриваться по утрам, ранее всех других дел;
— задержанные несовершеннолетние должны помещаться в особом зале или в помещении поблизости от
суда, куда не допускается другие заключенные;
— несовершеннолетние, приведенные в зал судебного заседания, остаются там до тех пор, пока не наступит
их очередь. Каждое дело несовершеннолетнего рассматривается отдельно от дел других несовершенно¬
летних, хотя они и могут проходить по одному и тому же делу. После допроса несовершеннолетний не ос¬
тается в зале, как это знакомо нам, российским юристам, по нашему современному законодательству. На¬
до сказать, что это общее правило сохранилось в англосаксонском уголовном процессе и до наших дней;
— ни один взрослый подсудимый, кроме соучастников по делу, не может присутствовать в зале суда;
— несовершеннолетний помешается не на скамье ПОДСУДИМЫХ, а сбоку или спереди нее.23
Эти правила были по тому времени, с учетом ритуальности судопроизводства в Англии, просто «револю¬ционными». Поэтому и входили они в судебную практику с трудом и с оговорками. В этом отношении показа¬тельны результаты опроса судей 1001 суда малых сессий (где должны были применяться перечисленные вы¬ше правила судопроизводства), проведенного Министерством внутренних дел в 1906 г. Прежде всего, ответы, были получены только от 847 судов. Судя по полученным ответам, заседания судов для несовершеннолетних в особых помещениях проводил лишь 41 суд, а «в случае необходимости» - 21 суд; 297 судов рассматривали дела о несовершеннолетних как до, так и после рассмотрения других дел. Только в 142 судах требовали, что-


См: Люблинский П.И. Особые суды для юношества в Северной Америке и Западной Европе. С.34-35.

бы несовершеннолетние содержались до явки в суд в особых помещениях. По другим правилам были вообще даны единичные и расплывчатые ответы (например, от 14 судов - «принимались надлежащие меры»).
Хочу обратить внимание читателей на то, что это был первый опыт получения статистических показате¬лей деятельности только что созданных судов для несовершеннолетних и, к чести министерства внутренних дел Великобритании, в те далекие времена, когда судебная статистика еще не стала инструментом анализа преступности, - это его исследование было достаточно массовым (1000 судов). Но приведенные результаты мало что дали для оценки эффективности зарождающейся ювенальной юстиции.
И тем не менее, и в Англии, как и в США, создание «детских» супов шло очень быстро на территории Англии, Уэльса и Ирландии. В Англии они возникли в Манчестере, Ливерпуле, Кентербери, Честере, Ковен¬три, Ноттингеме, Плимуте, Суффолке, Шеффилде и др., в Ирландии - в Дублине, Белфасте, Корке.
Что касается Шотландии, то в этой части Великобритании попытки создать подобный суд в конечном счете успеха не имели, хотя первоначально некоторое подобие «детского» суда и было. Фактически же в Шотландии уже в начале XX в. стала создаваться очень своеобразная юрисдикция для несовершеннолетних. Она была не судебная, а скорее административная. Речь идет о специальных комиссиях по делам детей (Children'sHearing). В несколько измененном виде они действует в Шотландии и сейчас.

Франция.
Эта страна занимает особое место в континентальной системе права. Для нее характерна четкая законо¬дательная регламентация судебного процесса. Построение ее судебной системы отличается значительно большей жесткостью структуры по сравнению с системами стран англосаксонского (общего) права и даже других стран, принадлежащих к континентальному праву. Связано это со значительные вкладом во француз¬ское право конституции Франции и классических кодексов Наполеона, прежде всего уголовного, уголовно-процессуального и гражданского (1808 и 1810 гг.).
На такой правовой базе, естественно, не могла сформироваться модель американского суда для несовер¬шеннолетних, скорее социальная, чем правовая. Во Франции слишком большое место во все времена зани¬мал суд присяжных, чтобы просто уступить свое владение «детскому» суду. И поэтому только во Франции с самого начала было предусмотрено создание, кроме единоличного судьи, также суда присяжных по делам о несовершеннолетних.
Ювенальная юстиция во Франции появилась позже, чем в других европейских странах, и потребовались немалые усилия юристов этой страны для введения в действие этой новой системы правосудия.
Необычен был и сам исторический эпизод появления во Франции «детского» суда. Как ни странно, но первым, кто начал «пропаганду» этого суда, был вовсе не юрист, а инженер Эдуард Жюлье, побывавший в США и по возвращении на родину сделавший в феврале 1906 г. в парижском Социальном музее доклад на эту тему. Основой доклада были материалы Американской тюремной комиссии. Особое место в его докладе получило освещение опыта тогда знаменитого судьи Линдсея.24
Доклад произвел впечатление, как не без иронии писал об ЭТОМ П.И.Люблинский, - «несмотря на не¬обычайную неотзывчивость Франции на иностранные влияния...»25 Было проведено, правда, уже в 1907 г., два заседания Генерального тюремного общества, где уже заслушали по этому поводу доклад профессиона¬ла - судьи трибунала округа Сены, Альбанеля. Впервые им было произведено сравнение судов, занятых де¬лами несовершеннолетних в США и во Франции. Главное различие, как считал судья Альбанель, было не в пользу Франции. Это - отсутствие во Франции (и, соответственно, наличие в США) функции судебного кон¬троля за деятельностью исправительно-воспитательных учреждений, которым суд своим решением переда¬вал несовершеннолетних осужденных. А держать их в своих стенах эти учреждения могли до достижения воз¬раста 21 года. Не считая возможным сразу перенести американскую модель ювенальной юстиции на французскую почву, Альбанель предложил создать свой, французский оригинальный вариант, учитывающий французскую систему правосудия.
В предложенной судьёй Альбанелем модели ювенальной юстиции были привычные для Франции следст¬венный судья, прокурор и, конечно, суд присяжных. До принятия Закона о создании системы судов для несо¬вершеннолетних предлагалось создать в Париже экспериментальный суд такой юрисдикции, который будет рассматривать дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, причем в особых заседаниях суда. Предусматривалась специализация следственных судей и прокуроров по делам несовершеннолетних в общих судах. Надзор за несовершеннолетними обвиняемыми в ходе предварительного следствия поручался специальным чиновникам судебной полиции. Следственный судья, с согласия прокурора мог поместить не-совершеннолетнего в семью или в специальное воспитательное учреждение.
Одновременно с созданием «детских» судов во Франции стали создаваться специальные опекунские со¬веты, которые занимались несовершеннолетними, изъятыми из юрисдикции уголовного суда, то есть детьми в возрасте до 12 лет. Эти советы вошли в систему гражданской судебной юрисдикции, став впоследствии ба-
24Julhiet E. Les tribunaux speciaux pour enfants. P., 1906.
25Люблинский П.И. Особые суды юношества .... С.43.

зой для создания семейных судов.
Следует особо подчеркнуть, что французская ювенальная юстиция, в отличие от англосаксонской, сразу стала строиться на базе строгого следования уголовно-процессуальным требованиям, обязательным для су¬допроизводства. Поскольку они подробно рассматриваются в главе, посвященной действующим вариантам ювенальной юстиции в современном мире, здесь обратим внимание на то, что было включено в упомянутый проект судьи Альбанеля:
— для несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет сохранялся принцип разумения;
— вводилось «второе досье» по делам о несовершеннолетних. Напомню, что это - социально-психологиче¬
ская характеристика самого несовершеннолетнего и его деяния;
— ограничение гласности при рассмотрении дел о несовершеннолетних в суде, однако, с разрешением при¬
сутствовать в судебном заседании представителей учреждений, интересующихся защитой юношества;
— возможность рассмотрения дела несовершеннолетнего в общем суде, если:
1) несовершеннолетний действовал с разумением;
2) совершил тяжкое преступление, указанное в законе;
3) совершил его в соучастии со взрослым преступником, где главным был взрослый.
Все эти условия должны быть в наличии.
Суды для несовершеннолетних во Франции были созданы Законом от 22 июля 1912 г., вступившего в си¬лу только в марте 1914 г. Так что Франция оказалась одной из последних в числе европейских стран, создав¬ших свою ювенальную юстицию.
В период, предшествующий разработке и принятию этого закона, во Франции было предложено множе¬ство законопроектов о судах для несовершеннолетних (кроме проекта Альбанеля, признанного в качестве правительственного). Главное внимание в них занимала специализация правосудия для несовершеннолет¬них. Значительное место отводилось и так называемому социальному исследованию в рамках уголовного процесса по делам о несовершеннолетних. Упомянутое «второе досье» и отражало результаты своего иссле¬дования. Когда мы говорим о концепции и философии ювенальной юстиции, мы должны вспомнить и фран¬цузское «социальное исследование», заложенное в проекты французских юристов в начале ХХ века. Они - в числе тех документов, что заложили основы социальной насыщенности судебного процесса по делам о не-совершеннолетних, как принципа ювенальной юстиции.

Германия.
Здесь, так же как и во Франции, распространение американского опыта организации судов для несовер¬шеннолетних, началось с доклада о ней. Сделал его в июле 1907 г. во Франкфуртском юридическом общест¬ве профессор Фройденталь. Доклад содержал сообщение о чикагском «детском» суде. В основе этого докла¬да, как и доклада Эдуарда Жулье во Франции, были данные официального отчета Американской тюремной комиссии, а также личные впечатления автора, изучавшего этот опыт непосредственно в США. В докладе были предложены рекомендации относительно использования в Германии американского опыта создания «детских» судов. Учитывая, что в Германии в тот период действовали участковые и шеффенские суды, Фрой¬денталь предложил передать им дела о несовершеннолетних, включив в состав этих судов одного специали-зированного судью, которого можно было бы наделить и функциями попечительской власти. Шеффенов (за¬седателей) этих судов предлагалось выбирать из врачей, учителей, представителей духовенства. К компетенции такого судьи, по мысли докладчика, должны быть отнесены лишь дела о преступлениях несо¬вершеннолетних. Признавалась и необходимость проведения процесса по делам этой категории только при закрытых дверях.
Проект Фройденталя был положен в основу организации первого суда по делам о несовершеннолетних в Германии. Этот суд был создан 1 января 1908 г. во Франкфурте.
В отличие от судов для несовершеннолетних в США, в Англии и во Франции, немецкий - франкфуртс¬кий - суд не был автономным. В составе общего суда одному из его членов на год давались двойные полно¬мочия. Первое - рассмотрение всех дел о несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет, подсудных участ¬ковым и шеффенским судам. Этот судья вел предварительное следствие и назывался следственным судьей (Untersuchungs Richter). Второе - опекунское производство в отношении малолетних. Специализация была предусмотрена и для прокурора при суде.
Во франкфуртском суде гласность не была ограничена, но заседания его проходили в специальном поме¬щении, отдельно от других отделений общего суда.
Попечительские функции в суде для несовершеннолетних брали на себя члены союзов попечения о де¬тях. По поручению суда они предоставляли ему сведения об условиях жизни несовершеннолетних подсуди¬мых. По решению суда они брали на себя обязанность попечения о подростках, оставленных на свободе.
Профессор П.И. Люблинский, анализировавший в свое время франкфуртскую модель суда для несовер¬шеннолетних, высоко оценил именно такое соединение в руках судьи карательных и попечительских функ¬ций. Он полагал, что этим «достигаются главные черты судов для юношества: специализация, соединение
опеки и наказания и планомерное привлечение организованного попечительства о малолетних».26

Россия.
Первый суд по делам о несовершеннолетних в России был открыт в С.-Петербурге 22 января 1910 г. За ним последовали многие российские города. Распространение новой судебной системы было очень быстрым. Достаточно сказать, что к 1917 г. такие суды действовали и в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Любаве, Ри¬ге, Томске, Саратове.
В русской дореволюционной, а также в советской юридической литературе 20-х годов деятельность этих судов оценивалась очень высоко, что и объяснило, как пишут авторы, их быстрое распространение по тер¬ритории России.27
В России функции судьи по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних, а также - взрослых подстрекателей подростков. Вопросы гражданского и опекунского производства не относились к юрисдикции «детского» су¬да. Судья этого суда осуществлял судебный надзор за работой учреждений, принимающих на себя заботу о малолетних преступниках. Именно поэтому российские юристы рассматривали суд для несовершеннолетних как «орган государственного попечения о несовершеннолетних, действующий в судебном порядке».28
Позднее, в 1913 г. в компетенцию «детского» суда были включены дела о беспризорных несовершенно¬летних в возрасте до 17 лет. Это сразу расширило сферу его гражданского и опекунского судопроизводства.
Обращу внимание на одно важное обстоятельство. Дореволюционные русские юристы считали именно модель российской ювенальной юстиции наиболее удачной. Им можно верить: в их руках был только что со¬зданный «детский» суд и статистические показатели эффективности его работы.
Суд по делам о несовершеннолетних в России отличали следующие признаки:
— рассмотрение дел о несовершеннолетних единоличным мировым судьей;
— избрание его, как и всякого мирового судьи, среди населения, проживающего в судебном округе;
— профессиональная подготовка судьи предполагала знание им детской психологии. Поэтому предпочти¬
тельны были врачи и педагоги;
— достаточно широкая предметная подсудность этого суда (т.е. круг рассматриваемых дел);
— конфиденциальность судебного разбирательства;
— отсутствие формального обвинительного акта;
— отсутствие формальной судебной процедуры;
— упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком, при участии его
попечителя;
— в основном применение в качестве меры воздействия попечительского надзора /по данным статистики
этих судов, эта мера применялась уже в первые годы в 70% случаев/;
— обжалование решений судов для несовершеннолетних в особое отделение съезда мировых судей (апел¬
ляционную инстанцию на решения мировых судей).
Все эти процессуальные особенности, равно как и особенности судоустройства, отличали в начале ХХ в. и отличают поныне англосаксонскую модель ювенальной юстиции. Сравнение их между собой подтвержда¬ет этот вывод.
Еще одна историческая особенность создания в России первых судов для несовершеннолетних. Ему не¬посредственно предшествовала активизация деятельности российской юридической общественности в под¬держку предлагаемых законопроектов. В числе таких акций было проведение первого в России социологи¬ческого исследования личности малолетних правонарушителей. Исследование имело цель предоставить законодателям данные и аргументы в пользу создания «детских» судов, вернее, в пользу создания особого судопроизводства по делам этой категории. Исследование было проведено силами студентов юридического факультета Московского университета. База исследования - изучение дел, рассмотренных мировыми судья¬ми в отношении несовершеннолетних. Результаты исследования были затем опубликованы в виде статей в сборнике «Дети - преступники».29

4. Первые результаты
Выше мы подробно рассмотрели то, чего не было в общем правосудии применительно к несовершенно¬летним до создания ювенальной юстиции. Что же приобрела борьба с преступностью несовершеннолетних, защита прав подростков после того, как были созданы и начали действовать суды для несовершеннолетних? Ответ на это мы находим в исследованиях современников тех событий - российских и западных юристов.
26П.И. Люблинский. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте. М., 1923. С. 169.
27Выше указывались работы П.И. Люблинского, С.В. Позднышева, М.Н. Гернета посвященные российской юве¬нальной юстиции. Шла в них речь и о первых шагах создаваемых в России судов для несовершеннолетних.
28Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте.... С.166.
29Дети - преступники. М., 1912 (под ред. Проф. М.Н. Гернета).

И снова придется вспомнить П.И. Люблинского - творца российской ювенальной юстиции. В изданном уже после революции (в 1923 г.) его главном труде по этой теме - монографии «Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте», - он обобщил свои многолетние исследования феномена преступности не¬совершеннолетних до и после создания в России ювенальной юстиции и сделал три вывода об исторической ценности тогда еще новой судебной юрисдикции. Его выводы, думается, важны и для нас - юристов России конца ХХ века.
1) Главное значение создания судов по делам о несовершеннолетних, по его мнению, состояло в том, что
они получили функцию изучения личности несовершеннолетних правонарушителей и причин их
правонарушений.
2) Не менее важным было влияние вновь созданной ювенальной юстиции на уголовную политику го¬
сударств в отношении несовершеннолетних.
Как отмечает автор, хотя в законах и были отдельные охранительные нормы в отношении детей и подро¬стков, все же в целом уголовная политика применительно к «ранней преступности» несовершеннолетних была карательной и осуществлялась с помощью наказаний. Смягчение ее произошло именно под флагом ювенальной юстиции.
3)Деятельность судов для несовершеннолетних во всех странах дала в руки юристов - ученых и практи¬
ков - полноценную и регулярную судебную статистику, которая стала сама по себе свидетельство¬
вать в пользу новых судов, подтверждая их эффективность.
Сам П.И. Люблинский провел огромное статистическое исследование деятельности правосудия в отно¬шении несовершеннолетних - более, чем за 50-летний период. В самом общем виде выявленная им статис¬тическая картина преступности несовершеннолетних в Европе выглядела следующим образом:
1) Германия. С 1883 г. (с начала издания регулярной имперской уголовной статистики) происходил зна¬
чительный рост преступности несовершеннолетних. Число осужденных в возрасте от 12 до 18 лет составля¬
ло в 1882 г. 30 719 человек, а в 1900 г. - 48 657 человек. На 10 тыс. населения этой возрастной группы при¬
ходилось осужденных несовершеннолетних 568 чел., в 1900 - 745 чел. Иными словами, абсолютный рост
этой преступности за 18 лет составил 58,3%, а в относительных цифрах - 39% (преступность взрослых за
тот же период возросла на 25%).
2) Англия. Несовершеннолетние в возрасте от 12 до 16 лет, приговоренные к тюремному заключению,
составили: в 1894 г. - 6 604 чел., в 1900 г. - 6 950 чел.
Несовершеннолетних старшей возрастной группы (16 лет - 21 год) было приговорено к тюремному за¬ключению: в 1893 г. - 21 585 чел, в 1900 г. - 14 027 чел.
3) Франция. Количество обвиняемых в возрасте до 16 лет за полвека (1830 - 1880 гг.) возросло на
140%, а в возрасте от16 лет до 21 года - на 247% (преступность взрослых - на 127%). Вдвое возросла пре¬
ступность несовершеннолетних в 1891 - 1900 гг. (в возрастной группе до 16 лет) и в шесть раз - в возраст¬
ной группе от 16 лет до 21 года. По другим источникам, преступность несовершеннолетних во Франции вы¬
росла за периоды 1831 - 1840 гг. по 1891 - 1900 гг. вдвое (в возрастной группе до 16 лет/ и в шесть раз /в
возрастной группе от 16 до 20 лет).30
4) Россия. В последнее пятилетие XIX в. в стране не наблюдалось роста числа осужденных несовершен¬
нолетних. Рост (15%) наблюдался по «тюремным» делам (взрослых осужденных - 7%).31
В первой четверти ХХ в. статистические показатели по приведенным странам распределялись следую¬щим образом:
1) Германия. Период с 1901 по 1910 гг.: увеличение абсолютных цифр преступности несовершеннолет¬
них незначительное - на 3% (несовершеннолетние в возрасте от 12 до 18 лет). По относительным цифрам -
ощутимое снижение на 11%.
2) Англия. В первое десятилетие ХХ в. отмечается резкое падение преступности несовершеннолетних,
особенно в возрасте до 16 лет. Как пишет П.И. Люблинский, в 1910 г. их было всего несколько десятков,
тогда как в 1900 г. - 1353 чел.32
Объяснение этого феномена все исследователи преступности несовершеннолетних видят в издании в 1908 г. первого английского Акта о детях и введении в стране новой системы судов по делам о несовершен¬нолетних. Снижение числа осужденных отмечено и в старшей возрастной подгруппе несовершеннолетних (в возрасте от 16 лет до 21 года), где в 1900 г. было 14 027 осужденных, а в 1910 г. - 11 543. Правда, здесь сни¬жение показателей преступности объясняли иначе: направлением несовершеннолетних в специальные за¬крытые воспитательные (борстальские) учреждения. Направляемые туда не считались осужденными и из су¬дебной статистики исключались.
С 1910 г. в Англии была введена статистика судов по делам о несовершеннолетних. Соответственно, в
30Гернет М.Н. Моральная статистика. М., 1922. С. 102.
31См.: Люблинский П.И. Указ. соч., С. 18-19; Тарновский Е.Н. Преступность несовершеннолетних в России. -
Журн. Министерства юстиции, 1899. Кн. 9; 1913. Кн. 10.; Гернет М.Н. Дети - преступники.
32П.И. Люблинский, указ. соч., С.11.

этих судах было зарегистрировано уже 31 467 несовершеннолетних правонарушителей в возрасте до 16 лет, тогда как в общих судах в том же году было лишь 2 620. Это означало, что ювенальная юстиция в Англии за¬работала. Характерный статистический показатель: в 1911 г. в Англии к тюремному заключению был приго¬ворен всего один несовершеннолетний в возрасте до 16 лет. Это - уже свидетельство отступления каратель-ной политики в отношении несовершеннолетних, что тоже связано с созданием в стране ювенальной юстиции.
3) Франция. Для нее характерно не снижение преступности несовершеннолетних в первое десятилетие
XX в., (как это наблюдалось в других западноевропейских странах), а ее рост. В Отчете управления уголов¬
ной статистики Франции за 1907 - 1908 гг. приводятся следующие данные: число несовершеннолетних в воз¬
расте 11-15 лет, обвинявшихся в совершении преступлений, в 1905 г. составляло 24 человека, в 1908 г. - 31
чел., в возрасте 16-18 лет: в 1905 г. -119 чел., в 1908 г. - 162 чел.
Хотелось бы обратить внимание на то, что ювенальная юстиция во Франции была создана в 1912 г.
4) Россия. Она оказалась в числе тех европейских стран, где преступность несовершеннолетних в пер¬
вое десятилетие ХХ в. не снижалась, а росла. Правда, и здесь нельзя забывать, что суды для несовершенно¬
летних в России были созданы в 1910 г., а значит, рост показателей числа осужденных несовершеннолетних
в течение изученного периода касался и общих судов. Рост этот был значительным: в младшей возрастной
группе - от 10 до 17 лет - увеличение числа осужденных вдвое (взрослых осужденных - на 35%). Дифферен¬
цировано по видам судов: мировые суды - рост на 118%; общие суды - на 78% - в 1910 г. по сравнению с
1890 г. Здесь надо учесть, что к концу рассматриваемого периода основная масса несовершеннолетних ста¬
ла проходить через мировые суды. Эти суды в своей деятельности были менее, чем общие суды, ориентиро¬
ваны на применение наказаний к несовершеннолетним.
Изучая судебную статистику в России, П.И. Люблинский подчеркнул еще два обстоятельства: что в его исследование не вошли дела о малозначительных правонарушениях несовершеннолетних; что необходимо учесть рост населения страны именно в возрастной группе 10-17 лет.33
После создания в 1910 г. в Петербурге особого суда по делам несовершеннолетних основная масса пре¬ступлений несовершеннолетних /по данным судебной статистики/ стала отражаться в реестрах этого суда, а также других подобных судов, например, в Москве, в Киеве. Но и по данным этих судов констатировался продолжающийся рост (например, в Петрограде в 1915 г. в полтора раза по сравнению с 1906 г). Видимо, и здесь «перекачивание» дел несовершеннолетних из общих в «детские» суды приводило к тому, что какая-то часть правонарушений в статистические реестры судов для несовершеннолетних все же не попадала, а часть малозначительных - статистикой не учитывалась.
Завершая этот небольшой обзор состояния преступности несовершеннолетних в первое десятилетие ХХ в. по сравнению с последним десятилетием века XIX-го, необходимо сделать две оговорки:
1) статистический массив был явно невелик и разнороден;
2) не во всех сравниваемых странах в этот период действовали суды для несовершеннолетних, а следо¬
вательно, нельзя окончательно решить вопрос о влиянии возникшей ювенальной юстиции на эффективность
борьбы с преступностью детей и подростков.
И все-таки позитивные результаты налицо: увеличение внимания общества к этой проблеме, быстрое развитие идей о специальной судебной юрисдикции для несовершеннолетних, явный переход от карательной уголовной политики в отношении несовершеннолетних к политике воспитательной.

5. Российская автономная ювенальная юстиция: начало и конец пути. Проблески возрождения
Истории ювенальной юстиции в России надо уделить особое внимание и не только потому, что это исто¬рия нашей страны. Важна здесь неординарная судьба этой ветви правосудия, повлиявшая существенным об¬разом на ту модель правосудия, занимающегося несовершеннолетними, которую мы имеем сейчас. Выше кое-что по этому поводу было сказано. Напомню, что речь шла о своеобразии российской модели суда по де¬лам о несовершеннолетних, особенностях его организации и процессуальных правилах деятельности.
Сейчас нам предстоит проанализировать длительный послереволюционный путь российской ювеналь¬ной юстиции (1917 - 1959 гг.). Только изучение деятельности судов, правоохранительных органов в их борь¬бе с преступностью несовершеннолетних позволит нам подойти «во всеоружии» к анализу нашего действу¬ющего правосудия по делам о несовершеннолетних.
Итак, первый суд для несовершеннолетних в России был создан в С.-Петербурге в 1910 г. На какой пра¬вовой базе он начал функционировать?
В уголовном законодательстве в тот период содержались некоторые охранительные нормы, касающиеся несовершеннолетних. Согласно этому законодательству, судебному преследованию подвергались несовер¬шеннолетние в возрасте с 10 лет (ст. 137 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных).34 Часть 2-я этой статьи предусматривала льготный режим уголовной ответственности для несовершеннолетних и в воз¬расте от 10 до 17 лет, совершивших преступление «без разумения».
33П.И. Люблинский. Указ. соч. С.17.
34Свод законов Российской империи. Том XV (изд. 1909 г).

Были специальные разъяснения в законе относительно несовершеннолетних, совершивших преступле¬ния «с разумением». Их направляли по преимуществу в исправительные заведения для несовершеннолет¬них. При невозможности поместить их в эти заведения, они заключались на срок, определенный судом, но не долее, чем до достижения восемнадцатилетнего возраста, в особые помещения, устроенные для них при тюрьмах или дома для арестованных по приговорам мировых судей.
Согласно статье 137-1 (по процедуре 1909 г.) в местностях, где не устроены указанные воспитательно-исправительные заведения для несовершеннолетних, или в случае недостатка в них свободных помещений; несовершеннолетние в возрасте от 10 до 18 лет, признанные судом как совершившие преступления без ра¬зумения, могли быть отданы «для исправления» на срок, определенный судом, но не более, чем до достиже¬ния ими возраста 18 лет, в монастыри их вероисповедания, если в месте производства по делу такие монас¬тыри были и если по правилам, для них установленным, в них не запрещено проживание посторонних лиц. Как сказано было в ст. 137-1, «избрание православных монастырей для помещения в них несовершеннолет¬них производится по предварительном сношении с местными архиепископами».
Статья 138 Уложения о наказаниях предусматривала замену несовершеннолетним в возрасте от 10 до 14 лет, совершившим преступления с разумением, следующих наказаний: смертной казни, каторжных работ, лишение гражданских прав, ссылки - на лишение свободы от двух до пяти лет; содержание в специальных от¬делениях для несовершеннолетних при тюрьмах и арестных домах (за менее тяжкие преступления, за кото¬рые следовало лишение всех прав и заключение в тюрьму), - на направление в исправительно-воспитатель-ные заведения для несовершеннолетних на срок от одного месяца до года. В статье 138-1 указано и на возможность помещения таких несовершеннолетних в монастыри (аналогично правилам статьи 137-1).
Таким образом, в законах России конца XIX в. содержались юридические нормы, предусматривавшие уменьшение тяжести уголовного наказания несовершеннолетним. Как уголовное, так и уголовно-процессу¬альное законодательство содержали положения о повышенной юридической защите несовершеннолетних по сравнению со взрослыми подсудимыми. Вместе с тем, значительный объем судейского усмотрения по этим делам (решение вопроса о действиях «с разумением», вынесение приговоров без установленного срока) -все же ставили несовершеннолетних в положение лиц, не защищенных законом.
Говоря о правовой базе ювенальной юстиции в России на рубеже XIX - ХХ веков, нельзя забывать об од¬ном российском законе, сыгравшем отнюдь не положительную роль в уголовной политике в отношении не¬совершеннолетних, тем более, что этот закон действовал и в период работы в России судов для несовершен¬нолетних, - вплоть до его отмены лишь в 1918 г. Речь идет о Законе от 2 июля 1897 г. «О малолетних и несовершеннолетних преступниках».35
Этот закон сохранил для подростков наказание в виде заключения в тюрьму, хотя и в специальных для них помещениях. К несовершеннолетним в возрасте от 17 до 21 года (совершеннолетие в дореволюционной России наступало с 21 года) закон предусматривал каторгу и поселение. В русской литературе тех времен об этом законе было сказано следующее: «Насколько крепко держится действующее русское законодательст¬во за наказание в борьбе с детской преступностью, видно, между прочим, из того, что несовершеннолетний 14 - 18 лет, действовавший с разумением, может быть заключен в тюрьму на 12 лет, а 10 - 14-летний в осо¬бое помещение при тюрьме на срок до 5 лет. Несмотря на предоставленную суду возможность отправлять малолетних преступников в исправительные колонии, число осужденных в тюрьму значительно выше, неже¬ли число приговоренных к отдаче в колонии».36 В статье приводятся и соответствующие статистические дан¬ные. За период 1898 - 1907 гг. 4074 несовершеннолетних было осуждено к помещению в колонии и 8442 -тюрьмы и арестные дома. По отчету Главного тюремного управления за 1912 г. в тюрьмы и арестные дома направлено уже 15822 несовершеннолетних преступника в возрасте 10-12 лет. Стоит обратить внимание на то, что в 1912 г. в России уже работали суды для несовершеннолетних.
Словом, Закон от 2 июля 1897 г. был явно реакционный и так он и оценивался прогрессивными русски¬ми юристами. Любопытный исторический факт: отмену Закона от 2 июля 1897 г. Декретом Советской вла¬сти от 17 января 1918 г. приветствовали юристы - и приверженцы либеральных взглядов, и сторонники Со¬ветской власти.
Таким образом, в целом российская ювенальная юстиция в начальный период своего развития имела по¬тенциальные правовые возможности усилить карательную направленность судебной политики в отношении несовершеннолетних. Вполне возможно, что это не дало при осуществлении первых российских декретов о суде возможности обратить более серьезное внимание на молодую ювенальную юстицию. А может быть, здесь сработал всеобщий принцип того времени «мы наш, мы новый мир построим»? Как бы то ни было, но автономная российская ювенальная юстиция перестала существовать по декрету Совнаркома России от 17 января 1918 г. и была заменена на другую систему, которая, по мнению ее создателей, была более гуманной, более приспособленной к обращению с детьми и подростками.
35Закон от 2 июля 1897 г. «О малолетних и несовершеннолетних преступниках». СПб, 1899.
36Энциклопедический словарь. Братья Гранат и Ко. 7-е изд. СПб, 1913.

Рассмотрим подробнее, в чем состояли эти преобразования судебной системы по делам о несовершен¬нолетних.
Начались они уже в январе 1918 г. и были продолжены через два года после этого - в марте 1920 г. Речь идет о двух декретах советской власти - от 17 января 1918 г. о комиссиях для несовершеннолетних37 и от 4 марта 1920 г. о суде над несовершеннолетними.38
Декрет о комиссиях для несовершеннолетних внес существенные изменения в привычное российским юристам правосудие по делам несовершеннолетних: отменил тюремное заключение несовершеннолетних (что, как уже было сказано, юридической общественностью приветствовалось) и суды для несовершенно¬летних. Статьей 2-й Декрета устанавливалось, что «дела несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, заме-ченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссий о несовершеннолетних». Более того, все дела лиц этой возрастной группы, которые к тому времени находились в производстве каких-либо судов, а также закончились осуждением, подлежали пересмотру указанными комиссиями (статья 6 Декрета). Со¬временные юристы, наверное, насторожились, прочитав эту статью декрета. Думаю, что у них сразу возник вопрос: а какова была квалификация членов этих комиссий? Дальнейшее рассмотрение покажет, что опасе¬ния, если они возникли, не напрасны.
А для юристов тех лет непривычной была ведомственная принадлежность созданных комиссий о несо¬вершеннолетних. Они находились в ведении Наркомата общественного призрения.
Комиссии включали представителей трех ведомств: общественного призрения, просвещения и юстиции. Одним из членов комиссии обязательно должен был быть врач.
В компетенцию комиссий входило освобождение несовершеннолетних от ответственности или направ¬ление их в одно из «убежищ» Наркомата общественного призрения (сообразно характеру деяния).
30 июля 1920 г. была опубликована разработанная инструкция о работе комиссий о несовершеннолет¬них. В целом это был ярко выраженный медико-психологический и педагогический документ, определяющий именно такую направленность этих комиссий. И она отражала общую ориентацию уголовной политики в от¬ношении несовершеннолетних.
Однако, в отличие от Декрета от 17 января 1918 г., инструкция все же предусмотрела передачу несовер¬шеннолетнего «вместе с делом» народному судье, правда, в весьма своеобразной форме. Происходило это в следующих случаях:
— если признано недостаточным применение к несовершеннолетнему медико-психологических воспита¬
тельных мер;
— при упорных рецидивах;
— при систематических побегах из Детских домов;
— при явной опасности для окружающих оставления несовершеннолетнего на свободе.39
Странным может показаться нам, современным юристам, правило статьи 10 инструкции, согласно кото¬рой дела о тяжких преступлениях несовершеннолетних в возрасте старше 14 лет поступали в течение 24 ча¬сов с момента их задержания народному судье, являющемуся членом комиссии о несовершеннолетних. Су¬дья в течение трех суток должен был провести необходимые следственные действия относительно фактической стороны дела, роли несовершеннолетнего в преступлении (если оно совершено в соучастии со взрослыми) и внести в комиссию доклад о результатах расследования. Таким образом, по инструкции окон¬чательное решение принадлежало не судье, а комиссии о несовершеннолетних.
В инструкции было еще одно правило: малолетние в возрасте до 14 лет и несовершеннолетние в возра¬сте до 18 лет, задержанные за совершение действий, не имеющих общественно опасного характера, не на¬правлялись для разбора их дел в комиссии о несовершеннолетних. Последние лишь утверждали постановле¬ния администрации приемных и распределительных пунктов, куда поступали эти подростки. Утверждение комиссиями касалось назначенных им мер воздействия. После утверждения постановления администрации вступали в силу. Думаю, что юристы сразу обратят внимание на резкое снижение в таких случаях гарантий прав детей и подростков.
Заседания комиссий о несовершеннолетних были публичными. Разрешалось присутствие прессы, но было запрещено публиковать фамилии несовершеннолетних.
Справедливости ради надо сказать, что комиссии о несовершеннолетних все же восприняли опыт судов для несовершеннолетних дореволюционной России в части, касающейся организации социальных служб по изучению личности и условий жизни несовершеннолетних правонарушителей. Что же касается процедуры разбирательства дел в комиссиях, то она была еще менее урегулирована правовыми нормами, чем такая про-цедура в судах для несовершеннолетних. Преимущественное участие не юристов в заседаниях и в принятии решений о судьбе несовершеннолетних снижало юридический уровень деятельности комиссий и, соответст-
37СУ РСФСР, 1918, №1 3-62, 17 января 1918г., отдел первый.
38 Ленинский сборник XXIV, М, 1933. С.185-186.
39 СУ РСФСР, 1920, № 1-100, 30 июля 1920 г., № 68.

венно, - защищенности детей и подростков перед лицом этих комиссий. Приходится с сожалением констати¬ровать, что этот изъян оказался живучим и, несмотря на серьезные перемены, низкий уровень правовой за¬щищенности подростков в указанных комиссиях сохранился до наших дней - в современных российских ко¬миссиях по делам о несовершеннолетних.
Оценивая первые шаги учреждений, заменивших «детский» суд в борьбе с преступностью несовершен¬нолетних, нельзя забывать своеобразие того периода именно в плане участия в этой борьбе представителей широких слоев общественности. Тогда оно стало приоритетным.
И, вместе с тем, почти полное отсутствие соответствующих знаний и опыта, тем более в судебной дея¬тельности, неизбежно должно было приводить и приводило к юридическому нигилизму. Очевидно, что здесь необходимо, по крайней мере, руководство этой работой со стороны юриста-профессионала. А в комиссиях о несовершеннолетних его участие было сведено до минимума.
Однако жизнь очень скоро заставила вспомнить о судах. Ведь подростки совершали не только малозна¬чительные проступки, но и вполне опасные преступления. Сами по себе эти преступления исчезнуть не мог¬ли, а бороться с ними у комиссий для несовершеннолетних не было эффективных средств. Здесь должен был действовать механизм настоящего правосудия, а не его суррогат.
В феврале 1920 г. был разработан и внесен на рассмотрение правительства проект Декрета «О суде над несовершеннолетними». Он был утвержден постановлением СНК РСФСР 4 марта 1920 г.
В отличие от Декрета от 17 января 1918 г., Декрет от 4 марта 1920 г. допускал уже передачу дел несо¬вершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в народный суд, - если комиссия о несовершеннолетних устано¬вила невозможность применить к ним медико-педагогические меры. В примечании к п.4 Декрета предписы¬валось Народному комиссариату юстиции помещать несовершеннолетних отдельно от взрослых преступников и организовать для подростков такие учреждения. В качестве воспитательной меры несовер¬шеннолетних можно было помещать в реформатории. Предварительное и судебное следствие тоже вел су¬дья.40 Все это свидетельствовало о возврате к некоторым правилам ювенальной юстиции, принятым в рос¬сийском дореволюционном суде для несовершеннолетних.
И, тем не менее, Декрет от 4 марта 1920 г. не имел в виду восстановление автономной ювенальной юс¬тиции. Напротив, он сохранил юрисдикцию комиссий по делам несовершеннолетних. Эти дела были отнесе¬ны к компетенции общих народных судов, где были организованы специальные составы судей (тоже просу¬ществовали до 1935 г).
1922 год ознаменовался усилением карательной уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Уголовный кодекс РСФСР, в статье 18, установил общее правило: к несовершеннолетним в возрасте от 16 до 17 лет не могли применяться все виды уголовных наказаний, что и ко взрослым, вплоть до смертной казни. Правда, в опубликованном вскоре примечании к статье 33 УК было сказано: «Высшая мера наказания - рас¬стрел - не может быть применена к лицам, не достигшим в момент совершения преступления 18-летнего возраста». Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик, в ст.32, предписыва¬ли применять более мягкие меры социальной защиты (термин, заменивший наказание) к лицам, не достиг¬шим совершеннолетия. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. также исключил несовершеннолетних в возрасте до 18 лет из числа тех, к кому могла быть применена высшая мера наказания. Как известно юристам /сту¬дентам, надеюсь, тоже/, это правило не отменялось никогда и отражено в двух последующих УК России: в ст.23 УК РСФСР 1960 г. и в действующем УК РФ 1997 г., в статье 59, п.2. И все-таки, обратите внимание на это незыблемое правило. Оно в определенный момент нашей истории вступило в противоречие с законода¬тельством 1934 - 1935 гг., которое можно назвать чрезвычайным. Запомните и сравните с тем, что вам пред¬стоит узнать чуть позже.
В законодательстве тех времен, касавшемся правосудия для несовершеннолетних, боролись две тенден¬ции: ослабления и ужесточения репрессии. В УК РСФСР 1926 г. победила первая тенденция. Кроме запре¬та применения к несовершеннолетним смертной казни, УК 1926 г. (ст. 14-а) предусмотрел обязательное смяг¬чение им наказания: в возрасте от 14 до 16 лет - наполовину, а в возрасте от 16 до 18 лет - на одну треть. Это был уже тот самый прямой протекционизм несовершеннолетним (только по одному возрасту), который упо¬минался выше, когда речь шла о ювенальной юстиции в странах Запада. В дальнейшем своем развитии рос¬сийское уголовное право от этого принципа отказалось, УК 1960 и 1997 гг. его не восприняли.
Приведенные факты свидетельствовали о том, что в России в 20-е годы вновь произошла переориента¬ция законодательства и практики на судебные формы борьбы с преступностью несовершеннолетних. Это от¬разилось и в ряде процессуальных норм. УПК 1922 г. предусмотрел ряд правил судопроизводства по делам несовершеннолетних, утвердив судебный порядок рассмотрения этих дел, наряду с их рассмотрением в ко-миссиях по делам несовершеннолетних.
В числе таких процессуальных норм можно указать на обязанность суда установить возраст подсудимо¬го, запрещение несовершеннолетним присутствовать в зале судебного заседания.
40 Собрание узаконений и распоряжений РСФСР, 1920 г. №13, ст.83.

Однако в тот период был еще очень прочен приоритет комиссии по делам несовершеннолетних в рассмо¬трении дел данной категории. Об этом свидетельствовало следующее правило статьи 40 УПК 1922 г.: «При наличии в деле нескольких обвиняемых, из которых один или несколько несовершеннолетних (менее 16 лет), дело в отношении последних должно быть выделено и передано в комиссию о несовершеннолетних». И УПК в редакции 1923 г. внес в этом отношении свой «вклад»: предписал рассматривать дела несовершеннолет¬них в возрасте от 14 до 16 лет в судебном порядке только по постановлению комиссии о несовершеннолет¬них. Для нас - юристов конца ХХ века, такое положение однозначно представляется юридическим нонсенсом: суд, орган правосудия, не может действовать по предписаниям административного органа - комиссии о не¬совершеннолетних. Очевидно и то, что здесь произошла явная потеря гарантий прав личности в уголовном процессе.
И все-таки в УПК 1923 г. сформировалась, назовем ее условно, - вторая послереволюционная модель российской ювенальной юстиции. Она включила правила подсудности дел о несовершеннолетних, требования к профессиональному подбору народных заседателей, сроки рассмотрения дел этой категории. Впервые было сформулировано правило о недопустимости рассмотрения дел несовершеннолетних без участия защиты.
К сожалению, эта «вторая модель» ювенальной юстиции развития не получила. Анализ последующего нормативного материала (в основном это были подзаконные акты 30-40 гг.) вновь показывает отчетливую тенденцию карательной переориентации правосудия в отношении несовершеннолетних, причем без всяких объективных оснований, поскольку преступность не претерпела особых изменений. Кстати, попытки пред¬ставить ее более опасной были. В 30-е годы борьба с преступностью несовершеннолетних использовалась как способ «выявления врагов народа», например среди родителей подростков.
Формальным рубежом карательной переориентации уголовной политики в отношении несовершенно¬летних стали некоторые законодательные акты того времени. Речь прежде всего идет о постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Постанов¬ление это определило на долгие годы отнюдь не демократическую прокурорскую и судебную политику в от¬ношении несовершеннолетних. Оно действовало в течение 24 лет и только в 1959 г. было отменено вместе с другими нормативными актами, утратившими силу в связи с введением в действие нового уголовного и уго¬ловно-процессуального законодательства. Содержание законодательства от 7 апреля 1935 г. дает основание связывать его с другим постановлением советского правительства и руководства ВКП/б/, а именно, от 5 де¬кабря 1934 г., известным в истории советского законодательства как открывшим ворота политическим ре¬прессиям и массовым нарушениям прав человека в нашей стране.
Постановлением от 7 апреля 1935 г. возраст уголовной ответственности по значительной части составов преступлений был снижен до 12 лет. Восстанавливался принцип применения к несовершеннолетним всех видов наказаний; отменена статья 8 Основных начал уголовного законодательства СССР, в которой речь шла об обязательном применении к малолетним правонарушителям мер медико-педагогического характера и о преимущественном их применении к несовершеннолетним. В УПК РСФСР была ликвидирована ст. 38 о вы¬делении дел несовершеннолетних в отдельные производства и направлении их в комиссии по делам несовер¬шеннолетних. Постановлением ВКП/б/ и СНК СССР от 20 июня 1935 г. были ликвидированы и сами эти комиссии. Обоснование этого решения выглядит странно: в целях повышения ответственности самих несо-вершеннолетних и их родителей. Отказ от помощи комиссий, пусть даже имевших изъяны в правовом обес¬печении, да еще в период тотальной борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью (именно так на¬зывалось постановление от 20 июня 1935 г.), свидетельствовал о выдвижении на передний край борьбы с преступностью несовершеннолетних карательных методов и органов, их применяющих.
Здесь, мы хотим обратить внимание читателей на одну коллизию в законе, о которой упомянули выше. Суть ее в следующем. Статья 22 УК РСФСР 1926 г. установила запрет применения смертной казни к несовершен¬нолетним. При всех изменениях уголовного законодательства этот запрет ни разу не был отменен. В то же время, эта норма вступила в противоречие с постановлением от 7 апреля 1935 г., предусмотревшим приме¬нение к несовершеннолетним всех видов наказания.
В период 1938-1941 гг. значительно реже стали издаваться правоприменительные акты ведомств, каса¬ющиеся несовершеннолетних, а содержание тех, что выходили, становилось всё более карательным.
С постановлением от 7 апреля 1935 г. тесно связан еще один юридический акт. Это - Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поезда». Указ также снизил возраст уголовной ответственности до 12 лет за преступления, в нем перечисленные. В связи с этим был издан приказ Наркомюста СССР и Прокура¬туры СССР от 26 декабря 1940 г. №194/235.41 В нем вновь было обращено особое внимание на выявление взрослых подстрекателей и организаторов преступлений несовершеннолетних. Отметим, что в Указе от 10 декабря 1940 г. были перечислены такие преступления, как развинчивание рельсов, подкладывание под рельсы различных предметов. В практике часто «организаторами и подстрекателями» считались родители,

41 Сборник приказов и инструкций Министерства Юстиции СССР. 1936-1946гг.

и их вместе с детьми обвиняли в соучастии в совершении диверсионных актов на железнодорожном транс¬порте.
В 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О применении судами постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Этот указ, сделав резкое замечание судебной практике о применении постановления от 7 апреля 1935 г. только к умышленным преступлениям несовершеннолетних, распространил его действие и на преступления, совершенные по неосторожности. До этого Указа Пленум Верховного суда СССР ориентировал суды на при¬влечение несовершеннолетних к уголовной ответственности по постановлению от 7 апреля 1935 г. только за умышленные преступления. Так был нанесен фактически еще один удар по гуманистическим традициям ювенальной юстиции, пытавшейся существовать и в те мрачные времена.
Все рассмотренные выше законодательные и правоприменительные акты определили карательную ори¬ентацию правосудия в отношении несовершеннолетних на длительный период времени - от 1935 до конца 50-х гг. Как уже отмечалось, они утратили силу в связи с принятием нового уголовного и уголовно-процес¬суального законодательства СССР и союзных республик в 1958-1961 гг. Ушли в прошлое и комментировав¬шие их многочисленные приказы, инструкции, директивные письма юридических ведомств. Глаз читателя обычно не задерживается на документах, на которых есть гриф «Утратил силу». Но, думаю, серия норматив¬ных актов 30-40-х годов должна изучаться и сейчас, потому что только знание механизма нарушения закон¬ности позволит выработать средства противостояния ему. Противозаконный акт утратил силу, но не забыт -хотя бы для того, чтобы избежать повторения прошлых жестоких ошибок.

Контрольные вопросы по теме «Исторический путь ювенальной юстиции».
1. Как трактовалось в историко-правовых памятниках правовое положение несовершеннолетних перед
судом?
2. Чем можно объяснить длительность исторического периода, в течение которого в системах правосу¬
дия отсутствовала ювенальная юстиция?
3. Почему во второй половине XIX в. появление в мире ювенальной юстиции стало неизбежным?
4. В чем особенность социально-правовой ситуации в конце XIX в., ускорившей создание ювенальной
юстиции?
5. В чем состояли успехи и трудности первых шагов ювенальной юстиции? Каковы были особенности со¬
здания ювенальной юстиции в США, Англии, Франции, Германии, России?
6. Сравните между собой первые суды для несовершеннолетних в США (Чикагский суд), в Англии (Бир¬
мингемский суд), в Германии (Франкфуртский суд) во Франции и России. Какому варианту суда можно от¬
дать предпочтение и почему? В чем сходство перечисленных видов «детских» судов, в чем различия?
7. Как вы оцениваете требования к личности судьи по делам несовершеннолетних в первом, «классиче¬
ском» (Чикагском) суде? С чем вы согласны, с чем - нет, и почему?
8. В чем вы видите причины ликвидации в советской России ювенальной юстиции (судов для несовер¬шеннолетних, созданных в 1910 г.)?
__________________

________________________________________
ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННАЯ ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ

1. Предварительные замечания
В этой главе речь пойдет о действующей ювенальной юстиции, а значит, основное внимание в ней будет уделено отправлению правосудия по делам несовершеннолетних, процессуальным аспектам ювенальной юс¬тиции. Именно судопроизводство по делам несовершеннолетних позволяет правильно оценить единство и разли¬чия ювенальной юстиции, когда речь идет о разных ее моделях, о разных видах судов по делам о несовершен¬нолетних.
В современном мире существует большое разнообразие таких судов. В хронологической таблице созда¬ния «детских» судов их различные виды указывались. И тем не менее, все эти суды в большей или меньшей степени тяготеют к двум основным моделям - англосаксонской и континентальной. Выше не раз подчерки¬валось, что в современной России ювенальной юстиции в современном ее понимании нет, а потому и рассма¬тривать ее мы будем отдельно, как это было сделано с анализом истории советского периода правосудия для несовершеннолетних в России (1918-1959).
Учитывая отсутствие в нашем законодательстве аналогов «чистой» ювенальной юстиции и в то же вре¬мя необходимость учета многолетнего опыта ее действующих западных моделей, мы начнем рассмотрение современной ювенальной юстиции именно с указанных выше англосаксонской и континентальной моделей. Они отражают правовые системы, зародившиеся задолго до появления ювенальной юстиции. Если и гово¬рить о связи правосудия по делам несовершеннолетних с общим правосудием, то она идет именно через единство их в рамках одной и той же правовой, а значит, и судебной системы.
Еще одно общее замечание. Даже коренные различия судебных систем не посягают на главные специ¬фические принципы ювенальной юстиции, которые рассматривались выше. Напомню, что речь идет о воз¬растной специфике, о преимущественно охранительном характере ювенальной юстиции, о ее социальной на¬сыщенности и об индивидуализации судебного процесса. Эти принципы отражены и в англосаксонской, и в континентальной модели правосудия для несовершеннолетних. Без них нет ювенальной юстиции, нет и спе¬цифических признаков, характеризующих ювенальный уголовный процесс, которому в основном будет по¬священ материал этой главы.
И все-таки, при всей общности построения и функционирования судов для несовершеннолетних, и притом, что все современные «детские» суды берут начало от своего прародителя - чикагского суда для несовер¬шеннолетних, - эти суды, развиваясь, все больше отходили от чикагской модели и испытывали влияние сво¬ей общей правовой системы. Именно поэтому континентальный суд для несовершеннолетних сейчас суще-ственно отличается от суда англосаксонского. И даже в рамках, например, англосаксонской системы американский суд отличается от английского, прежде всего, по процессуальным показателям.
Различия англосаксонской и континентальной систем весьма существенны.42 Однако, рассмотрение этих различий далеко уведет нас от правосудия по делам несовершеннолетних. Поэтому ограничимся указанием на главные различия, важные для отправления правосудия. Базой континентальной системы (правовой се¬мьи) является римское право, где на первый план выдвигается правовая норма как регулятор общественных отношений и функционирования судебной системы. Поэтому континентальную систему и называют статут¬ной. Что касается англосаксонской правовой системы, то она исторически основывалась на общем праве (CommonLaw) и судебном прецеденте, почему и названа прецедентной. Эти различия ярче всего вырисо¬вываются в судопроизводстве, где диктат судебного решения по аналогичному или сходному делу очевиден именно в судах англосаксонской системы.
Архаичность, расплывчатость правовой базы англосаксонской системы нашли свое отражение и в судо¬производстве в судах для несовершеннолетних. Все, что выше было сказано о неформальной судебной про¬цедуре в «детском» суде, относится более всего к его англосаксонскому варианту. В суде континентальном гораздо больше попыток урегулировать судебный процесс. Так, во французском суде присяжных по делам несовершеннолетних судопроизводство сходно с тем, что имеется в общем суде этой категории.
2. Англосаксонская и континентальная модели действующей ювенальной юстиции
Как уже отмечалось, в современном мире существует большое разнообразие судов для несовершенно¬летних. Но чтобы выявить, кроме их признаков, также и их различия, сосредоточим наше внимание на двух классических моделях: американской и французской. Пройдя эту стадию, легче сравнивать суд американский с английским, французский - с бельгийским.

Подсудность суда для несовершеннолетних.
Как известно, подсудность любого суда может быть предметной и персональной. Предметная - какие преступления могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная - кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних.
Здесь сразу же обнаруживаются различия. Например, в Англии суды для несовершеннолетних рассмат¬ривают все преступления, преследуемые по обвинительному акту, т.е. относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств. Одновременно к компетенции «детского» суда относятся мелкие правонарушения, такие как бро-дяжничество, нарушение школьного закона, побеги из дома, азартные игры и т.п. Во Франции, напротив, разграничение предметной подсудности зависит от принятой французским уголовным правом классифика¬ции правонарушений: простое нарушение (contravention), проступок (delit), преступление (crime). Им соот¬ветствуют и три вида судов для несовершеннолетних - в той же последовательности: судья (магистрат) для детей; трибунал по делам несовершеннолетних; суд присяжных для несовершеннолетних. Кроме этого, учи¬тывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение несовершеннолетним возраста 16 лет. Только дела 16 -летних могут рассматриваться судами присяжных по делам несовершеннолетних.
Предметная подсудность суда для несовершеннолетних, особенно в судах американских и английских, очень расплывчата и неопределенна. И это позволяет втягивать в орбиту «детского» суда не только «чис¬тых» правонарушителей, но и подростков, находящихся в опасности и нуждающихся в защите и помощи. Эта ситуация вполне реальна для деятельность суда по делам о несовершеннолетних, за что он получает много упреков и от юристов, и от населения. Этой ситуации способствует и то, что к компетенции суда для несо¬вершеннолетних отнесены так называемые статусные преступления. Они имеют необычную правовую при¬роду: они наказуемы, если совершены несовершеннолетними. Лица, достигшие совершеннолетия, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за статусные преступления и, соответственно, не подлежат за них наказанию. Для российских юристов такое положение может показаться абсурдным, хотя, если про¬анализировать статусные преступления, их можно найти и в нашем законодательстве, только не в уголовном, а в административном.


__________________


 
Ювенальная юстиция (учебное пособие) под ред. Е.М. Никитиной, NEW!!! По состоянию на 05.07.0
________________________________________
Итак, что это такое - статусные преступления несовершеннолетних, подсудные & 71;детскому& 87; суду? Речь идет об уже упоминавшихся мелких нарушениях закона и даже правил поведения (например, в обществен¬ных местах), которые может совершить именно подросток в связи со своим статусом, нарушая его предпи¬сания. Отчасти ответственность за такие правонарушения содержит в себе воспитательный эффект (азарт¬ные игры взрослого человека менее опасны для него и для общества, чем для подростка и его будущего). Отметим, что статусные преступления отражены, прежде всего, в законодательстве США, в судебной прак¬тике этой страны, но ответственность за них можно найти и в законах других стран.
В американской юридической литературе последних лет идут большие споры & 71;за& 87; и & 71;против& 87; статусных преступлений. Типично следующее высказывание по этому поводу. & 71;Будет ли законным и морально оправ¬данным судебное вмешательство в отношении детей при отсутствии вообще преступного поведения?& 87;43 Здесь правильно указана суть юридического конфликта: статусное преступление - это не преступление в собственно правовом смысле. Оно возникает и преследуется по закону не потому, что оно опасно для обще¬ства и людей, а потому, что совершено специфическим субъектом - несовершеннолетним. В этих спорах воз¬никал и вопрос об изъятии статусных преступлении из юрисдикции судов по делам о несовершеннолетних. Но тогда потребовалось ответить и на другой вопрос: а куда их передать? Полиции, какому-нибудь несудеб¬ному органу (комиссии, комитету)? А будут ли в этом случае права несовершеннолетнего защищены лучше, чем в суде? Будет ли эффективнее обращение с подростком, нарушившим, например, школьный закон? От¬веты на эти вопросы пока не найдены, и статусные преступления несовершеннолетних остаются в юрисдик¬ции суда по делам о несовершеннолетних. Может быть, это и лучше. А теперь вернемся к сказанному выше о наших статусных правонарушениях. В России они тоже есть, но отнесены к компетенции несудебного ад¬министративного органа - комиссии по делам о несовершеннолетних. О них еще пойдет речь ниже, ибо они предусмотрены нашим действующим уголовно-процессуальным законодательством и сохранены в новом УПК РФ. Именно в связи с принятием нового российского Уголовно-процессуаль¬ного кодекса, хорошо бы вспомнить об американских статусных преступлениях и сравнить, что лучше (вер¬нее, что безопаснее) - судить за них в суде для несовершеннолетних или подвергать за них подростков несу¬дебному принудительному воздействию?
Теперь - об исключительном праве & 71;детского& 87; суда рассматривать дела несовершеннолетних. Это пра¬во полностью реализуется в континентальном суде, где не допускается передача дела несовершеннолетнего в суд общей юрисдикции. Все виды правонарушений несовершеннолетних, например во Франции, подсудны только суду по делам несовершеннолетних. Иначе обстоит дело в суде англосаксонской системы. Законода¬тельство и судебная практика в CШA и Англии дают право несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, ставить вопрос самому или через своего представителя о передаче его дела в суд присяжных об¬щей юрисдикции, если тяжесть преступления и сложность дела вызывают опасения в том, что в суде для не¬совершеннолетних права подростка-подсудимого не будут защищены. Этот случай в прецедентной практике указанных стран называется требованием об обеспечении достойного процесса (dueprocess). Известны два дела, слушавшиеся в американском суде для несовершеннолетних, по которым Верховный Суд США принял решение о передаче дел несовершеннолетних в общий суд присяжных именно по этим основаниям. Это -знаменитые дела Кента и Голта (I966, 1967 гг.)44
Различия в компетенции англосаксонских и континентальных судов для несовершеннолетних состоят и в том, что в первых дела взрослых соучастников преступлений несовершеннолетних рассматриваются общи¬ми судами, а во вторых строгий запрет рассмотрения дел несовершеннолетних в общих судах фактически расширил рамки персональной подсудности суда для несовершеннолетних, а именно, дела взрослых соуча¬стников также рассматриваются в судах для несовершеннолетних.
Границы персональной подсудности суда по делам о несовершеннолетних расширяет и отсутствие во многие странах нижнего возрастного барьера уголовной ответственности и указания на возраст, с которого можно применять к несовершеннолетние младших возрастов принудительные меры воспитания и надзора. Тем самым у суда появляется возможность снизить указанный в законе возраст и применить наказание к не-совершеннолетнему. Последний случай отражен в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве Франции, где, при наличии указанных в законе обстоятельств, судья может перейти нижний барьер уголов¬ной ответственности, запрещающий применять к несовершеннолетним в возрасте до 13 лет уголовное нака¬зание, и назначить его.

Особенности судебной процедуры в суде по делам о несовершеннолетних.
Как уже отмечалось, отсутствие регламентация судебной процедуры было заложено при создании пер¬вого детского суда в США. Этот принцип действует и поныне. Американский уголовный процесс по делам о несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем - обсуждение правонарушения и назначение наказания за него.
43LotzR., RegoliR.N., PoolE.D. JuvenileDelinquencyandJuvenileJustice. N.Y., 1985, P.382.
44Lotz R. a. al., P242; Vito S.F., Wilson D.C. The American juvenile justice system. // Law and Criminal Justice Series.
Vol.5,. L., 1985. P.57.

Конечно, такой процесс достигает своей цели - воздействие на правонарушителя. Известно, что всякое промедление реакции суда на правонарушение опасно именно в делах несовершеннолетних и поч¬ти неизбежно ведет к рецидиву правонарушения, причем более серьезного. Но быстрота судебного процес¬са имеет и свою негативную сторону: реальную возможность нарушения прав человека, неполноты рассле¬дования, пробелов в доказательствах, сомнений относительно источников их получения. Кстати, в упоминавшемся уже деле Кента одним из вопросов был именно вопрос о том, что дело Кента передавалось в общий суд без соответствующей процедуры. В своем решении Верховный Суд США впервые, с момента создания первого детского суда, поставил вопрос о процедуре в этом суде и указал на то, что в общем су¬де присяжных права подсудимого защищены лучше, чем в суде для несовершеннолетних. Таким образом, впервые был реализован судебный надзор за процессуальной деятельностью детского суда.
В решении по делу Голта Верховный Суд CШA пошел даже дальше и предписал ряд стандартов, касаю¬щихся соблюдения законности в судопроизводстве. Он сформулировал четыре правила для случаев, когда суд по делам несовершеннолетних решает, является ли несовершеннолетний, делинквентом (правонаруши¬телем). Вот эти правила:
1) все уведомления должны быть сделаны до начала процесса против несовершеннолетнего с тем, что¬
бы он /она/ имел разумное время для подготовки к защите;
2) если процесс может дать результат в виде институционализации (т.е. помещения в закрытое исправи¬тельное или воспитательное учреждение - Э.М.), тогда несовершеннолетний и его родители должны быть
информированы о их праве иметь адвоката и быть обеспеченными им, если они сами не могут его получить;
3) несовершеннолетний имеет право на защиту против самообвинения;45
4) несовершеннолетний имеет право слушать свидетельские показания, даваемые под присягой, и воз¬
ражать свидетелям, требуя очной ставки путем перекрестного допроса.
Нам, российским юристам, привыкшим к строго регламентированной процедуре в общеуголовном суде, это решение может не показаться столь значительным. Что же особенного в праве обвиняемого на ознаком¬ление до суда с материалами дела, в его праве иметь адвоката (кстати, - у нас не только, когда ему грозит ли¬шение свободы), участвовать в проведении следственных и судебных действий? Но нельзя забывать, что все та же философия  детского суда не предусматривает закрепления в законе этих прав несовершеннолетних. Обвинения и защиты в таком процессе может и не быть. Поэтому-то упомянутые решения Верховного Су¬да США по делам Кента и Голта внесли существенные изменения в уголовный процесс по делам несовер¬шеннолетних по сравнению с тем, каким он мыслился при создании чикагского детского суда и каким он функционировал в течение почти семидесяти лет после этого.
Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей анг¬лосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии:
1) вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейше¬
го движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры;
2) собственно судебное разбирательство - единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;
3) исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора. Так что и в этой стадии сохраняется руководящая роль суда, его активность.
Наряду с перечисленными общими стадиями уголовного процесса, он имеет немало вариантов, если речь идет о суде американском, английском иди французском.
Так в американском суде для несовершеннолетних упомянутые стадии имеют следующее содержание:
— начальные действия суда. Они выражаются: в проверке материалов отборе /отсеве/ или отнесении их к
компетенции суда; в решении вопроса о задержании или предварительном заключении (аресте), в изуче¬нии случая до распорядительного заседания;
— заявление о слушании дела, регистрация соответствующих документов;
— слушание по поводу вынесения решений по делу;
— слушание по поводу распоряжений суда.
Каждая стадия процесса в американском суде для несовершеннолетних решает вопрос: вести ли подро¬стка к формальному процессу или вывести его из судебных и даже несудебных процедур. Нельзя забывать, что при всех изменениях судебного процесса по делам несовершеннолетних в США, эта страна остается вер¬ной философии ювенальной юстиции, предписывающей суду делать все, чтобы избежать стигматизации, клеймения  несовершеннолетнего, как преступника, в глазах общества, а потому делать все, чтобы и су¬дебное решение щадило его личность и его будущее и не помогало выбросить его из рядов добропорядочных членов американского общества.

45 Суть гарантии против самообвинения состоит в следующем: обвиняемый имеет право не отвечать на во¬просы, которые могут обличить его в совершении преступления. Это правило возникло в Англии еще в XVII в., а в США нашло отражение в V поправке к Конституции и звучит так: Никто не должен принуждаться сви¬детельствовать против самого себя в уголовном деле. Однако, если обвиняемый воспользовался этим правом, на него переходит бремя доказывания своей невиновности.

Соответственно, перечисленные стадии судебного процесса в детском суде ориентированы социаль¬но. В них всегда активно действуют работники службы пробации, широко используются различные методы изучения личности несовершеннолетнего. Однако весь этот механизм социального воздействия имеет вполне определенный правовой результат: решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте несовершеннолетнего или его освобож¬дения от ареста принимает только судья. Здесь судья по делам несовершеннолетних и его команда  (соци¬альные работники) осуществляют указанные первоначальные действия, а также контроль за теми подрост-ками, которых суд же и направляет в распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними. Например, сейчас в CШA популярна программа борьбы со СПИДом, часть которой осуществляется в судебных округах судов для несовершеннолетних и касается не¬совершеннолетних правонарушителей.
Характерной для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура пе¬редачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде для несовершенно¬летних. Об этой процедуре уже шла речь выше, при анализе решений по делам Кента и Голта. В настоящее время стало правилом, что если несовершеннолетний совершил деяние, которое может быть подсудно об¬щему уголовному суду, суд для несовершеннолетних может осуществить эту передачу путем специальной процедуры слушания вопроса об отказе в юрисдикции (waiveJurisdiction) суда по делам несовершеннолет¬них и передаче подростка юрисдикции общего суда. По свидетельству Бюро судебной статистики CШA, уже упомянутая выше, стадия слушания относительно распоряжений суда обычно касается случаев, когда ус¬танавливается, что несовершеннолетний является делинквентом или лицом, нуждающимся в надзоре. Эта стадия процесса похожа на вынесение приговора в общеуголовном суде. Но в суде для несовершеннолетних выносится решение об институционализации, помещении на режим воспитательного попечения, распоря¬жение о возмещении ущерба нанесенного правонарушением, помещение несовершеннолетнего на режим пробации или в какое-либо общественное или частное учреждение.
По сравнению с американским вариантов детскогосуда английский суд этой юрисдикции не претерпел больших изменений, по сравнению с классическим англосаксонским детским судом. Деятельность анг¬лийского суда для несовершеннолетних строго придерживается доктрины parenspatriae, предписывающей стремиться защищать, а не наказывать подростка - правонарушителя. Возможности рассмотрения ограни¬ченной части преступлений несовершеннолетних в общем суде присяжных обеспечены соответствующей юридической гарантией: право только самого обвиняемого просить об этом рассмотрении (напомним, что в решении Верховного Суда США по делу Голта это право предоставлено и суду для несовершеннолетних).
Судебный процесс по делам несовершеннолетних в Англии и Уэльсе регулируется правилами, сформу¬лированными в Законе о детях и молодых людях
Итак, согласно Закону 1983 г. 47 штатов и округ Колумбия приняли правило об отказе в юрисдикции, при котором несовершеннолетний может быть судим общим, а не  детским судом. Правда, критики новой ориентации уголовного процесса по делам несовершеннолетних говорят о том, что прецеденты Кента и Голта превращают несовершеннолетнего во взрослого подсудимого. 1933 г. Хотя с момента издания закона прошел большой срок, общие его положения, касающиеся суда для несовершеннолетних не изменились. Согласно английскому праву, все законы о детях этой серии (а они начали издаваться с 1908г.) являются действующими. 1933 г., все дела о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет (с учетом по¬правки в Законе 1969 г. о повышении возраста уголовной ответственности), за исключением дел об убийст¬вах, рассматриваются судами по делам несовершеннолетних (магистратскими судами), в порядке суммарно¬го производства.
По английскому Закону 1984 г. о полиции и уголовных доказательствах, констебль может арестовать не¬совершеннолетнего при наличии следующих оснований:
— если неизвестна фамилия несовершеннолетнего, а сам констебль ее установить не может;
— если у констебля есть резонные основания сомневаться, что сообщенная несовершеннолетним фамилия
его собственная фамилия;
— если его не удовлетворяет указанный несовершеннолетним адрес;
— если у констебля есть резонные основания полагать, что арест необходим для предупреждения дальней¬
ших противоправных действий несовершеннолетнего;
— если у констебля есть резонные основания считать, что арест данного несовершеннолетнего защитит от него детей или других уязвимых лиц.46
Обратим внимание на этот перечень оснований для ареста несовершеннолетнего констеблем. В Дейст¬вующем российском уголовно-процессуальном законодательстве пока нет специальной статьи, регламенти¬рующей арест несовершеннолетнего. А они должны быть, если учесть, что эта мера предусмотрена новым УК РФ (ст.88, п.1 д;) в качестве наказания несовершеннолетних.

 
________________________________________
К компетенции английского суда для несовершеннолетних относятся и дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совер¬шении преступления. Эти дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до Суда Короны.
Для английского правосудия характерно и обратное движение дела несовершеннолетнего - из «взросло¬го» суда в «детский». Когда несовершеннолетний предстал вместе со взрослым подсудимым перед общим судом, то «взрослый», общий суд может вернуть дело несовершеннолетнего в «детский « суд для судебного разбира¬тельства при следующих обстоятельствах:
— когда в общем суде было проведено суммарное производство, в результате которого взрослый был при¬знан виновным, а несовершеннолетний - нет;
— когда общий суд провел изучение дела и, независимо от судьбы взрослого подсудимого (обвинения его или оправдания), - требуется суммарное производство в отношении несовершеннолетнего, который обраща¬ется к суду с просьбой о признании его невиновным. Однако, если и взрослый подсудимый, и несовершен¬
нолетний ходатайствуют о признании их невиновными, - дело рассматривается во «взрослом» суде.
И, наконец, может возникнуть ситуация, когда несовершеннолетний в возрасте 14 лет и более совершил тяжкое преступление. 0н, как уже отмечалось, может предстать перед общим судом Короны, даже если он и не имеет взрослого соучастника. Наиболее тяжкие преступления - те, за которые взрослый преступник мог бы получить наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет и более.
Закон предусматривает закрытое судебное разбирательство в судах для несовершеннолетних. Сам про¬цесс в этом суде начинается идентификацией личности несовершеннолетнего правонарушителя, которую производил в начале заседания клерк (Правила магистратского суда для подростков, оказавшихся перед судом.
Хотя в английском судебном процессе по делам несовершеннолетних обозначены определенные стадии, имеющие и свои цели, тем не менее, английские законы регулирующие деятельность «детских» судов, зна¬чительно большее внимания уделяют полномочиям суда в вынесении решения о мере воздействия несовер¬шеннолетнему правонарушителю и самим этим мерам. Нетрудно обнаружить в этом действие указанного выше принципа судебной индивидуализации, неформального характера англосаксонского судебного процес¬са по делам несовершеннолетних.
Если же говорить о собственно судебной процедуре в английском ‘’детском» суде, то ее условно можно разделить на две стадии. В английской литературе они называются даже не стадиями, а решением двух за¬дач: решение о признании виновным; вынесение решения (приговора) после признания виновным.
Типичной для английского суда по делам несовершеннолетних является большая роль в процессе клер¬ка. Недаром его некоторые английские авторы называют «мастером всего судебного процесса». Именно клерк задает тон ведения судебного заседания - формальный или неформальный, предлагая его участникам процесса, контролирует поток информации, используемой судом (например, доклады, подготовленные суду и распространяемые среди магистратов).
Традиционно в деятельности английского суда для несовершеннолетних большую роль играет служба пробации (воспитательного надзора). Как уже отмечалось, это типично и для американского «детского» су¬да. Однако, в отличие от американского уголовного процесса по делам несовершеннолетних, где деятель¬ность службы пробации начинается уже при первоначальных контактах судьи с несовершеннолетним, в со¬временном английском процессе ее все больше оттесняют местные органы социальной службы, к которым суд и обращается со своими поручениями.
Таким образом, английский вариант англосаксонской модели правосудия по делам о несовершеннолет¬них значительно ближе к тому, что было задумано и осуществлялось первым - чикагским - «детским» - су¬дом. Объяснить это, кроме всего прочего, можно чрезвычайной традиционностью всей английской судебной системы, да и всего английского образа жизни, чего, конечно, не скажешь о США.
Переходя к модели континентального правосудия по делаем о несовершеннолетних, надо и здесь отме¬тить традиционность, стабильность организации судебного процесса; но исходит она здесь не от историчес¬кой преемственности от чикагского суда, а скорее от влияния на ювенальную юстицию всей континенталь¬ной системы права, основанной на правовых нормах.
Типичный вариант континентальной модели суда для несовершеннолетних - французский суд этой юри¬сдикции.
Судебный процесс по делам несовершеннолетних во Франции проходит три стадии отражающие соот¬ветствующую компетенцию трех юрисдикций по делам несовершеннолетних: судьи для детей, трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по дедам несовершеннолетних. Эта современная французская ювенальная юстиция отличается от той, что была создана во Франции в 1970 г). Эти же правила предписывают судье по делам несовершеннолетних использовать в ходе заседания простой язык, доступный возрасту под.. 1914 г. (Закон от 22 июля 1912 г., создавший ее, вступил в силу 4 марта 1914 г.). Хотя бы потому что вначале не было системы судов для несо¬вершеннолетних, а действовал только единоличный судья. Однако и в тот период эта юрисдикция рассматривалась законом как исключительная, создающая особый - защитительный - режим для несовершеннолет¬них. В дальнейшем Ордонанс от 2 февраля 1945 г., модифицированный Законом от 24 мая 1951 г. и Ордо¬нансом от 22 декабря 1958 г., окончательно создал во Франции автономную судебную систему по делам о не-совершеннолетних. Ее юрисдикции без изъятий принадлежат все дела несовершеннолетних, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми преступниками.
Обычно судебная процедура в судах для несовершеннолетних во Франции рассматривается примени¬тельно к указанным выше их видам.
Итак, что это за юрисдикция - судья для детей, в чем задачи этой юрисдикции и каковы особенности ее процедуры?
Французский судья для детей - это магистрат суда большой инстанции, назначаемый (обратите внимание - не избираемый!) на эту должность на три года, с возможностью возобновления срока. При отборе канди¬датур на этот пост учитывается интерес магистрата к вопросам детства. По общему правилу, в департамен¬те (единица территориального деления Франции) имеется один судья для детей. Однако в департаментах, важных по значению, их может быть и больше. При каждом трибунале по делам несовершеннолетних пер¬вый президент апелляционного суда назначает еще следственного судью по делам несовершеннолетних. Де¬ла между судьей для детей и указанным следственным судьей распределяются так: оба они могут рассматри¬вать дела о проступках и простых нарушениях, тогда как дела о преступлениях и иных правонарушениях относятся только к компетенции следственного судьи.
В процессуальном отношении вызов к судье для детей является первой стадией процесса по делам несовер¬шеннолетних. В значительной части своего содержания эта стадия носит предварительный, ознакомительный характер для судьи, хотя и заканчивается решениями, имеющими важное значение для судьбы подростка.
Итак, вызвав к себе в кабинет несовершеннолетнего, судья для детей знакомится с делом, с самим пра¬вонарушителем, с его средой. В случае необходимости судья может принять и неотложные меры: изъять под¬ростка из семьи и поместить его на режим пробации (воспитательного надзора) и даже временно - в закры¬тое воспитательное учреждение, решить положительно вопрос о его предварительном заключении.
Значительное место уже в этой стадии занимает изучение личности несовершеннолетнего правонаруши¬теля. Проводится оно по правилам, предусмотренным французским процессуальным законодательством «социального исследования», с составлением специального досье. Это исследование по французскому зако¬нодательству является обязательным процессуальным требованием. «Социальное исследование» судья мо¬жет проводить сам, но большей частью поручает, его чиновникам службы пробации, которые в свою оче¬редь, используют помощь психологов, психиатров, специалистов в области образования. Возможно и помещение подростка в центр наблюдения - для более глубокого изучения его личности и дачи рекоменда¬ций судье по выбору режима обращения. Однако этот последний метод социального исследования больше применяется в трибунале по делам несовершеннолетних, когда рассматриваются дела о более серьезных проступках. Социальное исследование предполагает посещение лицами, его производящими, семьи подро¬стка - для выяснения условий его жизни и воспитания. Нетрудно заметить, что нечто подобное есть и в анг¬лосаксонском «детском» суде. Отметим также, что требование нашего российского УПК об обязательном изучении судом и следователем условий жизни и воспитания несовершеннолетних (при определении предме¬та доказывания по уголовному делу) ставит и перед нашим российским судом, хотя он и не является специа¬лизированным, те же задачи. Об этом такжe, как и о методах реализации российским судом этих задач - В следующем, 3-м пункте данной главы.
Каким образом может решить судьбу несовершеннолетнего правонарушителя французский судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонаруше¬ние, может сделать ему выговор; может, наконец, принять в отношении подростка «меры безопасности» (ох¬раны, надзора, наблюдения), но никогда не может применить к нему уголовное наказание. Судья для детей может дать дальнейший ход рассматриваемому делу, распорядившись о направлении его в трибунал по де¬лам несовершеннолетних. В этом случае указанный принцип разделения функций судьи для детей и следст¬венного судьи не действует, так как судья для детей во Франции является и председателем трибунала по де¬лам несовершеннолетних.
Уголовный процесс во французском трибунале по делам несовершеннолетних можно назвать судебным разбирательством в собственном смысле слова. Эта юрисдикция включает судью для детей (председатель трибунала), двух асессоров (заседателей), не являющихся магистратами. Они назначаются на четыре года приказом министра юстиции, а отбираются из лиц в возрасте старше 30 лет и интересующихся проблемами детства. Такой состав суда не раз подвергался критике во французской литературе и судебной практике. Так, один из самых известных французских процессуалистов Жан Прадель - не без иронии заметил, что достоин¬ство трибунала по делам несовершеннолетних очевидно: все его члены интересуются детством. Но очевиден и недостаток: все судьи - профаны в области права.47
47 Pradel, J. Procedure penale. Р.,1985. Р.49-50.

Судебная процедура в трибунале по делам несовершеннолетних сходна с процедурой в трибунале общей юрисдикции, и в этом существенное отличие французской модели «детского» суда от модели англосаксон¬ской. Эта процедура включает допрос несовершеннолетнего подсудимого, его родителей и опекунов, свиде¬телей, заключение представителя прокуратуры и мнение защитника несовершеннолетнего. Это еще не «классический» состязательный процесс, но некоторое его подобие.
Трибунал может выслушать, в порядке информации, и взрослого соучастника несовершеннолетнего. Председатель трибунала может освободить несовершеннолетнего от присутствия в судебном заседании, ес¬ли того требуют интересы несовершеннолетнего (например, при рассмотрении вопросов, посягающих на нравственность). В этих случаях интересы несовершеннолетнего представляют его родители, опекуны и ад¬вокат.
Специфическим здесь является решение вопроса о гласности судебного разбирательства. В принципе оно является закрытым, допускается присутствие лишь свидетелей по делу, близких родственников подсудимого, его опекуна, законных представителей, адвоката, представителей патронажных обществ, иных служб и учреж¬дений, занятых детьми работников службы надзираемой свободы (французский вариант службы пробации).
Еще одна особенность судебной процедуры: председатель суда может в любой момент удалить несовер¬шеннолетнего из зала суда - либо на все вpeмя судебных дебатов, либо на их часть.
Для французского уголовного процесса по делам несовершеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Деятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда при¬сяжных по делам несовершеннолетних. Реализует эти функции прокурор Республики при трибунале по де¬лам несовершеннолетних (процессуальная терминология УК и УПК Франции, не совпадающая с российский понятием «Прокурор республики». Во Франции и в других странах континентальной системы прокурор ре¬спублики (при суде) - синоним понятия «представитель прокуратуры», «представитель обвинения»).
Прокурор имеет достаточно большие возможности влиять на ход дела. Именно он организует комплек¬тование в деле всех основных предварительных материалов, позволяющих суду провести судебное разбира¬тельство. Проведение неотложных следственных действий дает прокурору юридическую базу как для пере¬дачи дела в суд, так и для его прекращения Он же компетентен высказать мнение относительно мер, которые должны быть применены к несовершеннолетнему. В ходе собственно судебного разбирательства (в камере судьи по делам детей, если дело не передано в трибунал), закон уполномочивает прокурора давать замечания на решение судьи и высказывать свое мнение о мерах, которые должны быть применены к несовершенно¬летнему, равно как о полноте материалов расследования. В трибунале по делам несовершеннолетних проку¬рор выступает с обвинением и высказывает суждение относительно мер воздействия к несовершеннолетне¬му. В суде же присяжных по делам несовершеннолетних, к рассмотрению которого мы переходим, прокурор участвует в качестве стороны в процессе. Функции его в суде присяжных выполняет генеральный прокурор (тоже терминология французского УПК, не совпадающая с российской) или магистрат прокуратуры, кото¬рому специально поручены дела несовершеннолетних.
Напомним, что суд присяжных по делам несовершеннолетних рассматривает дела о преступлениях несо¬вершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет. Им также могут рассматриваться дела о взрослых соучастниках не¬совершеннолетних.
Рассмотренные выше правила судопроизводства в трибунале по делам несовершеннолетних относятся и к судебной процедуре суда присяжных по делам несовершеннолетних.
Специфика суда присяжных по делам несовершеннолетних касается формирования жюри. Присяжные выбираются в количестве девяти человек из специального списка, имеющегося в суде присяжных.
В суде присяжных есть уже прения сторон, которых нет в трибунале (дебаты процедурно не регламенти¬рованы). Специфичны и вопросы присяжным, которые ставит председатель суда. Они отличаются от при¬вычных юристам вопросов, на которые дают ответы присяжные общих судов. Присяжные суда этой катего¬рии по делам несовершеннолетних озадачиваются ответами на следующие два вопроса:
1) надо ли применить к обвиняемому уголовное законодательство?
2) надо ли исключить для обвиняемого преимущество «прощения оправданного несовершеннолетием»?
разумеется, за присяжными остается и обычный в этом суде вердикт «виновен или нет».
Если будет решено, что несовершеннолетний, признанный виновным, не должен быть объектом уголов¬ного наказания, и суд, и присяжные требуют помещения его под охрану, эти меры выбираются из числа тех, что указаны в статьях 16 и 19 Ордонанса от 2 февраля 1945 г. Перечень этих мер обширен и разнообразен. Для примера приведем уже упоминавшееся помещение на режим надзираемой свободы на срок, который не должен превышать даты достижения обвиняемым его совершеннолетия.
Отметим, что во французском уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве применительно к несовершеннолетним, как и в прецедентах и правовых актах англосаксонской системы, большое внимание уделяется именно мерам воздействия, чем собственно судебной процедуре.
Завершая рассмотрение вопросов уголовного процесса в суде по делам несовершеннолетних Франции, можно сделать один общий вывод: достаточно жесткая регламентация судебной процедуры в этом суде - не самое лучшее средство. И то, что, как отмечают сами французские юристы, французский суд присяжных по делам несовершеннолетних «похож» на общий суд присяжных, мешает судебной индивидуализации. Поэто¬му-то во Франции суд присяжных по делам несовершеннолетних не признается самым эффективным звеном французской ювенальной юстиции. Видимо, нельзя забывать уникальность чикагского «детского» суда, те¬оретически и организационно построенного на совершенно иной основе.

3. Современное российское правосудие по делам о несовершеннолетних
Модель эта получила юридическое закрепление в уголовно-процессуальном и уголовном законодатель¬стве, принятом в СССР в ходе правовой реформы 1958-1961 гг.
Следует, однако, вспомнить, что фактически правовая и социальная база действующего российского правосудия, занимающегося несовершеннолетними, начала создаваться значительно раньше. Ликвидация дореволюционных «детских» судов в 1918 г., передача их дел несудебному органу - комиссии о несовершен¬нолетних в 1918-1920 гг., ликвидация этих комиссий и отнесение дел о несовершеннолетних к исключитель¬ной компетенции общеуголовного суда - все эти изменения оставили свой след и в действующем правосудии для несовершеннолетних. Все это придется учитывать особенно, когда в ходе проходящей сейчас в России судебной реформы разрабатывается концепция российской модели ювенальной юстиции и проект федераль¬ного Закона о ней.
После правовой реформы 1958-1961 гг. уголовно-процессуальное законодательство России, как и боль¬шинства других союзных республик, входивших в состав СССР, включило нормы, ставшие нормативной ба¬зой для расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних.
В УПК РСФСР 1960 г. присутствовала глава 32, седьмого раздела Кодекса, озаглавленная как «Производство по делам несовершеннолетних». Отметим также, что появление самостоятельной главы с таким наименовани¬ем в УПК РСФСР 1960 г. стало сенсацией, поскольку подобной главы в предыдущем УПК не было, а судеб¬ная практика по делам несовершеннолетних отнюдь не была охранительной. Именно этот контраст между практикой тех лет и явно гуманистическим содержанием нового УПК в отношении несовершеннолетних был особенно впечатляющим.
В главе 32 УПК РСФСР 1960 г. имелось 14 статей, отражающих, по мнению законодателя, особенности уголовного процесса по делам несовершеннолетних. Относились они как к общим принципам судопроизвод¬ства, так и к отдельным вопросам, решаемым в ходе расследования и судебного разбирательства по делам этой категории.
К первой группе можно отнести принцип повышенной юридической охраны несовершеннолетних, выра¬жающийся:
— в двойном представительстве интересов несовершеннолетнего в суде, а именно, его законными предста¬вителями, наделенными широкими полномочиями, и его защитником - адвокатом;
— в дополнительных специфических вопросах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу несо¬вершеннолетнего: выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, наличие взрослых
подстрекателей;
— в дополнительных вопросах, которые решает суд при вынесении приговора по делу несовершеннолетне¬го - об отсрочке исполнения приговора несовершеннолетнему и об особенностях исполнения наказания, в этом случае, а также во всех иных случаях, когда суд считает возможным заменить несовершеннолет¬нему реальное лишение свободы на иную меру, не связанную с лишением свободы;
— в выделении дел несовершеннолетних, при наличии в них взрослых соучастников, в особое производст¬во и рассмотрении их во всех случаях (даже когда выделение дела несовершеннолетнего признается судом нецелесообразным по соображениям полноты исследования обстоятельств дела) - по правилам, предусмотренным в главе 32 УПК;
— в требованиях судебной практики к специализации участников уголовного процесса по делам несовер¬шеннолетних в расследовании и судебном рассмотрении дел этой категории, в знании специфики право¬судия по делам несовершеннолетних, равно как в осведомленности судей и следователей в вопросах дет¬ской и юношеской психологии.
Вторая группа норм, включенных в главу 32 УПК, могла быть отнесена к вопросам, более конкретным, решаемым в ходе уголовного процесса. Речь идет о задержании и заключении под стражу несовершеннолет¬него, о порядке вызова обвиняемого; участия в судебном разбирательстве по делам несовершеннолетних представителей предприятий, учреждений, участии педагога, в допросе несовершеннолетнего обвиняемого; удалении несовершеннолетнего из зала судебного заседания.
Нынешнему читателю-юристу, да еще знакомому по нашему пособию с западной ювенальной юстицией, перечень вопросов, включенных в главу 32, может показаться фрагментарным и довольно бедным по содер¬жанию. Надо, однако, иметь в виду, что в УПК 1960 г. имелся еще ряд статей, также регулирующих правовое положе¬ние несовершеннолетнего в уголовном процессе. И их немалое число. Вопрос о воссоздании ювенальной юстиции включен в судебную реформу, проходящую сейчас в России. Поэтому надо со всей внимательностью проанализировать наше действующее уголовно-процессуальное законода¬тельство с точки зрения возможностей функционирования на его базе ювенальной юстиции: В российском уголовно-процессуальном зако¬нодательстве есть достаточное количество процессуальных правил, сходных с теми, что были проанализиро¬ваны выше применительно к англосаксонской и континентальной ювенальной юстиции. Попробуем рассмо¬треть их детальнее, учитывая и сходства, и различия. И не забудем, что российское правосудие для несовершеннолетних подчинено общим принципам всего российского правосудия, поскольку не является автономным и осуществляется общим судом уголовной юрисдикции.
Итак, что же специфического дает наш действующий Уголовно-процессуальный кодекс, если в орбите правосудия оказался несовершеннолетний?
Защита прав несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве

В Конвенции Организации Объединенных Наций о правах ребенка, общепризнанных нормах международного права и в российском законодательстве закреплен приоритет интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни общества и государства.
Согласно стандартным правилам Организации Объединенных наций, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинским правилам»), «система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего и того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения» (п. 5.1).
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 14 февраля 2000 г. указывает, что «судопроизводство по делам несовершеннолетних должно способствовать предупреждению новых преступлений и судьям необходимо повысить воспитательное значение судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, уделяя особое внимание их профилактическому воздействию» (п.1, 21).
Как уже было сказано выше, на сегодняшний день уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации исходит из необходимости максимальной защиты прав и интересов несовершеннолетних.
Вместе с тем УПК РФ не предусматривает судопроизводство по делам несовершеннолетних как процедуру, коренным образом отличающуюся по своему предназначению и формам от разбирательства дел взрослых обвиняемых. Предварительное расследование и судебное разбирательство уголовных дел несовершеннолетних представляют собой лишь частные случаи общих процедур и норм.
Отмеченный факт находит свое подтверждение и в названии главы 14 Уголовного кодекса РФ: «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».
Особенностям процессуального статуса несовершеннолетних посвящена глава 50 УПК РФ.

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля

В соответствии со ст. 51 и 438 УПК РФ при допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого участие защитника обязательно. Если защитник не был приглашен самим несовершеннолетним или его родственниками, обязанность обеспечить участие защитника возлагается на органы предварительного следствия. Отказ от защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, не допускается. С момента вступления в дело защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении мер пресечения и иными протоколами следственных действий, произведенных с участием обвиняемого, и присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетнего правонарушителя. Полномочия защитника по делам несовершеннолетних определяются общими правилами (ст. 53 УПК). Участвуя в следственных действиях, защитник может задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу неправильности или неполноты записей в протоколе следственного действия. С момента допуска к участию в деле защитника задержанному, заключенному под стражу, подозреваемому, обвиняемому он вправе иметь с ними свидания наедине и конфиденциально без ограничения их количества и продолжительности. Оказывая юридическую помощь, защитник собирает и предоставляет доказательства для опровержения обвинения или для смягчения наказания несовершеннолетнему. При этом он может привлекать специалиста для оказания помощи защите в порядке, установленном в ст. 58, 168, 270 УПК. Право на ознакомление со всеми материалами дела защитник приобретает с момента окончания предварительного расследования и предъявления их обвиняемому (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК).
Согласно ст. 48 УПК РФ, к обязательному участию в уголовном деле о преступлениях, совершённых несовершеннолетними, привлекаются их законные представители, в порядке, установленном ст. ст. 426, 428 УПК РФ. Эти требования, в соответствии со ст. 420 УПК РФ применяются в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления 18 лет. К участию в уголовном деле законный представитель несовершеннолетнего (подозреваемого, обвиняемого) допускается по постановлению прокурора, следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего, в качестве подозреваемого, либо обвиняемого в совершении преступления.
В соответствии с п. 12 ст. 5 УПК РФ законными представителями являются родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший. Федеральным законом от 04.07.2003 г. в данную статью были внесены изменения, и к числу законных представителей также были отнесены органы опеки и попечительства. Таким образом, законом предусмотрен строго ограниченный перечень лиц, которые могут выступать в качестве законных представителей.
Законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Об этом прокурор, следователь, дознаватель выносят постановление. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, что, по мнению специалистов в сфере уголовного права и процесса, позволяет избежать неправомерного отстранения законных представителей от участия в уголовном деле несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого.
Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, который был отстранен от участия в уголовном деле, имеет право обжаловать эти действия в установленном законом порядке.

На практике очень часто (до 30 % всех дел) к уголовной ответственности привлекаются лица, хотя и совершившие преступления в несовершеннолетнем возрасте, но на момент досудебного и судебного производства по делу уже достигшие совершеннолетия.
Суд наделён правом в определённых случаях (ч. 3 ст. 428 УПК РФ) рассматривать дело без участия законного представителя, этим-же правом наделены, также, на основании п. 4 ст. 126 дознаватель и следователь, которые, как и судья имеют право отстранить законного представителя от участия в уголовном деле, в случае, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Об этом следователь, дознаватель выносят постановление. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.
(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)
В практической работе бывали случаи, когда полученные с нарушением указанных требований доказательства, например, следственные действия со взрослыми лицами возраста 20 – 25 лет, совершившими преступления в несовершеннолетнем возрасте, которые были проведены с участием адвоката, но без законных представителей, признавались судом недопустимыми (уголовное дело по обвинению по ст. 105, ч. 2 УК РФ Коваленко С.А., 29.01.1981 г.р., который совершил преступление в 1997 г. в 16-летнем возрасте, а дело расследовалось и рассматривалось судом в 2002 г., когда Коваленко исполнился 21 год).
Уголовно-процессуальный закон в ч. 1 ст. 426 предусмотрел, что Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются права, предусмотренные частью второй настоящей статьи. (в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)
В соответствии с ч. 2 ст. 426 УПК РФ Законный представитель вправе:
1) знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний;
2) присутствовать при предъявлении обвинения;
3) участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя - в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;
4) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;
5) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;
6) представлять доказательства;
7) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.
Неявка законного представителя не лишает следователя права проводить с несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым любые следственные действия. Однако проведение таких действий возможно лишь при условии, что законный представитель был надлежащим образом уведомлен о времени и месте проведения следственного действия.
Порядок допроса несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого закреплен в ст. 425 УПК РФ. Помимо обязательного участия защитника закон предусматривает, что при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, обязательно участие педагога или психолога. По времени допрос несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день. В случае объявления перерыва в протоколе допроса обязательно делается соответствующая отметка.
Педагог или психолог вправе с разрешения следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса, а также делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. До начала допроса следователь, дознаватель разъясняет педагогу или психологу его права, о чем делает отметку в протоколе (по мнению специалистов-ювеналистов, более предпочтительным при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого является обязательное участие психолога, либо врача-психотерапевта). Участие в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого педагога, либо психолога, позволяет следователю, дознавателю наладить контакт с несовершеннолетним, что очень важно для установления обстоятельств совершения преступления, роли в нем несовершеннолетнего обвиняемого, а особенно для изучения личности несовершеннолетнего.
Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля закрепляются в ст. 191 УПК РФ, согласно которой допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводятся с участием педагога. При допросе вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего.
Следует отметить, что несовершеннолетние потерпевший и свидетель, не достигшие возраста 16 лет, об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не предупреждаются. Им лишь разъясняется лишь обязанность говорить правду.
Меры процессуального принуждения

В соответствии со ст. 96 УПК РФ при задержании подозреваемого дознаватель, следователь или прокурор не позднее 12 часов с момента задержания уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии – других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому. При этом допрос подозреваемого, в соответствии с ч. 2 ст. 46 УПК РФ, должен быть произведен не позднее 24 часов с момента задержания. Учитывая, что несовершеннолетний подозреваемый допрашивается в присутствии законного представителя (которым, как правило, является его родственник), для обеспечения его реального участия в допросе требуется более раннее уведомление.
При наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый (или обвиняемый) скроется от дознания, следствия или суда, воспрепятствует установлению истины по делу, будет заниматься преступной деятельностью, либо для обеспечения исполнения приговора в отношении него может быть избрана мера пресечения, предусмотренная ст. 98 УПК РФ.
Часть 2 ст. 108 УПК РФ предусматривает, что к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана при совершении преступления средней тяжести. К исключительным относятся следующие обстоятельства: несовершеннолетний ранее совершал преступление, привлекался к уголовной ответственности, освобождался от уголовной ответственности (по нереабилитирующим основаниям), совершил несколько преступлений или серию преступлений; его преступная деятельность продолжалась длительный период; исходя из данных, характеризующих личность несовершеннолетнего (не учится, не работает, состоит на учете в милиции и т.п.), требуется его изоляция от общества.
Согласно требованиям п. 1.3 Приказа Генерального прокурора РФ от 13.11.2000 г. № 141 «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» и п. 6.1 Приказа Генерального прокурора РФ от 05.07.2002 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства», при даче согласия на содержание под стражей обязателен допрос несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого прокурором.
О заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно извещаются его законные представители.
В соответствии со ст. 423 УПК РФ при избрании меры пресечения по отношению к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр, на основании п. 1 ст. 105 УПК РФ, на основании п. 2 выщеуказанной статьи, при избрании данной меры пресечения дознаватель, следователь или суд разъясняет лицам, указанным в части первой настоящей статьи, существо подозрения или обвинения, а также их ответственность, связанную с обязанностями по присмотру.
(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ).
Данная мера пресечения заключается в том, что родители, опекуны, попечители или другие заслуживающие доверия лица, а также должностные лица специализированного детского учреждения, в котором находится несовершеннолетний, дают письменное обязательство об обеспечении его надлежащего поведения. В случае невыполнения принятого обязательства, на данных лиц может быть наложено денежное взыскание в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда.
Обстоятельства, подлежащие установлению по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних

В соответствии со ст. 73 и 421 УПК РФ, наряду с возрастом несовершеннолетнего, точной датой его рождения, условиями жизни и воспитания, обязательному установлению подлежат уровень психического развития несовершеннолетнего и иные особенности его личности. На практике эти обстоятельства сложно установить без проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Такая экспертиза должна в обязательном порядке проводиться в отношении несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение особо тяжких преступлений против личности, а также иных преступлений, соединенных с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.
По всем остальным уголовным делам подобные экспертизы назначаются и проводятся в зависимости от данных о личности подростка, которые выясняются на ранних стадиях следствия, а именно: состоит ли несовершеннолетний на учете у психиатра (нарколога) по поводу какого-либо заболевания (расстройства психики), употребляет ли наркотические либо токсические вещества, злоупотребляет ли алкоголем;
проявляет ли признаки отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством; имеются ли иные данные, свидетельствующие о девиантном поведении подростка.
Указанные обстоятельства должны в обязательном порядке выясняться путем привлечения в качестве специалистов психолога, педагога, при проведении допросов – школьного психолога, учителей, лечащих врачей, родителей и иных лиц, составляющих ближайшее социальное окружение подростка, посредством истребования справок из учреждений здравоохранения и иного материала, характеризующего несовершеннолетнего.
Характеризующий материал на несовершеннолетнего должен содержать следующие основные документы:
 справка-характеристика из ПДН (подразделения по делам несовершеннолетних органа внутренних дел);
 справка-характеристика из КДН (комиссии по делам несовершеннолетних при местных администрациях);
 характеристика с места учебы (работы);
 характеристика с места жительства.

Данный материал должен собираться в обязательном порядке. При необходимости, для обеспечения более полной картины, характеризующей несовершеннолетнего, в качестве свидетелей также могут быть допрошены лица, составляющие его ближайшее социальное окружение, – друзья, соседи и т.п.
Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности

Согласно ст. 430 УПК РФ, при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого наряду с вопросами, указанными в ст. 299 УПК РФ, суд обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 Уголовного кодекса РФ, либо условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы.
В случаях, предусмотренных частью первой ст. 430 УПК РФ, суд указывает, на какое специализированное учреждение для несовершеннолетних возлагается осуществление контроля за поведением осужденного несовершеннолетнего.
Если в ходе предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний обвиняемый совершил преступление впервые и его исправление может быть достигнуто без применения наказания, то прокурор, а также следователь, дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной частью второй ст. 90 УК РФ, которое вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд.
Суд рассматривает ходатайство и материалы уголовного дела в порядке, установленном частями четвертой, шестой, восьмой, девятой и одиннадцатой ст. 108 УК РФ, за исключением правил, устанавливающих процессуальные сроки.
Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в части первой ст. 90 УК РФ, и применить к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия.
При этом суд в постановлении о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия вправе возложить на специализированное учреждение для несовершеннолетних контроль за исполнением требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздействия.
В случае систематического неисполнения несовершеннолетним этих требований суд по ходатайству специализированного учреждения для несовершеннолетних отменяет постановление о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздействия и направляет материалы уголовного дела прокурору.
Прекращение уголовного преследования по данным основаниям не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель против этого возражают.
Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд в соответствии с частью первой ст. 92 УК РФ вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего подсудимого от наказания и применить к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную частью второй ст. 90 УК РФ.
Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении средней тяжести будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего подсудимого, совершившего это преступление, в специализированное учреждение для несовершеннолетних, то суд, постановив обвинительный приговор, освобождает несовершеннолетнего осужденного от наказания и в соответствии со ст. 92 УК РФ направляет его в указанное учреждение на срок до наступления совершеннолетия, но не более трех лет.
Копия постановления суда направляется в специализированное учреждение для несовершеннолетних (ст. 431 УПК РФ).
Пребывание несовершеннолетнего осужденного в специализированном учреждении для несовершеннолетних может быть прекращено до достижения им совершеннолетия, если отпадет необходимость в дальнейшем применении к нему данной меры.
Продление срока пребывания несовершеннолетнего осужденного в специализированном учреждении для несовершеннолетних после достижения им совершеннолетия допускается только для завершения им общеобразовательной или профессиональной подготовки. Вопрос о прекращении либо продлении срока пребывания несовершеннолетнего осужденного в указанном учреждении рассматривается по его ходатайству единолично судьей районного суда по месту нахождения указанного учреждения или по месту жительства несовершеннолетнего осужденного в течение 10 суток со дня поступления ходатайства.
В судебном заседании исследуется заключение специализированного учреждения для несовершеннолетних, выслушиваются мнения участвующих в данном уголовном деле лиц.
По результатам рассмотрения ходатайства судья выносит постановление, которое подлежит оглашению в судебном заседании.
Копия постановления в течение 5 суток направляется несовершеннолетнему осужденному и его законному представителю, а также в специализированное учреждение для несовершеннолетних, прокурору и в суд, постановивший приговор.
Назначение наказания несовершеннолетним

В соответствии со ст. 88 УК РФ видами наказаний, назначаемых несовершеннолетним, являются:
 штраф;
 лишение права заниматься определенной деятельностью;
 обязательные работы;
 исправительные работы;
 арест;
 лишение свободы на определенный срок.
При назначении наказания несовершеннолетним, совершившим преступления в возрасте до 16 лет, учитываются следующие особенности:
а) наказание в виде лишения свободы (в том числе и при условном осуждении) не назначается, если им совершено преступление небольшой или средней тяжести впервые;
б) при совершении лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести, санкция за которое предусматривается только в виде лишения свободы и не содержит альтернативных видов наказаний (например, ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 131, ч. 2 ст. 161 УК РФ и др.), подсудимому, в силу требований ч. 6 ст. 88 УК РФ, должно быть назначено более мягкое наказание (предусмотренное ч. 1 ст. 88 УК РФ), чем лишение свободы;
в) при совершении лицом преступлений небольшой или средней тяжести, а также при совершении тяжких преступлений срок наказания не может превышать 6 лет лишения свободы и отбывается в воспитательных колониях;
г) при совершении лицом особо тяжких преступлений срок наказания не может превышать 10 лет лишения свободы и отбывается в воспитательных колониях.
При назначении наказания несовершеннолетним, совершившим преступления в возрасте от 16 до 18 лет, учитываются следующие особенности:
а) срок наказания в виде лишения свободы не может превышать 10 лет и отбывается в воспитательных колониях (независимо от тяжести совершенного преступления);
б) при совершении впервые преступления небольшой тяжести не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.
При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, в соответствии с требованиями ч. 6-1 ст. 88 УК РФ, сокращается наполовину. В случае назначения несовершеннолетнему осужденному наказания с применением положений ст. 64 УК РФ, т. е. ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, срок наказания во всяком случае должен быть ниже половины минимальной санкции соответствующей статьи, но не менее двух месяцев лишения свободы. При невозможности выполнения указанного требования (например, в силу отсутствия в санкции статьи минимального срока наказания в виде лишения свободы), несовершеннолетнему осужденному должно быть назначено иное альтернативное наказание.
В соответствии с ч. 2 ст. 88 УК РФ наказание в виде штрафа может назначаться осужденному как при наличии у него самостоятельного заработка или имущества, на которые может быть обращено взыскание, так и при отсутствии таковых. Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей, с их согласия. Без наличия согласия штраф с указанных лиц взыскан быть не может. Штраф назначается в размере от одной тысячи до 50 тысяч руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 недель до 6 месяцев.
Если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он может применить к несовершеннолетнему условное осуждение, назначив испытательный срок: от 6 месяцев до 3 лет – при назначении лишения свободы на срок до 1 года или более мягкого вида наказания и от 6 месяцев до 5 лет – при назначении лишения свободы на срок свыше 1 года. При этом суд может возложить на условно осужденного исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного; не посещать определенные места; пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании; осуществлять материальную поддержку семьи. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.
В течение испытательного срока по представлению органа, контролирующего поведение условно осужденного, суд может отменить полностью или частично либо дополнить ранее установленные для условно осужденного обязанности.
В случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок и возложив на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что новый испытательный срок, во всяком случае, должен быть больше, чем действовавший до этого испытательный срок.
Вместе с тем, в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести, в соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ условное осуждение может быть сохранено (без назначения нового испытательного срока).
Суд, в соответствии с ч. 1 ст. 73 УК РФ, может считать назначенное осужденному наказание условным только в случае, если назначенное ему наказание в виде лишения свободы не превышает 8 лет.
Подводя итог анализу права несовершеннолетнего на защиту в российском уголовном процессе, можно сказать, что российское уголовно-процессуальное законодательство достаточно полно регулирует этот ин¬ститут. Можно даже говорить, что с точки зрения формулировок соответствующих норм закона уровень пра¬вового регулирования выше того, что есть в законодательствах о ювенальной юстиции стран англосаксон¬ской и континентальной систем. Это утверждает в уверенности, что в России есть правовая база для создания российской модели ювенальной юстиции с ее преимущественно охранительной ориентацией.
К числу принципов, обеспечивающих защиту прав личности в суде, в российском законодательстве и су¬дебной практике относят гласность судебного разбирательства. Охранительные функции гласности, открытости судебного процесса связываются с возможностью таким образом информировать участников процесса, присутствующих на суде граждан, а в более широком плане - общественное мнение страны о сути рассматриваемых дел, причинах совершения правонарушения и принятых по нему мерах воздействия к пра¬вонарушителю и профилактики подобных правонарушений.
Гласность судебного разбирательства в России - конституционный принцип. Согласно ст. 123 Конститу¬ции РФ, «разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.»
Федеральный закон - Уголовно-процессуальный кодекс РФ - в ст. 241 предусматривает проведение за¬крытых судебных заседаний в случаях, когда открытое заседание противоречит интересам охраны государст¬венной тайны. Кроме того, допускается закрытое судебное заседание по делам о преступлениях лиц, не до¬стигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений, об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц.
Следовательно, основополагающие законодательные акты России, предусматривают и для судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних открытые судебные заседания. Исключения из этого жесткого правила очень ограничены, да и требуют специально мотивированного определения суда для проведения такого заседания. Конечно, возраст несовершеннолетнего - до 16 лет - может быть перейден, ес-ли речь идет о половых преступлениях или когда есть опасность разглашения сведений об интимных сторо¬нах жизни участвующих в деле лиц. А как показывает судебная практика по делам несовершеннолетних, та¬кие дела составляют большинство.
И все же, приходится констатировать, что принцип конфиденциальности судебного процесса отсутству¬ет в отправлении правосудия по делам несовершеннолетних в России. Нельзя, однако, забывать, что между¬народные стандарты отправления правосудия по делам о несовершеннолетних (Пекинские правила, ст.8) рассматривают конфиденциальность (закрытость) судебного процесса в этих делах в качестве неотъемлемо¬го права несовершеннолетнего и охранительного принципа всего судопроизводства. Именно поэтому в стра¬нах, придерживающихся Пекинских правил (напомню, что Россия - в их числе) должен быть запрещен до¬пуск представителей прессы, присутствие публики в зале - ограничено родителями и лицами, их заменяющими, а в необходимых случаях - и представителями учреждений, занимающихся несовершеннолет-ними по поручению суда. Существует запрет оглашения в прессе каких-либо сведений о несовершеннолет¬нем и обстоятельствах дела. Отмечу также, что во многих работах западных криминологов отмечается не¬сравненно больший вред открытого процесса в таких делах по сравнению с закрытым. Существует даже концепция стигматизации («клеймения») несовершеннолетнего обвиняемого, подсудимого с «помощью» судебного процесса, особенно открытого, когда имя подростка и его правонарушение до вынесения приговора обрастает слухами,
52 См.: Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Закон о ювенальной юстиции в Российской Федерации. Проект. - журнал «Правозащитник» , 1996, №2. С.42-58.

домыслами, что может отрицательно затем сказаться на его судьбе и ему самому на¬нести психическую травму.
Конфиденциальность судебного процесса по делам о несовершеннолетних связана с другим принципом ювенальной юстиции - воспитуемостью. Напомню, что он включает концептуальное правило преимуще¬ственного применения к несовершеннолетним мер воспитательного воздействия и воспитательную функцию самого судебного процесса - для подсудимого и лиц, присутствующих в суде. В российском уголовно-процес¬суальном законодательстве он широко отражен. Традиционно он считался особенно важным в правосудии для несовершеннолетних. Возможно, что неприятие у нас конфиденциальности связано с тем, что она оце¬нивается как антипод воспитательного воздействия. И все-таки к закрытому процессу по делам несовершен¬нолетних нам придется обратиться, хотя бы при подготовке изменений и дополнений к новому Уголовно-процессуальному кодексу Рос¬сии. К этому нашу страну обязывает ее присоединение к международным актам, где об этом идет речь. А пока посмотрим, что есть на сей счет в действующем законодательстве. Кpомe указанных выше общих изъятий из принципа гласности судебного разбирательства, касающихся несовершеннолетних (ст. 18 и ст.398 УПК), есть еще ряд правил так называемой частичной закрытости процесса, которые или прямо относятся к несо¬вершеннолетним, или могут быть на них распространены. Речь идет об ограничениях допуска в зад судебно¬го заседания определенных лиц по указанным в законе причинам.
Есть в законе прямое указание на право суда удалить на время из зала суда несовершеннолетнего обвиняемого, если есть основания опасаться, что исследуемые об-стоятельства могут иметь негативные последствия, травмирующие несовершеннолетнего. Это общее прави¬ло для случаев удаления несовершеннолетнего обвиняемого из зала суда сформулировано в ст. 429 УПК РФ. Удаление несовершеннолетнего - временное. О нем суд выносит мотивированное определение, предварительно выслушав мнение защитника и законного представителя несовершеннолетнего и заключе¬ние прокурора. Из смысла данной статьи явствует, что оценку исследуемых обстоятельств, как негативных делает суд, он же очерчивает и круг этих обстоятельств.
Согласно правилам ст.241 УПК РФ, п. 6. Лицо в возрасте до шестнадцати лет, если оно не является участником уголовного судопроизводства, допускается в зал судебного заседания с разрешения председательствующего.
Возможно, читатель обратил внимание, что все исключения из общего принципа гласности судебного разбирательства (кроме проведения закрытых судебных заседаний в целях охраны государственной тайны) в большинстве своем касаются процесса по делам несовершеннолетних. Причем, все ограничения гласно¬сти связаны с защитой личности несовершеннолетних от того ущерба, который проистекает, как это ни па¬радоксально, от открытого ведения судебного заседания. И этот ущерб происходит от недостаточной адапти-рованности несовершеннолетнего к экстремальной для него ситуации судебного процесса. В таком случае поведение несовершеннолетнего становится непредсказуемым, анализ обстоятельств дела может в откры¬том заседании отрицательно повлиять на его показания и снизить результативность судебного следствия. Ти¬пичным примером подобного влияния именно на несовершеннолетних открытого судебного заседания могут служить выездные заседания суда по этой категории дел.
В целом с оценкой воспитательного эффекта открытых заседаний суда можно согласиться. Но только не по делам о преступлениях несовершеннолетних. Судебная практика свидетельствует, что воспитательное воздействие в подобных ситуациях не касается самих несовершеннолетних, которые оказываются либо пред¬метом всеобщей жалости, либо «героями дня» в глазах сверстников. И то, и другое искажает истинную роль несовершеннолетнего в совершении преступления и не дает необходимого предупредительного результата. Происходит и утрата гарантий прав личности обвиняемого в связи с трудностями ведения процесса в боль¬шой и плохо управляемой аудитории. Недаром наша практика открытых заседаний суда по делам несовер-шеннолетних не воспринята в других странах.
Из сказанного можно сделать один вывод: гласность в рамках правосудия по делам о несовершеннолет¬них должна учитывать соотношение воспитательных и охранительных функций ювенальной юстиции. При¬оритет следует отдать функции охранительной, как это и происходит в уголовном процессе по делам о несо¬вершеннолетних в современном мире. Нарушение баланса гласности и конфиденциальности в таком процессе может привести не к перевоспитанию несовершеннолетнего правонарушителя, а, напротив, к раз¬витию криминогенных признаков его личности.
И все-таки подождем делать радикальные выводы. Сходные, как и различающиеся признаки моделей ювенальной юстиции в разных странах нельзя оценивать однозначно, только как преимущества или только как недостатки. Ведь в рассматриваемом нами различии речь идет лишь об объеме и способах учета возра¬стных особенностей несовершеннолетних, которые в западных странах больше в центре внимания суда, чем у нас. Но ведь не менее важны юридические гарантии прав личности несовершеннолетнего, которые терпят урон от неформального поведения участников процесса. И здесь, читатель мог заметить, российская судеб¬ная процедура по делам несовершеннолетних выглядит значительно более солидной в правовом отношении. С этих двух позиции каждая из систем имеет свои преимущества. Видимо, сохраняя верность правилам су¬дебной процедуры, в новом Уголовно-процессуальном кодексе учтена необходимость более глубокого социально-психологического исследования личности несовершеннолетнего и выбора индивиду¬ально значимой меры воздействия и ее исполнения.
Решение этого вопроса тесно связано с тем, каким арсеналом средств владеет суд (судья) для индивиду¬ализации исследования личности несовершеннолетнего и совершенного им деяния. И здесь самое время пе¬рейти к рассмотрению того, как в российском уголовном процессе отражается второй принцип ювенальной юстиции - ее социальная насыщенность.
Напомним, что социальная насыщенность правосудия для несовершеннолетних связывается с привлече¬нием к участию в процессе специалистов - не юристов и с использованием судом помощи разнообразных со¬циально-психологических служб, на основании требований международных документов, таких, как, например, Пекинские правила, касающиеся осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, которые в соответствие с п. 4, ст. 15 Конституции РФ и п. 1 УПК РФ, а также Постановлением Пленума Верховного Суда от 10 октября 2003 года "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" являются частью правовой российской системы. Все вместе это в мировой практике носит название «непрофессионально¬го элемента».
Придется сразу оговорить одно общее обстоятельство: российское уголовно-процессуальное законода¬тельство предусматривает такое широкое участие специалистов - не юристов в отправлении правосудия по делам несовершеннолетних. В нем предусмотрена обязательность социального исследования, как обязательной стадии процесса, но в некоторых российских регионах, к сожалению, в распоряжении суда (судьи) нет и такого разнообразия социальных служб, специально созданных для обес-печения уголовного процесса по делам несовершеннолетних обладающих арсеналом этих знаний. Хотя, по мнению ведущих специалистов в области уголовного процесса, например, к.ю.н. Ахмедова Р.Н. традиционное обращение суда к помощи социального работника, из сторонних организаций, становится возможным, на основании ст. 58 УПК РФ.
В то же время, перед российским судом рассматривающим дела несовершеннолетних, закон ставит за¬дачи явно социального содержания. Суд обязан изучить условия жизни и воспитания подростка (ст.421 действующего УПК), что невозможно сделать с помощью одних юридических знаний; его обязанность, в соответствии с той же 421 ст. УПК, назначить экспертизу для установления возраста несовершеннолетнего обвиняемого, что также является областью специальных познаний; использовать специальные познания педагога в допросах несовершеннолетнего обвиняемого, в соответствии со ст. 425 УПК РФ и т.д.
Приведенный перечень норм показывает, что социальные задачи пытаются занять существенное место в российском правосудии по делам о несовершеннолетних. Но в связи с несовершенством законодательной базы и нежеланием отдельных регионов работать по новому, возможность применения, на практике положений ст. 58, 420 УПК и др., представляется с трудом. Вместе с тем, стоит уточнить, что ст. 57-58 УПК РФ позволяют суду включить в исследование обстоятельств дела несовершеннолетнего данные из специальных познаний в об¬ласти психологии, медицины, педагогики, и других наук, занимающихся проблемами детства, юношества и, особенно, вопросами различного рода отклонений в физическом и психическом развитии, проявляющихся в отклоняющемся поведении несовершеннолетнего. В то же время судебная практика показывает, что в боль¬шом числе преступлений несовершеннолетних либо есть признаки, например, умственной или психической отсталости обвиняемого, либо имеются серьезные опасения, что в силу этого несовершеннолетний мог и не осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими в конкретной ситуации. Внимание к таким «пограничным» случаям, которые в мировой юридической практике носят название «уменьшенной возрастной вменяемости», усилено в нашей стране, в связи с тем, что в новом Уголовном кодексе РФ, в п.3 ст.20 предусмотрено, что несовершеннолетний, достигший возраста 14 и 16 лет, но, вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не мог во время совершения об¬щественно опасного деяния в полной мере осознавать практический характер и общественную опасность сво¬их действий (бездействия), либо руководить ими, - не подлежит уголовной ответственности.
Данная статья для ее реализации требует более активного привлечения в уголовный процесс предста¬вителей неюридических специальных познаний, причем использования этих специальных познаний в стаци¬онарных условиях соответствующих специальных учреждений (лабораторий, клиник и т.д.). Очевидно, учи¬тывая существенное значение выводов из неюридических специальных познаний, речь должна идти об экспертизе. Здесь можно использовать и западный опыт и предусмотреть в необходимых случаях постановку перед экспертом вопросов о наиболее приемлемой мере воздействия на несовершеннолетнего и режиме ее исполнения. Напомним также, что Верховный Суд РФ неоднократно от¬мечал необходимость специального изучения психологами и психиатрами, приглашаемыми судом, особенно¬стей личности несовершеннолетнего для учета имеющихся отклонений при определении меры ответственно¬сти и наказания. Так что нет особого труда, перевести сформулированные положения судебной практики в нормы федерального закона окончательно и бесповоротно.
Как известно, уголовное судопроизводство завершается вынесением приговора - обвинительного или оправдательного. В этой стадии суд может решить и вопросы, относящиеся к исполнению приговора: об от¬срочке его исполнения, об условиях исполнения. Завершая анализ действующего российского правосудия в отношении несовершеннолетних, обратимся вновь к его главной правовой базе - возрасту несовершенно¬летнего - и посмотрим, в чем здесь проявляется охранительная функция российского правосудия.
Как уже отмечалось, прямого юридического протекционизма несовершеннолетних уголовно-процессу¬альное законодательство России не предусматривает. Иными словами, суд не обязывается законом снизить несовершеннолетнему во всех случаях меру наказания за содеянное лишь потому, что он - несовершеннолет¬ний. Этот вопрос суд решает, исходя из обстоятельств дела и личности несовершеннолетнего подсудимого. Так что здесь есть определенное несоответствие с концепцией ювенальной юстиции.
Подобное несовпадение можно найти и в правовой оценке несовершеннолетия, как обстоятельства, смягчающего ответственность (наказание). УК PCФCP 1960 г. и действующий УК РФ 1997 г. рассматрива¬ют его именно с этих позиций. Однако УК РФ 1997 г. Имеет, как и предыдущий на этот счет оговорку: несовершеннолетие учиты¬вается как смягчающее наказание (по терминологии УК РФ) обстоятельство в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами. (ст.89, ч. 2). Этого не было в УК РСФСР 1960 г.
Так в чем же тогда состоит охранительная функция российского уголовного процесса в отношении несовершеннолетних в стадии вынесения приговора? Главной здесь является возможность для суда заменить не¬совершеннолетнему уголовное наказание на принудительные меры воспитательного воздействия. Вопрос о такой замене и в целом - об избрании принудительного воспитания несовершеннолетнего в качестве меры воздействия подлежит обсуждению при постановлении приговора по делу несовершеннолетнего. Основное требование - вопрос подлежит обсуждению судом и принимается решение с учетом каждого конкретного случая. После вступления в силу нового Уголовного кодекса России постановление приговора суда в отно¬шении несовершеннолетних в случае замены наказания принудительными мерами воспитательного воздей¬ствия регулируются его правовыми нормами. Так, в ч. 1 ст.89 действующего УК сказано, что при назначении наказа¬ния несовершеннолетнему учитываются условия жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности, а также влияние на него старших по возрасту лиц. Решен в новом УК и спорный вопрос о при¬оритете наказания и принудительного воспитания в отношении несовершеннолетних (вспомним споры по этому поводу в странах англосаксонской и континентальной систем, да и в России после Октябрьской рево¬люции). Поскольку в ст.87, ч.2 нового УК сказано, что несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, - можно считать, что в законе предусмотрено правовое равенство указанных мер, и их выбор в конкретном случае и с учетом необходимых для того условий предоставлен суду.
Применение принудительных мер воспитательного воздействия существует в российском законодатель¬стве с появления в УПК 1960 г. главы 32, где им было уделено специальное внимание. Новый УПК РФ также уделяет повышенное внимание правовому равенству указанных мер (см. ст. 427 УПК).
Введение в закон специального комплекса воспитательных мер определило главную специфику уголов¬ного процесса по делам несовершеннолетних в России, как процесса охранительного. Именно несовершен¬нолетний получает, в этом случае, реальный шанс не продолжить свою «преступную карьеру», не подверг¬нуться негативному воздействию криминального окружения, которое, к сожалению, он вполне может встретить в местах лишения свободы.
Прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия одно из гуманных требований, закрепленных в Пекинских правилах 1985 г.
Вопрос о применении к несовершеннолетнему, впервые совершившему преступление небольшой и средней тяжести мер принудительного воспитательного воздействия, может быть поставлен по каждому делу, как на стадии предварительного следствия, так и на стадии судебного разбирательства: в случае, если будет установлено, что несовершеннолетний совершил такое преступление впервые и исправление его возможно без применения уголовного наказания (см. ч 1 ст. 90 УК РФ).
При наличии таких данных на стадии предварительного расследования уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора, выносит постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждает перед судом ходатайство о применению к несовершеннолетнему мер принудительного воспитательного воздействия, предусмотренных частью 2 ст. 90 УК РФ. К их числу относятся: 1) предупреждение; 2) передача под надзор родителей либо специализированных государственных органов; 3) возложение обязанности загладить причиненный ущерб; 4) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.
Постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждения ходатайства о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд для рассмотрения по существу и принятия решения.
В судебном заседании прокурор, возбудивший ходатайство, обосновывает его, после чего заслушивается мнение защитника, законного представителя и самого подозреваемого (обвиняемого) о возможности ограничиться применением принудительных мер воспитательного воздействия.
Как отмечается в литературе, здесь важен воспи¬тательный эффект: предостережение несовершеннолетнего (повторное совершение правонарушения влечет уголовное наказание); порицание действий виновного, разъяснение необходимости изменить поведение. Важно и другое - несовершеннолетний не рассматривается как осужденный, когда к нему применяются при¬нудительные воспитательные меры.53
По результатам рассмотрения ходатайства прокурора и мнения сторон судья принимает одно из трех решений:
1) об отказе в освобождении от уголовной ответственности и применении принудительных мер воспитательного воздействия в случае, если будет установлено, что исправление несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может быть достигнуто без применения наказания;
2) об отказе в применении принудительных мер воспитательного воздействия и возвращении дела прокурору, если несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый), или его защитник, либо законный представитель возражают против этого;
3) об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и о назначении ему одной из нескольких принудительных мер воспитательного воздействия.
Постановлением о применении к несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) принудительных мер воспитательного воздействия суд вправе наложить на родителей, или других законных представителей несовершеннолетнего, либо специализированный государственный орган (КДН и ЗП) обязанности осуществлять общий надзор и контроль за его поведением, а также оказывать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего. О внимании российского законодателя к принудительному воспитанию несовершеннолетних свидетель¬ствует и то, что в новом Уголовном кодексе РФ (1997г.), кроме перечня принудительных мер воспитательно¬го воздействия, более полного, чем в УК РСФСР 1960 г., дано также в специальной статье 91 и их содержа¬ние. Такой статьи в УК 1960 г. не было вообще.
В заключение рассмотрения действующей российской модели правосудия по делам о несовершеннолетних можно сказать, что в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России в целом отражены под¬ходы к созданию в нашей стране ювенальной юстиции, отвечающей современным международным стандартам ее организации и функционирования. По нашему мнению, на сегодняшний день остро стоит проблема о соблюдении принципа конфиденциальности судопроизводства в отношении несовершеннолетних, заседания Судов по делам несовершеннолетних или специальных составов общих судов, преимущественно рассматривающих дела несовершеннолетних, должны носить закрытый характер, так именно проходят указанные разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних в прогрессивно развитых странах, именно этого требуют от нас и Международные нормы права. Это позволит избежать «несправедливого клеймения» огласки о личности подростков, только начинающих жить, и пусть, даже, совершивших правонарушения небольшой или средней тяжести, но желающих встать на путь исправления, принцип конфиденциальности напрямую связан с другими принципами ювенальной юстиции: воспитуемости и социальной насыщенности. Постулат Nolinocere! (не навреди!) должен являться определяющим как в отношении несовершеннолетнего правонарушителя, так и в отношении социальных сирот, т. е. детей, оставшихся постоянно или временно без попечения родителей, или иных законных представителей.
Контрольные вопросы по теме «Современная ювенальная юстиция».
1. В чем единство современных моделей ювенальной юстиции? Назовите общие, объединяющие признаки.
2. В чем состоят различия основных моделей современной ювенальной юстиции? Объясните их проис¬хождение и оцените их влияние на современные варианты ювенальной юстиции.
3. Дайте характеристику англосаксонской модели - современной ювенальной юстиции. Опишите амери¬канский и английский варианты.
4.Дайте характеристику континентальной модели современной ювенальной юстиции - на примере фран¬цузской.
5. Как отражаются основные принципы ювенальной юстиции в уголовном процессе по делам о несовер¬шеннолетних:
а) общая характеристика;
- в англосаксонской модели ювенальной юстиции;
- в континентальной модели ювенальной юстиции.
53 Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Комментарий под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: «Экзамен XXI» 2002. с 589 – 590.

6. Проанализируйте современное российское правосудие, когда в его орбите оказывается несовершен¬
нолетний обвиняемый и подсудимый. Считаете ли вы достаточной правовую базу российского правосудия
для этих случаев, чтобы уровень юридической защиты прав несовершеннолетних соответствовал концепции
современной ювенальной юстиции?
7. В чем преимущества и недостатки российского правосудия для несовершеннолетних (если вы их нахо¬
дите) по сравнению с современными англосаксонской и континентальной моделями ювенальной юстиции?
8. Какие нормы должны быть включены в новое российское уголовно-процессуальное законодательст¬во, чтобы возникла реальная возможность воссоздать в России ювенальную юстицию?
9. Какую модель ювенальной юстиции вы считаете предпочтительной для России - автономную ювеналь¬
ную юстицию или коллегию судей в общем суде, занимающуюся делами несовершеннолетних?< div>
__________________

?
________________________________________
ГЛАВА 4 . ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: СОВРЕМЕННЫЕ МОДЕРНИЗАЦИИ

1. Предварительные замечания
С момента создания первого суда для несовершеннолетних прошло более чем 100 лет. Если считать, что ос¬новные его модели - англосаксонская и континентальная - сформировались окончательно примерно через пять-десять лет каждая после создания в соответствующих странах одной из этих моделей, - все равно, срок немалый. И очевидно, что ювенальная юстиция, даже сформировавшись в целом, не могла, функционируя, оставаться застывшей правовой схемой. Она должна была изменяться и изменялась. Это было видно при сравнении между собой «классических» моделей суда для несовершеннолетних - англосаксонского и конти¬нентального и даже - судов одной и той же модели. Вспомните различия «детских» судов в США и Англии.
Эти изменения, как уже отмечалось выше, не затрагивали концепции и философии ювенальной юсти¬ции, не посягали на задачи деятельности суда для несовершеннолетних, как суда уголовной юрисдикции. Уго¬ловное преследование и защита прав несовершеннолетних от преступных посягательств на них сохранялись незыблемо. Оговоримся: до поры, до времени. И время это наступило, причем в разных странах - разное. И изменения ювенальной юстиции были неодинаковыми.
Изменения в правосудии по делам о несовершеннолетних происходили по причинам, общим для всех стран, где она имелась, и по причинам, которые можно определить, как национальные.
Общими, как всегда, оказались рост и ухудшение статистического содержания преступности несовер¬шеннолетних и недостаточная эффективность борьбы с ней.
Положение России оказывается своеобразным, когда речь идет о современных изменениях ювенальной юстиции. Во-первых, потому, что сама ювенальная юстиция в ее общепринятом понимании в России есть не везде, а это значит, что, к сожалению, нельзя говорить о модернизациях именно ювенальной юстиции. Во-вторых, некоторые варианты из¬менений правосудия для несовершеннолетних, которые происходили в мире, в России уже существовали или произошли, хотя сама ювенальная юстиция отсутствовала (в 60-70-е годы). Речь идет об упоминавшихся не раз комиссиях по делам несовершеннолетних. Еще один вариант модернизированной ювенальной юстиции - Семейный суд - в России предполагается создать. Это предусмотрено судебной peфopмoй, которая проводит¬ся в России в настоящее время. Указанные обстоятельства должны быть учтены юристами - теоретиками и практиками, кто занимается или будет заниматься реализацией этой реформы. Думаем, что многое в этой об¬ласти ожидает и будущих юристов, обучающихся в юридических высших образовательных учреждениях. По¬этому, при рассмотрении современных модернизаций ювенальной юстиции в мире и в отдельных странах, не следует забывать это своеобразие российского законодательства и будущего ее ювенальной юстиции.
О модернизациях правосудия для несовершеннолетних в России речь отчасти шла выше, когда сравни¬вались нормы действующего российского УПК и, проектов нового уголовно-процессуального законодатель¬ства (см. главу III пособия).
В главе IV будет рассмотрен еще проект Закона о ювенальной юстиции, разработанного в рамках пре¬зидентской программы реализации судебной реформы в Российской Федерации.54
Вернемся к изменениям, которые происходили в мире в действующей ювенальной юстиции, там, где она была создана и функционировала.
В основном ее изменения происходит интенсивно в 60-80-е годы. Отметим, что изменения происходят и сейчас. Охватить все их варианты практически невозможно, поскольку в законах и судебной практике раз¬ных стран были свои особенности. Поэтому обратимся к главным и наиболее общим модернизациям юве¬нальной юстиции. Для анализа выбраны те, которые существенно меняют содержание и функции ювеналь¬ной юстиции. Здесь читатель столкнется с моделью, посягающей на концепцию ювенальной юстиции, на главное ее звено - суд по делам о несовершеннолетних. Очевидно, что потребуется правовая оценка как самих модернизаций,
54Проект разработан Ветровой Г.Н. и Мельниковой Э.Б. Cм.: Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Закон о ювенальной юстиции в Российской Федерации (проект). - журнал «Правозащитник», 1996, №2, апрель-июнь, С. 42-58.
так и их последствий. Основной здесь вопрос: будет, ли при таких изменениях сохранено юридическое своеобразие ювенальной юстиции, будет ли она вообще существовать?
Исходя из сказанного, анализу и сравнению с действующей ювенальной юстицией будут подвергнуты:
— семейный суд, как интегрированный орган судебной защиты прав и законных интересов несовершенно¬
летних;
— административный орган по делам о несовершеннолетних, альтернативный суду.

2. Семейный суд
Концепция современного семейного суда рассматривает его как суд смешанной, причем комплексной юрисдикции - уголовной, гражданской, семейной. В этом смысле он изначально предполагается как сущест¬венно отличающийся от действующего суда для несовершеннолетних. Однако нельзя забывать два важных обстоятельства:
1) современный, «детский» суд уже не является чисто уголовным. Вспомним, хотя бы, социальную на¬
сыщенность ювенальной юстиции и станет ясно, что суду в ходе разбирательства по уголовному делу несо¬
вершеннолетнего приходится решать и многие другие, связанные с ним вопросы (установление надзора за
подростком, оставленным на свободе, изъятие его из неблагоприятной семейной обстановки и т.д.);
2) предшественники суда для несовершеннолетних были судами не уголовной, а гражданской юрисдик¬
ции. Вспомним доктрину, а также судьбу первого суда для несовершеннолетних в США: чтобы начать функ¬
ционировать, «детский» суд города Филадельфия законом штата Пенсильвания был провозглашен судом
именно гражданской юрисдикции. Кстати, и сейчас в США высказывается мнение о большей эффективнос¬
ти ювенальной юстиции, будь она гражданской юрисдикции и вспомним о доктрине parenspatriae.
Что же представляет собой предложения о создании юрисдикции семейного суда и уже действующие се¬мейные суды? Надо сказать, что такое изменение ювенальной юстиции - путем замены суда для несовершеннолетних семейным судом произошло пока лишь в некоторых странах. Достаточно стабильны судебные системы по де¬лам о несовершеннолетних в Италии, Швейцарии, Германии. Не происходит изменений в тех странах, где са¬ми суды для несовершеннолетних включают в свою юрисдикцию решение охранительно-воспитательных за¬дач (например, опекунские суды в Австрии, Испании, Португалии).
Идея создания семенного суда отражает стремление отнести все вопросы, касающиеся подростка-пра¬вонарушителя и нуждающегося, как обычно формулируется в соответствующих законах, «в заботе, контро¬ле и защите», - к юрисдикции одного какого-то судебного органа. Этот орган должен рассматривать не толь¬ко вопросы, касающиеся правонарушения, совершенного подростком, но и всех тех, что возникают в судебном процессе в связи с совершенным правонарушением (опеки, попечительства, санкций в отноше¬нии родителей, споров об имуществе и т.д.).
Перечисленные вопросы не относятся к компетенции суда для несовершеннолетних, поскольку относят¬ся к гражданскому судопроизводству. Поэтому в процессе модернизации ювенальной юстиции именно в этом направлении стали раздаваться голоса в пользу замены суда по делам о несовершеннолетних судом граждан¬ской юрисдикции. В предлагаемых проектах реорганизации ювенальной юстиции подчеркивалось, что суд для несовершеннолетних не может решить многие вопросы, когда речь идет не о применении наказания и иных мер воздействия к несовершеннолетнему преступнику, а о защите прав и законных интересов детей и подростков, о контроле над ними.
Так возникла идея создания (или воссоздания?) семейного суда. Его моделью послужили уже функцио¬нирующие семенные суды в Японии и опекунские суды в Австрии.
В Японии семейные суды были созданы в 1947-1948 гг. Вслед за Японией преобразования произошли во Франции, Англии, Бельгии, Люксембурге, CШA. В западной литературе этот процесс оценивали высоко, считая, что он предвещает для семейных судов широкое распространение в настоящем и в будущем - как на национальном, так и международном уровне.55 Процесс этот происходил в 60-70-е годы. По прошествии стольких лет массовым он так и не стал. А суд для несовершеннолетних удерживает свои позиции достаточ¬но прочно. Чтобы оценить значение происходивших модернизации ювенальной юстиции в современном мире, необ¬ходимо обратиться к первоначальной модели - японскому семейному суду.
Компетенция семенного суда, действующего в Японии, охватывает следующие вопросы:
— преступления и правонарушения несовершеннолетних;
— преступления взрослых, наносящие ущерб несовершеннолетним;
— весь комплекс вопросов семенного права, связанных с защитой прав и интересов несовершеннолетних.
В их числе:
— надзор и попечение за несовершеннолетними;
55 Fedou. G. The family court in France./' / Terms Rev. Health and Law, 1971. Jan.-mar. P. 9.

— обучение и поведение подростков-алкоголиков;
— оздоровление семенной обстановки и ряд других.
В Японии семейный суд является самостоятельным судом в системе районных судов. К его компетенции относятся несовершеннолетние правонарушители в возрасте от 14 до 20 лет, а также «социально неадапти¬рованные» лица того же возраста. Дело несовершеннолетнего, возраст которого более 16 лет, может быть передано на рассмотрение общего уголовного суда - при совершении тяжкого преступления. Поскольку в се¬мейном суде дело рассматривается по правилам «социального исследования», при семейных судах сущест¬вует специальная сеть вспомогательных служб и лиц, осуществляющих эту деятельность. Так, при семейном суде имеется пункт медико-психиатрической консультации и прикрепленные к нему специальные работники. Их статус соответствует статусу агентов службы пробации в английской и американской системе правосу¬дия. При семейном суде имеются также советники, обязанность которых состоит в ведении примирительно¬го (третейского) производства по делам о разводах.56
Основная философия семейного суда определена в правовой доктрине достаточно четко: ребенок, несо¬вершеннолетний имеет органическую потребность в семье и должен жить в ней в нормальных условиях, в согласии с родителями, быть в семье личностью. И само воспитание подростков становится нормальным лишь в том случае, если истоки его - семья.57 Но эта же философия определяет основные подходы к содер¬жанию охранительных функций семейного суда: он фактически защищает старый общечеловеческий девиз -«мой дом - моя крепость». Может быть, именно поэтому третейское производство занимает в нем немалое место, поскольку главная задача семейного суда - сохранить эту «крепость» незыблемой.
Что касается действующих семейных судов в других современных странах, то можно указать на двуеди¬ную систему США, где сосуществуют суды по делам несовершеннолетних и семейные суды; на семейные су¬ды во Франции, существующие как экспериментальные (возникли в 1970-1972 гг.)
Особый интерес с точки зрения охраны прав и интересов личности представляет Отделение по семей¬ным делам Высокого суда Англии. Компетенция его чрезвычайно широка во всем том, что касается вопро¬сов семьи и детей. Этот суд может выступать и как суд первой инстанции, и как апелляционный - в пределах своей компетенции. В число дел данного суда как суда первой инстанции входят вопросы матримониального статуса, расторжения брака, усыновления детей, попечительства и опеки (последнее - с 1971 г. было изъято ведение дел об опеке).58
Можно напомнить и о континентальном варианте: семейной палате Французского суда первой высшей инстанции.
Австрийские опекунские суды, принятые как модель семейного суда, распространяют свою юрисдикцию на несовершеннолетних в возрасте до 21 года, проживающих в данном судебном округе. Этот суд применя¬ет к правонарушителям воспитательные меры, а в отношении лиц, нуждающихся в защите, - меры охраны и попечения. Опекунские суды рассматривают также конфликты между родителями при их несогласии с реко-мендациями в вопросах воспитания детей, даваемыми социальной службой Бюро детства.59 Вопросы право¬нарушений несовершеннолетних отнесены к компетенции имеющихся в Австрии судов по делам несовер¬шеннолетних.60 Однако в таких городах как Вена и Грац эти суды объединены с опекунскими, в связи с чем и компетенция у объединенных судов оказывается общей.61
Таким образом, суд смешанной юрисдикции, основной моделью которого стал семейный суд, все же не смог заменить полностью суд по делам о несовершеннолетних, хотя с его помощью и предполагалось решать комплексно все проблемы несовершеннолетних, попавших в орбиту правосудия.
В компетенцию семейного суда оказалось сложно включить главные вопросы юрисдикции традиционно¬го суда для несовершеннолетних - уголовную ответственность и наказание несовершеннолетних за совер¬шенные ими преступления. Так что если суд по делам о несовершеннолетних «не справлялся» с комплексом вопросов гражданской юрисдикции, семейный суд не мог преодолеть барьер в виде «чистого» судопроизвод¬ства по уголовным делам, особенно, когда речь шла о тяжких преступлениях. Следствием этих трудностей стало и медленное распространение семейных судов, и тяготение их к юри-сдикции по гражданским делам, и сохранение, несмотря на модернизации, привычных всем судов для несо¬вершеннолетних. Сказывалась и многолетняя традиция иметь в системе своих судов и ювенальную юстицию в «чистом виде». Поэтому, даже там, где были созданы семейные суды, продолжали действовать и суды по делам о несовершеннолетних (например, в США, во Франции).

56Подробно см. Забродска Галина. Семейные суды в Японии. - Zabrodska Н., Sadi rodzine v Japonii («Pravo i Zicie»,
1965, №1).
57Подробносм.: Commaille J. Familles sans justice ? Le droit et la justice face aux transformations de la famille. 1972 г., когда у Канцлерского отделения Законом Paris, 1980.
58Уолкер Р. Английская судебная система. М.: Юридич. литература. 1980. С.221-222.
59Орган, на который законом возложена обязанность защиты детей (A.I.M.J. ActesduV-eCongres, Bruxelles,
1961, p.11/6).
60Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск, 1986. С. 33-34.
61Actes du V-e Congres..., p. 11/6-11/9.

Сказанное вовсе не означает, что к семейному суду потерян интерес. Напротив, на него продолжают смотреть с надеждой, считая, что за ним - будущее ювенальной юстиции. Просто полагают, что гражданское и уголовной судопроизводство в нем со временем поменяются местами - по степени их значимости в делах несовершеннолетних.
З. Административный орган по делам о несовершеннолетних, альтернативный суду

Системы таких органов созданы в ряде стран. Их компетенция, задачи, процедура деятельности опреде¬ляется нормативными, преимущественно ведомственными актами. В законах же обычно оговаривается, в каких случаях, по какой категории дел возможна замена судебного вмешательства по делам о несовершен¬нолетних вмешательством административным, кто решает этот вопрос, каковы формы такого несудебного вмешательства? Появление указанных органов, условно называемых в литературе «альтернативными», относится к раз¬ным периодам функционирования ювенальной юстиции, возникали они в разных странах в разное время и в разных формах. Наиболее типичными здесь являются разнообразные комиссии и комитеты по делам о несовершенно¬летних, по защите их прав и т.д. Из общей их массы имеет смысл выбрать наиболее характерные и интерес¬ные для сравнения между собой. Это - комиссии по делам несовершеннолетних, воссозданные еще в СССР в 1959 г. и действующие по настоящее время уже в России, и комитеты по благополучию молодежи в скан¬динавских странах, комитеты по защите прав молодежи в Бельгии.
Отметим предварительно, что альтернативный суду орган, будучи предусмотрен законом, обладает все¬ми признаками правового института с соответствующей правовой природой и правовыми функциями.
Появление альтернативных органов, так же как идеи создания семейного суда, было связано с недоволь¬ством результативностью ювенальной юстиции. Только в данном случае упреки были «излишней» формали¬зации общего правосудия и недостаточной оперативности правосудия по делам о несовершеннолетних.
Активизация научной мысли в создании практических форм альтернативного вмешательства по делам о несовершеннолетних приходится на период 70-х годов. Созданные в тот период альтернативные органы, ес¬тественно, работали и работают до сего времени. Правда, картину преступности несовершеннолетних они существенно не изменили, но дали определенный положительный результат в вопросах раннего предупреж¬дения правонарушений несовершеннолетних.
Наиболее активно проблема альтернативного вмешательства по делам о несовершеннолетних обсужда¬лась на IX конгрессе Международной ассоциации магистратов по делам несовершеннолетних (MAМH), про¬ходившем в 1974 г. в Оксфорде.62 Ему предшествовали определенные сдвиги в науке, подготовившие обще-ственное мнение к непривычному - не судебному - варианту защиты прав личности и борьбы с преступностью. Были уже произведены и определенные изменения в национальных законодательствах ряда стран, где идеи альтернативного вмешательства получили отражение. Так, в течение 1958-1959 гг. комиссии по делам несовершеннолетних были созданы в Болгарии (тогда - НРБ) и в СССР. Были они при местных ор¬ганах власти. Позднее, в 1968 г. в Польше (тогда - ПНР) были образованы комиссии по делам детей и мо¬лодежи. Все эти комиссии имели полномочия по рассмотрению дел о правонарушениях несовершеннолетних и применению к правонарушителям принудительных мер воспитательного воздействия.
Создание таких, не судебных административных органов по делам о несовершеннолетних не обошло и Западную Европу: в 1965 г. Бельгия - страна, традиционно приверженная континентальному праву, создала несудебные комитеты по делам молодежи, частично «захватившие» юрисдикцию судов по делам о несовер-шеннолетних. Каково же содержание, задачи и место альтернативного вмешательства в системе правосудия по делам о несовершеннолетних? Само его понятие состоит в возможности выбрать административный несудебный орган вместо суда, включая и случаи, когда подобную функцию по закону может осуществить и сам суд. Это - альтернативное вмешательство в собственном смысле слова. Второй вариант - возможность использовать функции админи¬стративного органа наряду с функциями суда, причем в рамках судебного процесса (например, досудебная и пост-пенитенциарная деятельность, которая осуществляется по поручению суда). Функции административ¬ного органа здесь нельзя назвать альтернативой суду в собственном смысле слова, поскольку она не заменя¬ет правосудие, а лишь дополняет его. Однако отнесение этой деятельности к альтернативной имеет свои ос¬нования. Нельзя забывать, что в некоторых странах в законах и в судебные практике, подобного рода альтернатива получила законное право на существование в рамках ювенальной юстиции и приносит ожида¬емые от нее результаты.

62 Генеральный доклад был подготовлен Э.Б. Мельниковой. В основу его был положен анализ и сравне¬ние ответов на вопросник к докладу, полученных от 54 стран. См.: International Association of Youth Magistrats. Forms of intervention alternative to the Courts. Oxford, 1974.

(например, администрация воспитательных, пенитенциарных учреждений) наделяются правами принятия решений, имеющих правовые последствия в отношении несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых, осужденных.
Чтобы закончить рассмотрение классификации альтернативных органов, следует указать на самую об¬ширную их подгруппу - органы по оказанию социальной помощи и защиты, существующие во многих стра¬нах и обладающие большим полем деятельности в отношении несовершеннолетних. Конечно, их отнесение к органам альтернативным суду представляется достаточно спорным.63 Об альтернативе здесь можно гово¬рить лишь в том случае, когда суд уже принял решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания (или об отказе в возбуждении уголовного дела) и о применении к нему «мер со¬циальной помощи и поддержки». Такая возможность предусмотрена в ряде законов о защите детей и моло¬дежи, правда, ориентированных более на защиту от неблагоприятных условий жизни и воспитания детей и подростков и менее - на принятие мер к самим несовершеннолетним.
Очевидно, что определенные требования общего характера должны быть предъявлены как к содержа¬нию альтернативного вмешательства, так и к самому «альтернативному» органу. Иными словами, речь должна идти о компетенции органа, правомочного вмешиваться для охраны прав и интересов несовершен¬нолетних.
Особое место здесь занимают юридические гарантии деятельности несудебных органов. Они должны со¬стоять в строгой правовой регламентации компетенции несудебного органа, равно как и в четком регулиро¬вании в законе самой процедуры несудебного вмешательства (рассмотрение дела, источники доказательств, документация); в особом внимании к правовым гарантиям личности несовершеннолетних (регламентация прав и обязанностей участников несудебного разбирательства дела, возможность обжалования решения не¬судебного органа и т.д.).
Каковы же основные модернизации правосудия по делам о несовершеннолетних, связанное с тем, что какая-то часть функций суда по закону передается органу несудебному, административному?
Как показали результаты проведенного в свое время исследования законодательства упоминавшихся 54 стран, 50 из них предусматривало один и более видов альтернативного вмешательства. Значит уже в 1974 г. проблема альтернативы суду для несовершеннолетних была реальностью для значительного числа стран. Поэтому важно оценить их роль в развитии современного правосудия.
Компетенция административных органов, правомочных на вмешательство по делам несовершеннолет¬них вместо суда, состоит прежде всего в правовой охране детей и подростков. В некоторых странах сущест¬вуют специальные охранительно-профилактические органы, не входящие в систему органов социальной по¬мощи и предназначенные для профилактики правонарушений несовершеннолетних. К этим органам относятся специальные комиссии и комитеты по делам несовершеннолетних (или молодежи):
— комиссии по делам несовершеннолетних в России (ранее - во всех республиках СССР);
— комитеты по защите молодежи в Бельгии;
— комитеты и комиссии по социальному благополучию детей и подростков в скандинавских странах (Да¬
ния, Норвегия, Швеция) и в Финляндии.
Сравнение между собой функций и задач деятельности перечисленных административных органов, кото¬рые по закону наделены правом альтернативного вмешательства вместо суда, показывает как значительное их сходство, так и немало признаков различия.
Однако, прежде чем рассмотреть их, необходимо напомнить, что скандинавский вариант деятельности комитетов по благополучию предусматривает не замену суда для несовершеннолетних таким комитетом, а разграничение их компетенции по кругу дел, которые они рассматривают. Во всех остальных случаях речь всегда идет о возможности выбора по данному делу и судебного, и несудебного вмешательства.
Сходство задач и функций перечисленных альтернативных органов выражается в следующем:
— все они по закону наделены правом вмешательства не только в защиту прав и законных интересов несо¬
вершеннолетних (в пределах их компетенции), но и по делам о правонарушениях несовершеннолетних;
— все они имеют общепрофилактические задачи в борьбе с правонарушениями и ликвидацией неблагопри¬
ятных условий жизни и воспитания подростков;
— их состав включает: лиц, чьи профессии связаны с вопросами воспитания детей и подростков, а также -
защиты их прав и интересов; представителей общественности (общины, микрорайона, общественной
организации);
— в целом процедура рассмотрения дел в указанных органах, где речь идет о правонарушениях несовер¬
шеннолетних или о посягательствах на них, регламентируется в законе или ином правовом акте.
Перечисленные общие признаки, характеризующие почти все альтернативные органы данной группы,
свидетельствуют о том, что законом на них возлагаются задачи, реализация которых направлена на получение


63 Характерно, что именно они были отнесены к «альтернативным» в ответах практически всех стран на вопросник IXконгресса НАН.

быстрого и реального результата. Можно сказать, что законодательно в них заложен значительный про¬филактический потенциал. И, вместе с тем, следует вновь напомнить, что главный изъян всех «альтернатив¬ных» моделей - недостаточная правовая обеспеченность прав и законных интересов несовершеннолетнего, оказавшегося в орбите деятельности разнообразных комиссий и комитетов. Можно сослаться здесь на от¬нюдь не позитивный опыт комиссий по делам несовершеннолетних в СССР, наделенных широкими правами принятия решений в отношении несовершеннолетних, вплоть до помещения их в закрытые воспитательные учреждения, что можно рассматривать как известный вариант лишения свободы. Нет сомнения, что во всех случаях, когда альтернативный орган наделен подобными полномочиями, гарантии прав личности в таком «альтернативном» производстве должны быть во всяком случае не ниже тех, которые предоставляет закон в судебном процессе.
Анализ законодательства и практики деятельности «альтернативных» органов, к сожалению, свидетель¬ствует об обратном. Из-за этого повышается риск нарушения прав несовершеннолетних.
Вместе с тем, нельзя не подчеркнуть то обстоятельство в деятельности органов, альтернативных суду, что законодательно цели их деятельности не только сходны между собой (независимо от имеющихся вариантов), но и с целями правосудия по делам о несовершеннолетних. Это, естественно, облегчает реализацию альтер¬нативного вмешательства. Но и ставит вопрос: а почему это не делает суд?
Что касается различий национальных моделей альтернативных органов, то они касаются каталога пра¬вонарушений, отнесенных к их компетенции, и особенностей (более или менее детализованных в законода¬тельстве) реализации правоохранительных функций.
Так, к компетенции комиссий по делам несовершеннолетних в России отнесено:
(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 120-ФЗ)
1) осуществление мер по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних, выявлению и устранению причин и условий, способствующих безнадзорности, беспризорности, правонарушениям и антиобщественным действиям несовершеннолетних; примечание: следует отметить недостаточную деятельность КДН и ЗП, в регионах, не участвующих в эксперименте по внедрению технологий ювенальной юстиции в практику деятельности системы органов по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (например, Ленинградская область) в сфере защиты прав несовершеннолетних. А это значит, прежде всего, то, что КДН и ЗП, по прежнему, не смотря на изменения, внесенные в Федеральный Закон № 120 – ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 года, с последними изменениями и дополнениями, применяют на практике, по отношению к несовершеннолетним, совершившим правонарушения, преимущественно карательные меры. Реальная помощь семье имеющей несовершеннолетних детей-правонарушителей сводится к минимуму, что в свою очередь порождает негативизм со стороны самих несовершеннолетних и их родителей, а возможно и дальнейшее возможное противоправное поведение детей и подростков.
2) осуществление мер, предусмотренных законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, по координации вопросов, связанных с соблюдением условий воспитания, обучения, содержания несовершеннолетних, а также с обращением с несовершеннолетними в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;
(п. 2 в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)
3) осуществление мер, предусмотренных законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, по координации деятельности органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;
4) подготовку совместно с соответствующими органами или учреждениями материалов, представляемых в суд, по вопросам, связанным с содержанием несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа, а также по иным вопросам, предусмотренным законодательством Российской Федерации;
5) рассмотрение представлений органа управления образовательного учреждения об исключении несовершеннолетних, не получивших основного общего образования, из образовательного учреждения и по другим вопросам их обучения в случаях, предусмотренных Законом Российской Федерации "Об образовании"; примечание: на практике применяется крайне редко и, только в случаях, если поведение ребенка наносит вред всем детям, обучающимся в данном учебном заведении. После исключения несовершеннолетнего из общеобразовательного учреждения, КДН и ЗП, применяет меры по возможному трудоустройству подростков, исключенных из общеобразовательного учреждения, устройству их, для получения дальнейшего образования в вечерние (сменные) общеобразовательные школы, группы ПУ без базового образования.
6) оказание помощи в трудовом и бытовом устройстве несовершеннолетних, освобожденных из учреждений уголовно-исполнительной системы либо вернувшихся из специальных учебно-воспитательных учреждений, содействие в определении форм устройства других несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства, а также осуществление иных функций по социальной реабилитации несовершеннолетних, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации;
7) применение мер воздействия в отношении несовершеннолетних, их родителей или иных законных представителей в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.
(в ред. Федерального закона от 01.12.2004 N 150-ФЗ)

Примечание: в компетенцию комиссий по делам несовершеннолетних входит рассмотрение дел о злоупо¬треблении родителями их родительскими правами или о пренебрежении ими их родительскими обязанностя¬ми. По результатам рассмотрения таких дел может встать вопрос об иске в суд, о лишении родителей их ро¬дительских прав, об изъятии у них детей.
Если сравнить компетенцию только что рассмотренных российских комиссии по делам несовершенно¬летних с соответствующие комитетами по благополучию детей и молодежи в Скандинавских странах, а так¬же - комитетов по делам молодежи в Бельгии, - то здесь различие состоит в объеме компетенции указанных органов. Скандинавские и бельгийские комитеты главную направленность своей деятельности имеют на ох¬рану прав и интересов несовершеннолетних от посягательств на них, а не на борьбу с их правонарушения¬ми. Так, к ведению скандинавских комитетов относятся следующие вопросы:
— выявление детей, подверженных риску неблагоприятного развития;
— общее наблюдение за социальным благополучием детей;
— внесение предложений в коммунальный совет (местный орган власти) по вопросам благополучия детей
и подростков;
— постановка перед судом вопроса об опеке и попечительстве.
Правда, согласно шведскому законодательству вмешательство комитета предусматривается и в случае, когда молодой человек, не достигший 21 года, нуждается в специальном исправлении в связи с его антисо¬циальным поведением.64 Однако и здесь деятельность по охране несовершеннолетних от неблагоприятных условий занимает основное место.
Что касается второго варианта альтернативного вмешательства, реализуемого наряду с судом, то здесь наибольший интерес в смысле происшедших модернизаций ювенальной юстиции представляют вспомога¬тельные неюридические службы, которым передаются для решения те или иные вопросы в рамках судопро¬изводства. Указанные службы существуют в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних большинства стран, где есть соответствующие суды. Они находятся либо при суде, либо действуют в рамках каких-либо ведомств. Например, центры встречи, наблюдения и классификации несовершеннолетних пра¬вонарушителей в США находятся при департаменте тюрем и пробации, а во Франции - при департаменте

64 Dahl T.S. The Scandinavian System of Juvenile Justice: Comparative Approach. Chicago, 1975.

надзираемого воспитания министерства юстиции. Как уже отмечалось выше, этим центрам, как и иным кон¬сультационным пунктам (уже в судебных округах), переданы функции изучения и оценки признаков личнос¬ти подростков, а также - дачи рекомендаций судам по выбору наиболее эффективного режима исполнения назначенной меры воздействия.
Таким образом, современные модернизации ювенальной юстиции, действующей в большинстве стран мира, шли в двух, противоположных направлениях:
1) создание более совершенного, по мнению его создателей, суда, занимающегося делами о несовершен¬
нолетних;
2) создание несудебного административного органа по делам о несовершеннолетних.
В первом случае - тенденция совершенствования правосудия для несовершеннолетних, судебной систе¬мы, занимающейся ими. Во втором - тенденция укрепления несудебного вмешательства, даже отказа от пра¬восудия, осуществляемого судом, даже - стремление в будущем использовать неюридические формы такого вмешательства по делам о несовершеннолетних.
Пока еще рано говорить, какая из тенденций победит. Изучение теории и практики борьбы с преступно¬стью несовершеннолетних показывает, что многое здесь зависит от статистической картины самой этой пре¬ступности, ее причин, от срочной необходимости поставить барьер быстро растущей преступности. К сожа¬лению, совершенствование теоретической модели ювенальной юстиции, предложения новых ее чисто судебных вариантов - происходят в периоды относительно стабильного состояния и динамики преступности несовершеннолетних. Несудебные административные органы выходят на «передний край» борьбы, когда статистическая картина этой преступности резко ухудшается и требуется, как говорится, быстрое на нее ре¬агирование. Наши читатели - будущие юристы – наверное, обратили внимание на то, что раздельно рассмот¬ренные выше две группы правоохранительных органов не могут работать эффективно. Понять этот парадокс ювенальной юстиции можно, обратившись вновь к ее концепции и философии, что мы и предлагаем сделать, прочитав еще раз главу № 1 данного учебного пособия.

4. Еще раз о российской модели ювенальной юстиции: где альтернатива?
В данном разделе мы хотим несколько подробнее ознакомить читателей с проектом Закона о ювенальной юстиции в Российской Федерации, разработанном в рамках федеральной президентской программы реали¬зации судебной реформы в Российской Федерации.
Проект Закона базируется на концепции ювенальной юстиции, ее принципах и основных институтах, ко¬торые подробно рассматривались нами в главе 1 данного пособия, а потому читателям известны. Остановим ва¬ше внимание на основных понятиях, включенных в закон, и на его структуре. Главное внимание в данном анализе Закона обращается на модернизации российского уголовно-процессуального законодательства, ре¬гулирующего в настоящее время отправление правосудия в отношении несовершеннолетних.
Итак, проект Закона о ювенальной юстиции в России включает следующие главы:
Глава 1 - Общие положения. В ст. 1 понятие ювенальной юстиции формулируется следующим образом: «Ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам о не¬совершеннолетних и имеющую задачи: судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних».
В Законе ювенальная юстиция рассматривается как часть системы общего правосудия, реализующая свои задачи на общей с ним правовой базе. Поэтому на ювенальную юстицию распространяются общие кон¬ституционные принципы, а также положения отраслевых законов, регулирующих осуществление правосудия в России (ст. 2 проекта Закона).
Вместе с тем, проект Закона в ст. 3 определяет ювенальную юстицию как специфическую подсистему правосудия. Специфика эта в проекте связывается с понятием несовершеннолетнего как особого субъекта правовой защиты и судебного преследования.
Согласно проекту Закона, специфика ювенальной юстиции определяется ее специфическими принципа¬ми. С ними читатели уже знакомы, поскольку они составляют концепцию ювенальной юстиции. В ст.4 про¬екта Закона они перечисляются. В проекте провозглашается приоритет судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних (ст.5 проекта). Это означает, что все решения, касающиеся прав и законных интересов несовершеннолетних в рамках ювенальной юстиции, принимает только суд по делам о несовер¬шеннолетних.
Это категорическое требование приоритета судебного решения перед всеми остальными получило сле¬дующее развитие в тексте ст. 5: не допускается передача судом таких дел несудебным административным ор¬ганам, равно как принятие ими решений, касающихся юридической охраны прав и законных интересов не¬совершеннолетних. Несудебные административные органы могут привлекаться судом для оказания ему помощи при проведении вспомогательных, определенных самим судом, действий.
Можно отметить, что такая оценка авторитета судебного решения в отношении дел о несовершеннолет¬них соответствует Минимальным стандартным правилам ООН отправления правосудия в отношении несо-вершеннолетних (Пекинским правилам). Здесь есть почва для размышлений и в связи с увеличением роли рассмотренных выше «альтернативных» органов, равно как и о несоответствии формулировки ст.5 проекта Закона этой тенденции в модернизации действующей ювенальной юстиции. Об этом стоит поразмышлять будущим юристам: ведь проект Закона о ювенальной юстиции в России - это дело будущего.
Юридической новеллой может стать и судебный надзор за исполнением приговоров о наказании несо¬вершеннолетних к лишению свободы и иных мер воздействия, связанных с ограничением их свободы. Судеб¬ный надзор отнесен к компетенции суда по делам о несовершеннолетних (ст.5, п.2).
Суд по делам о несовершеннолетних провозглашается судом комплексной юрисдикции. В целом компе¬тенция такого суда соответствует той, которая предусмотрена в действующих вариантах ювенальной юсти¬ции для семейного суда. Она уже была рассмотрена выше. Есть в проекте и особенность: суд по делам о не¬совершеннолетних может действовать как суд гражданской юрисдикции, рассматривая гражданские дела по искам несовершеннолетних и их законных представителей о посягательствах на имущественные, личные не¬имущественные, трудовые права несовершеннолетних и иные дела гражданское юрисдикции, касающиеся несовершеннолетних (ст. 7 проекта Закона).
Здесь можно заметить дальнейшую универсализацию компетенции суда для несовершеннолетних, а именно, снятие ограничения ее действия только рамками правонарушения, совершенного подростком. На¬помним, что модернизации действующей ювенальной юстиции этот барьер не перешли, и гражданское судо¬производство, если оно относится к компетенции суда для несовершеннолетних, вытекает из дела о право-нарушении самого несовершеннолетнего.
Проект Закона (ст. 10) предусматривает следующие виды судов по делам о несовершеннолетних:
— судья по делам о несовершеннолетних, рассматривающий эти дела единолично (ст. II проекта). Его ком¬
петенция - дела о малозначительных правонарушениях, не требующих проведения предварительного
следствия;
— дела об административных правонарушениях несовершеннолетних;
— производство о назначении принудительных мер воспитательного воздействия с последующим судебным
надзором за их исполнением;
— разрешение вопросов о применении к несовершеннолетним в ходе предварительного следствия мер, ог¬
раничивающих их свободу;
— производство, касающееся общественно опасных деяний несовершеннолетних, не достигших возраста
уголовной ответственности.
Деяния, предусмотренные ст. 20 УК РФ, должны обязательно быть переданы судьей - коллегии посто¬янных судей по делам о несовершеннолетних.
Ст. 12 проекта Закона предусмотрен коллегиальный суд по делам о несовершеннолетних (колле¬гия постоянных судей). Она состоит из трех судей, назначаемых по правилам, предусмотренным для муници¬пальных судов.
Подсудность данного суда, по замыслу авторов проекта, должна охватывать все преступления, совер¬шенные лицами в возрасте от 14 до 18 лет, а также общественно опасные деяния несовершеннолетних, пре¬дусмотренные п.3 ст. 20 УК РФ.
Дела о преступлениях несовершеннолетних передается коллегиальному суду по делам о несовершенно¬летних единоличным судьей или органами предварительного следствия после окончания расследования и по его результатам.
В проекте Закона предусмотрено, что при судебном разбирательстве уголовных дел коллегиальный суд может решить и вопросы о гражданских правах лиц, участвующих в деле. Если суд сочтет, что сложность гражданско-правового спора не позволяет рассмотреть его в рамках разбирательства по уголовному делу, он может принять решение рассмотреть его коллегией судей в самостоятельном гражданском судопроизводст¬ве. Таким образом, и здесь авторы проекта Закона, придерживаясь концепции о суде для несовершеннолет¬них, как о суде комплексной юрисдикции, расширяют рамки подсудности этого суда.
Добавим к этому, что в проекте к компетенции коллегиального суда для несовершеннолетних отнесены и дела об административных правонарушениях несовершеннолетних, если за них предусмотрены меры воз¬действия, связанные с ограничением свободы несовершеннолетних правонарушителей; это же относится и к делам, где личность правонарушителя и обстоятельства правонарушения, по мнению суда, требуют рассмо¬трения дела коллегиальным составом суда.
Третьим звеном судебной подсистемы правосудия по делам о несовершеннолетних, согласно проекту За¬кона о ювенальной юстиции в Российской Федераций, является суд присяжных по делам о несовершен¬нолетних. Думаю, что читатели уже мысленно сравнили предлагаемую систему судов в России с соответст¬вующей французской системой и заметили их сходство. Вспомните: во Франции есть тоже три звена, даже по наименованиям совпадающие с российскими - единоличный судья для детей, трибунал по делам несовершен¬нолетних и суд присяжных по делам несовершеннолетних. Главное различие - во Франции ювенальная юсти¬ция представляет собой автономную систему, тогда как по проекту Закона в России предполагается создать
ювенальную юстицию как подсистему общего правосудия. Есть и ряд других, менее существенных различий.
Согласно ст. 13 проекта, суд присяжных по делам о несовершеннолетних является специальным соста¬вом общего суда присяжных и состоит из трех постоянных членов суда и девяти присяжных заседателей (по сравнению с 12 присяжными в общем суде присяжных). Сделано это (как и во Франции) в целях сокраще¬ния возможного негативного влияния на несовершеннолетних сложного судопроизводства в суде присяж-ных. Особенности есть и в выборе присяжных - из специального списка лиц, имеющих профессиональные знания и опыт общения с детьми и подростками. За этими исключениями, суд присяжных по делам о несо¬вершеннолетних действует по правилам, предусмотренным разделом Х - «Производство в суде присяжных» - действующего УПК России.
Согласно проекту Закона, суду присяжных по делам о несовершеннолетних подсудны наиболее сложные дела о преступлениях несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет. Обязательным условием передачи дела несовершеннолетнего в суд присяжных этой категории является согласие самого несовершеннолетне¬го и /или/ его законного представителя.
Последний существенный принцип, относящийся к подсудности дел о несовершеннолетних, - это недо¬пущение рассмотрения этих дел общими (общеуголовными и общегражданскими) судами. Особенность есть и в обратном процессе - передаче дел несовершеннолетних из общего суда в суд для несовершеннолетних. Рекомендуется по возможности производить такую передачу, если соучастники по делу - несовершеннолет¬ние и совершеннолетние - близки по возрасту (примерный диапазон - от 17 до 20 лет).
В проекте формулируется также запрет распространения на взрослых соучастников (если дело переда¬но в суд для несовершеннолетних) правил судопроизводства в этом суде, касающихся повышенной юридиче¬ской защиты прав несовершеннолетних в рамках ювенальной юстиции.
Проект Закона о ювенальной юстиции в Российской Федерация включает также главы об участниках процесса по делам несовершеннолетних, судопроизводстве по этим делам, назначении судом мер воздейст¬вия (наказания и принудительных мер воспитательного воздействия) к несовершеннолетним правонаруши¬телям.
Значительная часть этих вопросов уже нашла отражение в главе III, где речь шла о признаках россий¬ской модели ювенальной юстиции. Полностью проект Закона опубликован в приложении к книге «Уголов¬ный процесс России».65

Контрольные вопросы по теме «Ювенальная юстиция: современные модернизации».
1. Какие причины приводили ювенальную юстицию к концептуальным изменениям?
2. Каковы были правовые и социальные стимуляторы создания модели семейного суда? Каковы были ре¬
зультаты включения ее в систему ювенальной юстиции? Оправдались ли ожидания? Скажите о причинах ус¬
пехов и неудач.
3. То же самое - в отношении административных органов, альтернативных суду.
4. В чем сходство и различия юрисдикции российских комиссий по делам несовершеннолетних и сканди¬
навских комитетов по благополучию молодежи?
5. В чем вы видите достоинства и недостатки проекта Закона о ювенальной юстиции в Российской Фе¬
дерации? Имеется ли правовая база в действующем российском уголовно-процессуальном законодательст¬
ве для практической реализации рассмотренных в данной главе положений проекта Закона?< div>
__________________

В настоящее время у каждого 7-го из 10 новорождённых выявляются различные нарушения здоровья.
За последние 5 лет заболеваемость детей до 14 лет увеличилась на 19,2%, 15-17 лет - на 20,2%. По данным НЦ ЗД РАМН в настоящее время не более 3 - 10% детей (в зависимости от возраста) можно признать здоровыми.
Серьезным индикатором ухудшения состояния здоровья детей является уровень детской инвалидности. В настоящее время инвалидами являются почти 584 тыс. детей в возрасте до 17 лет включительно.

Значительное ухудшение состояния здоровья детей всех возрастов, рост частоты факторов риска определили формирование выраженных медико-социальных последствий. Увеличилось число детей с недостаточным уровнем развития школьно необходимых функций, снизилась умственная работоспособность учащихся. В связи с ухудшением состояния здоровья не более 10% детей в полном объёме справляются со школьными требованиями. Кроме того, по мнению отечественных и зарубежных специалистов-социологов, в Российском обществе наблюдается рост обнищания, алкоголизации и наркотизма среди населения, высокий уровень материнской депривации, и как следствие этого, увеличение размеров социального сиротства, количества преступлений совершаемых несовершеннолетними.
Ситуация становится критической: По данным Росстата на 1 января 2007 года в России учтено около 750 тыс. детей сирот, еще 776 тысяч детей находятся в социально опасном положении (более 17 тысяч из них – это «птенцы» соцучреждений, не получившие на выходе ни жилья, ни работы).

По самым приблизительным подсчетам МВД, в России более 2 млн. подростков неграмотны, более 6 млн. несовершеннолетних граждан России находятся в социально неблагоприятных условиях. Глава МВД РФ Рашид Нургалиев считает, что Россия в настоящее время переживает третью волну беспризорности несовершеннолетних после Гражданской и Великой Отечественной войн, сообщает "Интерфакс".
Все это происходит в условиях снижения детского населения России на миллион детей ежегодно, значительного ухудшения состояния здоровья детей и подростков.

Министр подчеркнул, что безработица и алкоголизм родителей, не занятость подростков, склонность их к совершению правонарушений, порождают многочисленные самовольные уходы из дома, безнадзорность и совершение преступлений.
Обращает на себя внимание, тот факт, что среди безнадзорных и беспризорных детей в последние годы, возросло количество бывших воспитанников детских домов и школ – интернатов. Наиболее частой причиной безнадзорности бывших воспитанников интернатов является жестокое отношение к ним со стороны воспитателей и учителей.

Не удовлетворительны и результаты работы интернатных детских учреждений. Их выпускники выходят из детских домов и школ-интернатов не подготовленными к жизни, им не оказывается должная практическая и психологическая поддержка, 40% выпускников детских домов и школ-интернатов для сирот становятся алкоголиками и наркоманами. 40% попадают в преступный мир, 10% кончают жизнь самоубийством. Только 10% - более или менее успешно устраиваются в самостоятельной жизни.

Как отмечает министр Внутренних Дел РФ, Россия, в настоящее время, переживает третью волну беспризорности, после Гражданской и Великой Отечественной войн. Следует отметить, что безнадзорные и беспризорные дети часто становятся жертвами преступлений, попадают под влияние взрослых подстрекателей, под убеждением и принуждением которых идут на совершение преступлений. Не остаются в стороне и представители религиозных сект, они вербуют в свои ряды « детей улицы», предлагая им: внимание и сочувствие, которого им так не хватало в семье и обществе. Впоследствии, подростки, попавшие в секту, теряют жизненные ориентиры, у них наблюдается дезориентация в обществе, такие подростки, как правило, бросают учебу, нередко уходят из дома, кончают жизнь самоубийством.
Однако, на криминогенную ситуацию, влияют не только социально-экономические факторы, но и продолжающийся идейно – нравственный кризис, пропаганда насилия и безнравственного поведения Средствами Массовой Информации. В результате чего, в молодежной среде культивируются негативные стереотипы поведения, получают большое распространение алкоголизм и наркомания, укореняется иждивенчески – эгоистическая позиция. Кроме того, вызывает серьезную озабоченность недостаточность государственного внимания, семьи и школы к проблемам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.
Даже выборочно приведенные факты свидетельствуют о крайне тревожном положении детей в современной России.
Участниками Круглого стола «Право ребенка на семью: проблемы семейного устройства детей-сирот» который, был организован и проведен Экспертным советом при Уполномоченном по правам человека в РФ, было справедливо отмечено, что права детей в Российской Федерации нарушаются в массовом порядке. Участники Круглого стола также отметили, что на фоне общего кризиса семьи в России, до сих пор не выстроена действенная система профилактики семейного неблагополучия, социального сиротства и детской безнадзорности.
По нашему мнению, в настоящее время, вызывает серьезную озабоченность недостаточность внимания государственных органов, семьи и школы к проблемам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, да и сама профилактика не может оказаться эффективной при отсутствии согласованности действий вышеуказанных структур.

1 июня 2005 года в МВД РФ прошло расширенное заседание коллегии, посвященное вопросам профилактики и правонарушений несовершеннолетних. Министр Внутренних дел Нургалиев, подчеркнул, что в настоящее время существует проблема экстремистских проявлений в молодежной среде. По его словам, статистика подобных преступлений весьма незначительна, но преуменьшать их негативное влияние нельзя. "Доведенная до крайности идеология экстремистских действий обладает огромной разрушительной силой, ее сторонники готовы к любым акциям, нарушению общественных норм и законов", - подчеркнул министр.
Анализ уровня наркомании среди подростков, в том числе беспризорных, говорит о том, что средний возраст начала употребления наркотиков в нашей стране снизился с 17 до 11 лет. При этом численность подростков, употребляющих наркотические средства, достигает 4 млн. человек, в том числе наркозависимых - около 1 млн.
"Уровень заболеваемости наркоманией среди молодежи в 2,5 раза выше, чем у взрослых, - сказал глава МВД. - Число случаев смертности от употребления наркотиков в сравнении с восьмидесятыми годами в целом увеличилось в 12 раз, а среди несовершеннолетних - выросло в 42 раза". Все это было отмечено на заседании правительственной комиссии по делам несовершеннолетних, которое состоялось 14 марта 2005 г. Существенно уменьшилось также количество совершенных подростками тяжких и особо тяжких преступлений - на 7,1%, и что особенно важно - убийств и покушений на убийства - на 20,1%. Кроме того, уменьшилось количество случаев умышленного причинения вреда здоровью - на 16,5%, фактов хулиганства - на 20,5%, разбоев - на 7%.
На заседании было также отмечено, что каждое одиннадцатое преступление в России совершено несовершеннолетними. Характер преступной деятельности несовершеннолетних претерпел значительные изменения: зарегистрированы случаи, когда несовершеннолетние занимаются видами преступной деятельности, которые ранее были прерогативой взрослых: содержание притонов, сутенерство, мошеннические действия с валютой и ценными бумагами.
Нургалиев, связал рост подростковой преступности в стране с большим количеством неблагополучных семей, в которых эти дети воспитываются. "Изучение материалов уголовных дел показывает, что подавляющая часть всех подростков, совершивших преступления, воспитывались в неблагополучных семьях. Оказавшись в трудной жизненной ситуации и чувствуя безразличие к своей судьбе, несовершеннолетние пытаются сами решать свои проблемы, зачастую криминальными и жестокими способами", - заявил глава МВД.
"При этом многие преступления совершаются демонстративно, с проявлениями немотивированной агрессии и цинизма", - добавил он. В настоящее время, насильственные преступления, совершаемые несовершеннолетними, практически соответствуют преступлениям взрослых, характеризующихся в последнее время особой жестокостью, бесчеловечным отношением к жертвам.
Значительно чаще, чем взрослые, несовершеннолетние, совершают преступления в группе (примерно в два раза), что связано с типичностью для возраста в целом группового характера поведения. Поэтому наиболее характерно совершение ими преступлений со сверстниками, совместно проводящими свободное время. Такими группами в настоящее время совершается около 80% от общего числа преступлений несовершеннолетних. Около четверти преступлений совершается несовершеннолетними совместно с взрослыми преступниками. Однако взрослые соучастники, почти сверстники самих несовершеннолетних. Не следует забывать и об особой латентности правонарушающего поведения детей, подростков и молодежи.
Грабежи, участие в разбойных нападениях, кражи совершаемые группами малолетних, предумышленные, особо жестокие преступления против личности, не получают адекватной оценки, а лица их совершившие обычно остаются безнаказанными.

Следует отметить также, что в Ленинградской области число преступлений, совершенных несовершеннолетними в 2006 году, возросло по сравнению с прошлогодними данными на 6,4%. За пять месяцев 2006 года зафиксировано: 10 убийств, 7 случаев нанесения ТТП, 3 изнасилования, 90 краж, 76 грабежей и 48 разбоев.

Большинство несовершеннолетних преступников – дети 16-17 лет. По данным оперативников, чаще всего они идут на «рывок» мобильников из рук зазевавшихся граждан, - преступление не требует ни подготовки, ни особых навыков, поэтому и пользуется успехом.

Причиной двух третей всех убийств, совершаемых подростками в Ленинградской области, является алкоголизм, который процветает в молодежной среде.
С целью наживы несовершеннолетние убивают редко. Милиционеры отмечают также, что в Ленинградской области нередки случаи убийств в семьях, когда несовершеннолетние применяют насилие к членам собственной семьи, подвергающих ребенка издевательствам и унижениям.
По мнению российских криминологов: проблема кроется, прежде всего, в ограниченности арсенала перевоспитывающих средств и мер воздействия, известных в настоящее время низкой эффективностью. Очевидно, что и слабость ранее профилактического направления предупреждения преступности несовершеннолетних сыграла известную роль в масштабности нарушения норм уголовного закона лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности. Криминологические исследования указывают ещё на одну крайне негативную качественную характеристику преступности несовершеннолетних, ранее остававшуюся вне сферы внимания науки и практики, связь сорганизованной преступностью. Использование несовершеннолетних в организованной преступной деятельности требует меньших материальных затрат; их правонарушающее поведение чаще всего остается латентным; в силу возрастных особенностей и недостатка жизненного опыта подростки и юноши не вполне самостоятельны в суждениях, оценках, и легче поддаются внушению и склонны к риску. По исследовательским данным не менее 10% участников организованных преступных групп не достигли совершеннолетия. Вовлечённость в преступную деятельность в юном возрасте тесно сплачивает молодых правонарушителей с криминальной средой, которая оказывает воздействие на личность и поведение, формируя систему ценностей личности и предопределяя, таким образом, дальнейший жизненный путь. Если же рассматривать это явление как относительно массовое, следует отметить опасность дальнейшей более глубокой криминализации молодежной среды в целом.
Исходя из приведенной выше характеристики положения детей в России в начале XXI века и данных статистики социального сиротства и преступности несовершеннолетних, ученые – юристы, медики и педагоги, совместно пришли к следующему выводу: необходим пересмотр положений Российской современной юстиции, педагогики и педиатрии в отношении детей и подростков, а особенно социальных сирот и несовершеннолетних правонарушителей.
Учитывая исторический дореволюционный опыт нашей страны и опыт зарубежных стран (Швеция, Германия, США и др.) становится жизненно – важным вернуться к концепции восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления легкой и средней тяжести применять меры воспитательного и медицинского характера, аналогично решается в сегодняшнем цивилизованном обществе проблема раннего социального сиротства.

Реализация на практике Федерального Закона « О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», показала слабую оснащенность правовыми знаниями, а, следовательно, и низкую квалификацию работников системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Основная проблема ведомственная разобщенность: Суды, милиция, образовательные, социальные учреждения, комиссии по делам несовершеннолетних и др. пытаются решить проблему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в пределах своей компетенции.
Между тем, деятельность выше указанных организаций по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних требует в настоящее время четких, согласованных действий.
Общество и государство по прежнему реагируют на отклоняющееся Поведение несовершеннолетних карательным способом, по принципу -
« Преступник должен быть наказан», однако неэффективность карательного механизма в отношении несовершеннолетних, доказана временем, находясь в местах лишения свободы подростки не исправляются, а лишь «набираются» криминального опыта, современные пенитенциарные учреждения являются в настоящее время « Школой преступности для подростков».
Подросток, совершивший преступление легкой или средней тяжести, в соответствии с современной концепцией ювенальной юстиции, должен, прежде всего, в соответствии со ст. 90 – 92 УК РФ, подвергнуться мерам воспитательного воздействия. В целях профилактики преступности несовершеннолетних обществу необходимы меры по реабилитации социальных сирот. Учитывая высокую социально – криминологическую значимость программ восстановительного правосудия депутаты Государственной Думы при участии правозащитных организаций разработали и приняли в первом чтении ряд законопроектов « О системе ювенальной юстиции», « О ювенальной юстиции», делом ближайшего будущего является «выход в свет» дополнений к Закону «О судебной системе РФ».
В соответствии со статьей 3 проекта закона « О системе Ювенальной Юстиции» - Деятельность системы ювенальной юстиции осуществляется в отношении детей, нуждающихся в защите их прав, свобод и законных интересов, в том числе в первую очередь в отношении беспризорных и безнадзорных детей, в отношении детей, признанных потерпевшими в соответствии с уголовно – процессуальным законодательством Российской Федерации», в отношении детей, находящихся в различных формах конфликта с законом, а также в отношении родителей и лиц, их заменяющих, ответственных за воспитание детей.
Прежде всего, по нашему мнению, необходимо обеспечить наиболее раннюю профилактику девиантного поведения несовершеннолетних. Государство, семья, школа, внешкольные образовательные учреждения, органы опеки и попечительства, КДН и ЗП, должны быть ответственны за судьбу каждого ребенка, попавшего в их поле зрения, а, следовательно, мы подчеркиваем, необходимость скорейшего законодательного урегулирования взаимодействия органов профилактики безнадзорности и правонарушения несовершеннолетних, так это будет способствовать наиболее результативной их работе.
Включение социально – насыщенного ювенального правосудия на этапах гражданского и административного судопроизводства позволит внимательнее отнестись к проблемам ребенка до того момента, когда неизбежным ответом на нарушение его прав становится его антиобщественное поведение.
Одной из задач при вынесении судебных решений в отношении правонарушений и преступлений несовершеннолетних является реализация в полном объеме норм уголовного законодательства. Статьи 90 – 92 УК РФ предусматривают для несовершеннолетних правонарушителей, возможность применения мер альтернативных лишению свободы. Их применимость во многом зависит от наличия в арсенале ювенального судьи вариантов решений, направленных, прежде всего, на реабилитацию, а также защиту прав несовершеннолетних. Такой подход снизит количество повторных преступлений и обеспечит развитие профилактической функции суда.
Даже в тех случаях, когда не удается обойтись без мер карательного воздействия, судебное решение, учитывающее социально – психологические аспекты ситуации, может быть направлено на скорейшую реинтеграцию несовершеннолетнего в общество, после отбытия им наказания при активном участии двух сторон (представителей государственных структур и ребенка).
В настоящее время в некоторых регионах Российской Федерации уже используются в практической деятельности работников Государственных учреждений передовые технологии Ювенальной юстиции в отношении социальных сирот и несовершеннолетних правонарушителей, учитывая региональные социально – демографические особенности этих областей, считаем важным и необходимым принятие следующих решений:
- учитывая необходимость подготовки и переподготовки квалифицированных кадров для системы ювенальных органов, необходимо организовать подготовку и переподготовку, повышение квалификации специалистов в сфере ювенальной юстиции, за счет средств федерального бюджета, на базе государственных образовательных учреждений среднего и высшего профессионального образования, и негосударственных образовательных учреждений среднего и высшего специального образования, имеющих государственную лицензию и аккредитацию.
- Целесообразно рекомендовать Органам Опеки и Попечительства надлежащим образом контролировать сделки по недвижимости, с целью выявления нарушения прав детей в этой сфере. До принятия решения по отчуждению жилой площади, обмена необходимо проверять имеются ли в данной местности условия для проживания и обучения детей.
- Целесообразно помогать каждому ребенку, попавшему в « кризисную семью», и если условия жизни не позволяют ему находиться в семье, следует поместить его в приемную семью. (интернатная система не рекомендуется, особенно в отношении детей старшего возраста), так как в настоящее время считается неэффективной. В интернаты и детские дома детей можно помещать лишь на время.
- Для того, что бы как можно больше сирот воспитывалось в семье, обществу не надо жалеть денег, целесообразно предоставлять жилые помещения семьям желающим взять детей на воспитание, труд родителей – воспитателей должен по своим параметрам приравниваться к педагогическому, то есть должен начисляться педагогический стаж. Родители - воспитатели должны получать достойную заработную плату.
Считаем целесообразным, предоставлять таким семьям жилые дома на селе, выделять все необходимое для ведения домашнего хозяйства: то есть обеспечивать группы семейного воспитания семенами, сельскохозяйственным инвентарем, натуральными удобрениями и другое. Именно на селе такая семья имеет больше возможностей выжить, кроме того, приемные дети с ранних лет будут приучаться к труду, благодаря чему, они могут стать полноценными членами нашего общества.
Некоторые российские социологи предпочитают в настоящее время говорить о росте рождаемости в нашей стране, данное обстоятельство, по мнению детских правозащитников, носит не постоянный, а временный характер, не надо быть гением в области аналитики, чтобы предсказать в ближайшем будущем новый, еще более высокий спад рождаемости, в настоящее время дети появляются на свет у матерей и отцов рожденных в стабильные 70 - 80-е годы, следующим на очереди будет поколение 90-х, тех, кому сейчас 10-16 лет, в 90 -е годы в связи с отсутствием стабильности в стране наблюдался стабильный спад рождаемости, в некоторых регионах смертность превышала рождаемость в 3-4 раза...
Таким образом, действительно, в ближайшее десятилетие, Россия вновь может появиться в списке стран с самым низким уровнем рождаемости, ситуацию может исправить только продуманная государственная политика в области охраны семьи, материнства и детства. Это, как и повышение жизненного уровня населения, увеличение размера ежемесячных детских пособий, единовременных выплат при рождении ребенка, и так называемый "Путинский капитал матерям, родившим 2-го и каждого последующего ребенка", причем, выдаваться этот капитал должен, конечно, не спустя 3 года, а по достижении ребенком полутора лет, что позволит молодым семьям приобрести, по ипотечному кредитованию, столь желанное для них жилье: дом или квартиру, решить многие другие насущные проблемы. Кроме того, нашему обществу потребуется совсем немало времени для того, что бы создать условия, для полноценного развития и роста маленьких граждан, то есть построить, либо открыть закрытые раннее детские сады и школы, спортивно-оздоровительные центры, подростковые клубы и пр.
Для решения демографической проблемы, которая сильно бросается в глаза, необходимо решать следующие задачи:1. Профессионализм академиков, профессоров, преподавательского состава; 2. Улучшение качества преподавания педагогических, психологических и этических предметов на всех уровнях; 3. Улучшение качества научения, воспитания и образования; 4.Создание интеллигентской прослойки необходимой для развития культуры родителей и их детей. 5. Изменение отношения СМИ к развитию человека.
По поводу профессионализма преподавательского состава, ВУЗам, особенно региональным, нужно внимательно относиться к подготовке собственных кадров, предусмотреть срок повышения квалификации для преподавателей (сейчас он составляет 5 лет, в идеале должен быть 3 года). Что касается качества преподавания выше обозначенных предметов, то это действительно актуально, особенно относительно подготовки специалистов для системы органов по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, системы органов Ювенальной юстиции в будущем, велика актуальность знания возрастной психологии, для специалистов из вышеуказанной сети учреждений, следовательно, необходимо преподавание на юридическом факультете возрастной психологии, в качестве общеобязательного, а не факультативного предмета, то же самое можно сказать о предметах "Проблемы ювенальной юстиции" и "Ювенальное право".
Следует вновь поднять в обществе престиж профессии учителя, психолога, воспитателя, преподавателя, детского судьи, других специалистов, занимающихся преимущественно делами несовершеннолетних (специалистов-ювеналистов, в том числе) для того, чтобы как можно больше молодых специалистов такого профиля получила Россия.
Для решения выше обозначенной задачи, необходимо повышение уровня заработной платы перечисленных нами выше специалистов.
Улучшение качества образования перекликается с проблемой повышения квалификации преподавательского состава ВУЗов, повышение квалификации должно быть для преподавателей бесплатным (источник финансирования – областной бюджет) и, по нашему мнению, проводиться каждые три года.
Проблема развития человека будет хорошо обозначена, если будет больше желания ее осветить у профессионалов, СМИ должны публиковать их мнение, проводить дискуссии с родителями и специалистами, с целью выявления перспектив развития способностей человека в современном обществе
И, последнее, считаем необходимым, незамедлительно принять меры по улучшению медицинского обслуживания беременных женщин, детей и подростков, вернуться к практике обязательной диспансеризации, в том числе и в отношении практически здоровых детей и подростков, что позволит, по нашему мнению, предупредить развитие различных форм патологии и осложнений.
Для того чтобы дети рождались и росли здоровыми, а у матерей не развивались осложнения после родов, необходимо улучшить качество родовспоможения в Российских роддомах, качество медицинского обслуживания в детских больницах и поликлиниках.
Следовательно, и здесь, государству потребуются дополнительные материальные ресурсы на приобретение для больниц и поликлиник современного диагностического оборудования.


2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ ТЯЖКИХ И ОСОБО ТЯЖКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ, ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ ЭТИХ ПРОБЛЕМ.

В современной России отмечается рост тяжких и особо тяжких преступлений направленных против жизни и здоровья детей. Так, например, весною 2007 года по стране прокатилась «волна» дерзких и чудовищных по своему характеру таких преступлений.
Их "сценарий", который сопряжен с похищением, насилием и последующими убийствами малолетних детей, примерно одинаков: преступники, пользуясь беспомощным состоянием оставшихся без надзора малышей, похищали детей, недалеко от места их постоянного проживания, зачастую прямо с территории детских площадок, что расположены во дворах наших домов. При этом следует отметить, что преступниками выбирались в качестве идеальной жертвы именно дети из неблагополучных семей. Оставленные без надзора и заботы со стороны родителей малыши, похищались, как правило, в присутствии посторонних взрослых свидетелей, которые находились на территории детских площадок, вместе со своими детьми. Как это ни печально, но никто из присматривающих за своими малышами граждан, не обращал внимания на то, что подозрительные личности, против воли заведомо похищенных ими детей, уводили их отнюдь не с благовидными целями.
В связи с указанными выше обстоятельствами, особую криминологическую значимость приобретают проблемы профилактики тяжких и особо тяжких преступлений против жизни и здоровья детей, поиск путей решения этих проблем.
По нашему мнению, для исправления сложившейся ситуации, исходя из повседневной практики, необходимым является принятие мер, направленных на скорейшее устранение нарушения прав ребенка в семье. Как известно, в соответствии со ст. 56 Семейного Кодекса Российской Федерации, ребенок имеет право на заботу со стороны родителей и, прежде всего, он должен быть защищен от всех негативных физических и нравственных воздействий со стороны третьих лиц.

Родительские депривации, а именно развитие алкоголизма у отцов и матерей, а также их нежелание заботиться о сохранении жизни и здоровья собственных детей, не должны являться смягчающими обстоятельствами, а наоборот должны повлечь за собой немедленные меры реагирования, со стороны уполномоченных на то органов, на правонарушающее поведение родителей, и, если не дай Бог, беда уже случилась, привлечение таких родителей (или других законных представителей), к ответственности за заведомое оставление в опасности лица, находящегося в беспомощном состоянии, в соответствии со статьей 125 УК РФ.

По нашему мнению, законодателям, во-первых, стоит увеличить срок наказания за заведомое оставление в опасности ребенка, а во-вторых, чтобы как можно меньше совершалось чудовищных по своей жестокости преступлений против детей, специализированным органам, охраняющим права ребенка, а также ОППН, следует, на возможно раннем этапе, проводить профилактическую работу по выявлению социально-неблагополучных семей, где родители не выполняют свои обязанности по воспитанию и обучению детей, не заботятся об их здоровье и безопасности, вести профилактические разъяснительные беседы с родителями в таких семьях, учителями, воспитателями, директорами школ и самими детьми, а в случаях дальнейшего нарушения прав детей на заботу со стороны родителей, в соответствии со ст. 77 СК, принять меры по временному изъятию детей из таких семей, и помещению их на время в приют, либо, при наличии у ребенка других родственников, в их семьи, одновременно ходатайствуя перед судом, об ограничении, либо лишении родительских прав в отношении детей.
Кроме того, в настоящее время, по мнению работников правоохранительных органов и ученых-криминологов, а также ученых в сфере уголовного права и процесса, например профессора кафедры уголовного права и процесса Омского Государственного Университета Михаила Клейменова, распространение детской порнографии, в СМИ, в том числе и в сети Интернет, является одной из очевиднейших причин роста числа преступлений против половой неприкосновенности, здоровья и жизни малолетних детей. Да и само наказание за преступления сексуального характера, направленные против половой неприкосновенности личности, по мнению вышеуказанного ученого, мягко говоря, слишком гуманное, и составляет всего от 4 до 7 лет лишения свободы.
В том, что ужесточение меры наказания увеличит раскрываемость, либо вообще предотвратит похищения детей, уверен и советник председателя Конституционного суда РФ Владимир Овчинский - «Нужно на законодательном уровне пересмотреть те статьи УК РФ, которые касаются преступлений сексуального характера, и ужесточить меры наказания» – считает он.
Злободневной на сегодняшний день остается, также, проблема укомплектованности и подготовки квалифицированных кадров для системы органов по профилактике безнадзорности, беспризорности и правонарушений несовершеннолетних (системы ювенальных органов), данная проблема является особенно актуальной на муниципальном уровне. Для решения вышеуказанной проблемы, прежде всего, необходимы четкие целенаправленные действия, направленные на преодоление острого кадрового голода и повышения уровня профессиональной подготовки работающих там специалистов. Прежде всего, это введение дополнительных штатных единиц, профессиональная подготовка и переподготовка кадров, которая должна осуществляться за счет средств федерального бюджета, для действующих сотрудников не реже, чем раз в три года.

При подготовке данной подглавы использовались материалы сайта NEWSru.com :: Россию захлестнули сообщения о пропаже детей: кто, как и зачем крадет от

3. РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДА И ЗАНЯТОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ.


Главной задачей государства в сфере труда и занятости выпускников общеобразовательных школ, учреждений начального, среднего специального профессионального образования, является предоставление им равных возможностей в реализации права на труд и выбор профессии с помощью различных мероприятий, включая профессиональную подготовку, установление квот, стимулирование работодателей к приему этих граждан на работу, а также резервирование отдельных видов работ (профессий) для трудоустройства таких граждан.
Значительная роль в решении данной задачи принадлежит законодательству о труде молодежи, содержащие дополнительные гарантии по обеспечению занятости молодежи, охране труда, а также правовые нормы, направленные на облегчение процесса перехода молодежи от учебы к трудовой деятельности.
В целях содействия занятости выпускников общеобразовательных учреждений и учреждений начального профессионального образования, органами местного самоуправления осуществляется квотирование рабочих мест, т.е. устанавливается минимальное количество рабочих мест, на которые работодатель обязан трудоустроить граждан из числа молодежи, включая рабочие места, где уже работают лица этой категории.
Размер квоты и сроки ее действия определяются органами местного самоуправления с привлечением соответствующего территориального органа государственной службы занятости населения, органа по труду и общественной организации, представляющей интересы молодежи, и утверждаются на срок не менее календарного года.
Квотирование осуществляется как для трудоустройства выпускников общеобразовательных учреждений, образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования, а также для лиц моложе 18-ти лет, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы (сирот, выпускников детских домов, детей оставшихся без попечения родителей, подростков, оставивших учебу, лиц, освобожденных из учреждений, исполняющих наказания, и др.). Отказ в приеме на работу в счет установленной квоты указанным лицам из числа молодежи запрещается и может быть обжалован ими в суд.
При обращении в органы государственной службы занятости населения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 14 до 18 лет эти органы на основании ст. 9 ФЗ № 159 ФЗ от 21 декабря 2007 г., в Москве, были оглашены данные статистики правонарушающего поведения несовершеннолетних: По данным МВД России к началу 2006 года на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних состояло свыше 655 тысяч детей и подростков. Число преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их участии, за год сократилось на 2,9%, до 8,4% снизился удельный вес преступлений, совершенных несовершеннолетними, в общей структуре преступности.
1996 г. в ред. Федеральных законов от 22. августа 2004 г. № 122 – ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» должны осуществлять профориентационную работу с указанными лицами и обеспечивать диагностику их профессиональной пригодности с учетом состояния здоровья за счет средств государственного фонда занятости населения РФ. Органы исполнительной власти субъектов РФ обеспечивают профессиональную деятельность выпускников учреждений социального обслуживания для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В учреждении социального обслуживания могут быть созданы специализированные рабочие места.
Трудоустройство молодежи в счет установленной квоты производится работодателем по направлению территориальных органов службы занятости населения. При этом комитет по труду и занятости населения мэрии совместно с органами опеки и попечительства администраций районов города в течение трех лет работы обеспечивают контроль за адаптацией выпускников учреждений на производстве.
Ищущим работу впервые и зарегистрированным в органах государственной службы занятости в статусе безработного детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выплачивается пособие по безработице в течение 6 месяцев в размере уровня средней заработной платы, сложившегося в области.
Органы службы занятости в течение указанного срока осуществляют профессиональную ориентацию, профессиональную подготовку и трудоустройство лиц данной категории.
Временная занятость безработной молодежи может быть обеспечена путем привлечения молодых безработных граждан к выполнению общественных работ, т.е. общедоступных видов трудовой деятельности, как правило, не требующих предварительной профессиональной подготовки работников, имеющих социально полезную направленность (благоустройство территории, восстановление памятников архитектуры, уход за престарелыми и детьми в соответствующих учреждениях и т.д.). Проведение указанных работ организуется органами исполнительной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления по предложению и при участии органов службы занятости в организациях, для которых выполняются общественные работы, а при необходимости – субъектами РФ и фондом занятости.
Направление на такие работы осуществляется органами службы занятости. С лицами, желающими участвовать в общественных работах, заключается срочный трудовой договор сроком до шести месяцев. Работодатель не вправе отказывать лицам, направляемым органами службы занятости населения, в приеме на общественные работы, проведение которых финансируется за счет средств субъектов РФ или Государственного фонда занятости населения.
Лицам, занятым на общественных работах, оплата труда производится за фактически выполненный объем работ в соответствии с действующими на предприятии условиями оплаты труда или на договорной основе, но не ниже минимального уровня, установленного законодательством. Кроме того, за ним сохраняется право на получение пособия по безработице.
Право на труд молодежи обеспечивается специальными гарантиями на стадии трудоустройства, так например, по общему правилу, согласно п. 1 ст. 63 ТК РФ заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими 16 лет. Данное правило имеет ряд исключений, согласно п. 2 ст. 63 ТК РФ в случаях получения основного общего образования, либо оставления в соответствии с федеральным законом общеобразовательного учреждения трудовой договор могут заключать лица, достигшие возраста 15 лет.
В п. 3 ст. 63 ТК РФ содержится правило, согласно которому прием на работу граждан, достигших четырнадцатилетнего возраста, для выполнения ими в свободное от учебы время легкого труда, не причиняющего вреда их здоровью и не нарушающего процесса обучения, производится работодателем только с согласия одного из родителей несовершеннолетнего, или его законного представителя (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства.
Новеллой ТК является допустимость заключения трудового договора с работниками, не достигшими возраста 14 лет, в организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках, для участия в создании и (или) исполнении произведений без ущерба здоровью и нравственному развитию несовершеннолетнего, согласно п. 4 ст. 63 ТК РФ трудоустройство граждан, не достигших возраста 14 лет, принимаемых в данные организации, допускается только с согласия одного из законных представителей несовершеннолетних и органа опеки и попечительства.
С целью охраны здоровья работающих несовершеннолетних граждан России, трудовое законодательство предусматривает обязательные медицинские осмотры работников в возрасте до 18 лет, такие осмотры согласно ст. 69 ТК РФ, предусмотрены для них при устройстве на работу, и в дальнейшем проводятся для работающих подростков ежегодно, за счет средств работодателя.
Учитывая возрастную неадаптированность молодежи к отношениям в области трудоустройства и регулирования труда, законодатель предусматривает в ст. 70 ТК РФ, условие о недопустимости назначения испытания при приеме на работу для лиц, не достигших возраста 18 лет, а также для лиц, окончивших образовательные учреждения начального, среднего и высшего профессионального образования и впервые поступающих на работу по полученной специальности.
Гарантированное трудовым законодательством РФ право на труд лиц, не достигших возраста 18 лет, обеспечивается не только на стадии трудоустройства, но и при расторжении с ними трудового договора. Эти гарантии закреплены действующим законодательством и направлены на ограничение увольнения несовершеннолетних работников. Согласно ст. 269 ТК РФ, расторжение трудового договора с работниками в возрасте до 18 лет по инициативе работодателя допускается, помимо соблюдения общего порядка увольнения, только с согласия государственной инспекции труда субъекта РФ и районной (городской) комиссии по делам несовершеннолетних.
В связи с тем, что Российское государство в соответствии с международными актами приняло на себя обязательства по защите лиц, не достигших 18-летнего возраста от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для их здоровья или служить препятствием в получении ими образования, либо наносить ущерб здоровью, а также физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию, законодательство о труде Российской Федерации, максимально приближаясь к общемировым стандартам в области регулирования трудовых и связанных с ними отношений, предусматривает для несовершеннолетних дополнительные гарантии.
Так, в соответствии со ст. 265 ТК РФ, запрещается применение труда лиц моложе 18-лет на тяжелых работах и на работах с вредными или опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, выполнение которых может причинить вред их здоровью и нравственному развитию (в игорном бизнесе, ночных кабаре и клубах, в производстве, перевозке и торговле спиртными напитками, табачными изделиями, наркотическими и токсическими препаратами), запрещается переноска и передвижение работниками в возрасте до 18 лет тяжестей, превышающих установленные для них предельные нормы (для юношей в возрасте от 16 до 18 лет – 16,4 кг; для девушек этого возраста – 10,25кг, определены также нормы перемещения тяжести на тележках, в вагонетках. Причем несовершеннолетние допускаются к переноске и передвижению тяжестей в пределах установленных для них норм лишь при условии, что этот труд непосредственно связан с их основной профессией или специальностью и занимает не более одной трети времени. Подростки в возрасте от 15 до 16 лет могут привлекаться к переноске и передвижению тяжести лишь в исключительных случаях с понижением весовых норм для них в 2 раза).
Для лиц моложе 18 лет установлены сокращенная продолжительность рабочего времени и дополнительные требования к режиму их труда. Так, в соответствии со статьей 92 ТК РФ, нормальная продолжительность рабочего времени сокращается на: 16 часов в неделю – для работников в возрасте до 16 лет, на 4 часа в неделю – для работников в возрасте от 16 – 18 лет.
Продолжительность рабочего времени учащихся общеобразовательных учреждений в возрасте до 18 лет, работающих в течение года в свободное от учебы время, не может превышать половины норм, перечисленных выше и установленных для лиц, не достигших возраста 18 лет.
Согласно ст. 94 ТК РФ, на предприятиях и в учреждениях, работающих по режиму пятидневной рабочей недели с двумя выходными днями продолжительность ежедневной работы лиц от 15 до 16 – 5 часов, а от 16 до 18 лет не может превышать 7 часов, для учащихся общеобразовательных учреждений, образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования, совмещающих в течение учебного года учебу с работой, в возрасте от 14 до 16 лет – 2,5 часа, в возрасте от 16 до 18 лет – 3,5 часа.
Согласно трудовому законодательству РФ, рабочих и служащих, не достигших 18-летнего возраста, запрещается привлекать к работам в ночное время (ст. 96 ТК), а также к сверхурочным работам (ст.99 ТК). В статье 268 ТК РФ по сравнению со ст. 177 КЗоТ РСФСР расширен перечень работ в условиях, отклоняющихся от нормальных, привлекать к которым несовершеннолетних запрещается. Запрет распространяется не только на привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, но и на направление в служебные командировки, а также на работу в нерабочие праздничные дни. Исключение установлено для творческих работников средств массовой информации, организаций кинематографии, театров, театральных и концертных организаций, цирков и иных лиц, участвующих в создании и (или) исполнении произведений, профессиональных спортсменов в соответствии с перечнями профессий, устанавливаемыми Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.
Согласно п. 2 ст. 122 ТК, ежегодный оплачиваемый отпуск по заявлению несовершеннолетнего работника должен быть предоставлен в любое удобное для него время, в том числе и до достижения шести месяцев его непрерывной работы на предприятии. Ст. 267 ТК РФ устанавливает продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска работникам в возрасте до 18 лет, не менее 31 календарного дня.
Для рабочих моложе 18 лет, нормы выработки устанавливаются исходя из норм выработки для взрослых рабочих пропорционально установленной для этих работников сокращенной продолжительности рабочего времени (п. 1. ст. 270 ТК РФ). Например, если взрослый рабочий за 8-ми часовую смену должен сделать 80 деталей, то для подростка от 16 до 18 лет норма выработки, пересчитанная на 7 часов, будет равна 70-ти деталям.
Для работников в возрасте до 18 лет, поступающих на работу после окончания общеобразовательных учреждений, образовательных учреждений начального профессионального образования, а также прошедших профессиональное обучение на производстве, в предусмотренных законодательством случаях и размерах и на определяемые им сроки могут утверждаться пониженные нормы выработки (п. 2 ст. 270 ТК). Такие нормы утверждаются работодателем по согласованию с соответствующим выборным профсоюзным или иным представительным органом работников. Размеры и сроки, на которые устанавливаются пониженные нормы выработки для молодых рабочих, установлены отдельными нормативными актами и не одинаковы для различных отраслей хозяйства.
Трудовое законодательство устанавливает гарантии по оплате труда работников в возрасте до 18 лет при сокращенной продолжительности рабочего времени, в частности в соответствие с п. 1 ст. 271 ТК РФ при повременной оплате труда заработная плата работникам в возрасте до 18 лет выплачивается с учетом сокращенной продолжительности работы. Работодатель может за счет собственных средств производить им доплаты до уровня оплаты труда работников соответствующих категорий при полной продолжительности ежедневной работы. В соответствие с п. 2 ст. 271 ТК, труд работников в возрасте до 18 лет, допущенных к сдельным работам, оплачивается по установленным сдельным расценкам. Работодатель может устанавливать им за счет собственных средств доплату до тарифной ставки за время, на которое сокращается продолжительность их ежедневной работы. В соответствие с п. 3 ст. 271 ТК, оплата труда работников в возрасте до 18 лет, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, образовательных учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования и работающих в свободное от учебы время, производится пропорционально отработанному времени или в зависимости от выработки. Работодатель может устанавливать этим работникам доплаты к заработной плате за счет собственных средств. По нашему мнению, по сравнению с раннее действовавшим КЗоТ новый ТК РФ в области регулирования оплаты труда работников в возрасте до 18 лет несколько ущемляет положение несовершеннолетних. Так, например, если в старом КЗоТ были предусмотрены обязательные надбавки к заработной плате несовершеннолетним работникам, работающим на условиях сокращенной продолжительности рабочего времени, до полной продолжительности рабочего времени взрослого человека, то новый ТК РФ устанавливает лишь оплату согласно отработанному рабочему времени, рекомендуя при этом работодателю производить работникам, не достигшим возраста 18 лет, доплаты за счет собственных средств. Исходя из этого, можно предположить, что в современных условиях формирования рыночной экономики, указанные доплаты несовершеннолетним работникам по всей вероятности не предоставляются, либо при лучшем исходе предоставляются не полностью.
__________________

________________________________________
ГЛАВА 6. ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ

1. Предварительные замечания
Оговорим сразу одно обстоятельство: речь в данной главе не пойдет о борьбе ювенальной юстиции с международными преступлениями несовершеннолетних, ибо в мире не существует международных судов по делам о несовершеннолетних, как нет пока угрозы миру от подобных преступлений. Поскольку такие пре¬ступления, как самостоятельная уголовно-правовая категория, - тоже не существуют. Все «контакты» несо-вершеннолетних с международными юрисдикциями реализуются таким же образом, как и взрослых людей (преступников, жертв преступлений).
Ювенальная юстиция была, есть и, надо полагать, будет национальным правосудием по делам о несовер¬шеннолетних. Хотя зарекаться нельзя. Уже в I986 г. именно на международной арене было замечено, что растущая международная транснациональная преступность затягивает в свое жерло несовершеннолетних преступников (правда, старших возрастов).
Резонным будет вопрос: какая же «арена» предоставляется ювенальной юстиции на международном уровне? Это - различные формы международного сотрудничества по проблемам, относящимся к ювенальной юстиции. Не стоит думать, что эта

65Международные акты о правах человека: Сборник документов, М.: Изд. НОРМА, 2000, с.295< i>

деятельность является областью только научных исследований, не имеющих прямого отношения к мировой судебной практике по делам о несовершеннолетних. Чтобы убе-диться, что это не так, достаточно вспомнить не раз приводимые в данном пособии Пекинские правила ООН.
Предварительно следует оговорить и то, что понимать под международным сотрудничеством в области ювенальной юстиции - с точки зрения содержания такого сотрудничества. Не будет открытием, если мы определим в целом это сотрудничество как объединение усилий людей, специалистов в разных областях знании, но связанных с проблемами ювенальной юстиции. Думаем, что наши образованные читатели смогут теперь перечислить эти проблемы. Ясно, что выбранные для исследования на международном уровне, эти проблемы должны быть одинако¬во важны и интересны всем странам-участницам международных, как их называют, проектов. Однако этого недостаточно. Важность темы, интерес к ней - еще не главное. Можно выбрать подобную тему и изучать ее на национальном уровне. И спокойнее, и дешевле.
Главное в том, что задача международного сотрудничества большей частью требует неотложного реше¬ния, причем относящегося к судьбам человечества. Не будем приводить примеры общего характера. Вспом¬ним, что мы ведем разговор об уголовной юстиции и о несовершеннолетних, попавших в ее орбиту. Это оз¬начает, что и на международном уровне речь пойдет о преступности несовершеннолетних, о ее негативных тенденциях, о недостаточной эффективности средств борьбы с этим общечеловеческим злом.
Значит ли это, что и на международной арене будут проводиться исследования уголовной статистики преступности несовершеннолетних и связанных с ней показателей статистики социальной; будут изучаться причины преступности несовершеннолетних, личность юных преступников; на этой базе - оцениваться при-меняемые судами меры воздействия? Будут, но только качество изученных показателей будет иное, чем при проведении национальных исследований. Больше диапазон обобщений, глубже анализ типичных признаков, точнее отсев случайных. Происходит это потому, что исходная база исследования - национальные законода¬тельства и судебная практика значительного числа стран перестают быть только национальными; часть норм и институтов, будучи обобщенными, приобретают качество типичности для многих стран и становятся уже базой для разработки международных стандартов и правил. Изучение действующих систем правосудия для несовершеннолетних в современном мире так и происходит, когда имеется в виду международный уровень исследований. Этим международное исследование той же ювенальной юстиции отличается от национально-го. Есть, конечно, и ряд других различий, но указанное выше можно считать главным.66
Итак, нам предстоит ознакомиться с направлениями, формами и методами международного сотрудниче¬ства по проблемам ювенальной юстиции. Но вначале оглянемся на ее прошлое, посмотрим, с чего оно нача¬лось и каково его содержание в наше время.

2. Начало международного сотрудничества
Международное сотрудничество в области ювенальной юстиции начиналось с ознакомительных поездок и двусторонних, большей частью разовых контактов людей, занимающихся этой проблемой либо про¬фессионально, либо даже просто из интереса к ней, не будучи специалистом. Этот начальный этап нельзя назвать международным сотрудничеством, как мы его понимаем сейчас.
Не повторяя подробно уже сказанное, напомню первые поездки для изучения работы первого, чикагско¬го суда для несовершеннолетних совершили француз Жюлье, немец Фройденталь, россиянин Люблинский и немало других, последовавших за ними, юристов и не юристов - все они поехали в CШA, чтобы изучить на месте опыт работы загадочной тогда юрисдикции первого суда по делам о несовершеннолетних.
Источник получения сведений подобным образом - путем непосредственных контактов с иностранными учеными и практиками - был достаточно необычен, особенно, если учесть предмет информации - новую су¬дебную юрисдикцию. Но первый опыт оправдал ожидания и получил распространение. П.И.Люблинский при¬зывал юристов именно так изучать опыт работы «детских» судов и упрекал в неповоротливости тех, кто им не воспользовался. Оглядываясь на прошлое, можно сказать, что такие двусторонние контакты определенно ус¬корили распространение ювенальной юстиции в мире. А смотря в будущее ювенальной юстиции, можно ска¬зать еще и то, что двусторонние международные контакты в начале ХX в. дали импульс дальнейшему разви¬тию более сложного и многостороннего сотрудничества на региональном и международном уровнях.
Второй исторический этап международного сотрудничества по проблемам ювенальной юстиции - созда¬ние международных организаций этого профиля и проведение уже совместных исследований в рамках этих организаций представителя стран-участниц. Это уже было международное сотрудничество в нашем со¬временном его понимании. Это не означало, что тем самым прекратились двусторонние контакты ученых и практиков ювенальной юстиции. Они существовали и позже, существуют и сейчас, давая важные для науки
66Подробно см.: Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-ис¬следовательский проект. М., Изд. БЕК,

и практики результаты. Об одном таком двустороннем сотрудничестве - России и США - речь будет идти в данной главе.
Создание международных организаций, занимающихся проблемами ювенальной юстиции, произошло не сразу. Происходило накопление банка информации, укрепление профессиональных связей судей по делам о несовершеннолетних на международном уровне. Наконец, в 1928 г., был при¬нят ее устав, где были определены и ее цели. К этим целям относилось способствование деятельности судей по делам детей и подростков, в защите их прав; защита судей при осуществлении ими их профессиональных функций от негативного воздействия.
Современное свое наименование эта ассоциация получила на V своем конгрессе - тоже в июле, но 1984 г. Они были разработаны и приняты именно на международном уровне, а оказали большое влияние на национальные законодательства о ювенальной юстиции. 1995. C.1-20. 1928 г. была создана первая в мире междуна*родная ассоциация судей для детей. На первом конгрессе ассоциации, проходившем в июле 1930 г. Она стала называться Международной ассоциацией магистратов по делам несовершеннолетних (МАМН). Дальнейшее расширение сферы деятельности МАМН состояло во включении в круг ее интересов также и вопросов семьи. Организационно изменение деятельности этой ассоциации выразилось в дополнении слова «семья» в ее названии. С 1978 г. она стала называться международной ассоциацией магистратов по делам несовершеннолетних и семьи (МАМНС). Данная ассоциация считается объединяющим международным центром теоретических разработок и обобщения судебной практики ювенальной юстиции. Отметим расши¬рение и целей МАМНС: теперь она способствует знанию законодательства и методов правосудия в целях за¬щиты несовершеннолетних и семьи. Она призвана к тому, чтобы мир услышал голоса магистратов и других лиц, занимающихся несовершеннолетними. Именно эта ассоциация активно пропагандировала создание се¬мейных судов. Отметим в заключение, что МАМНС - единственная в мире неправительственная организа¬ция (имеющая сейчас статус категории «Б» при ЭКОСОС и ЮНЕСКО), которая целиком посвящает свою деятельность ювенальной юстиции. Каждый ее конгресс, каждое заседание руководящих органов, проводи¬мые ею, международные семинары, ее участие в международных форумах, организуемых другими междуна¬родными организациями, - вносит немалый вклад в развитие теории и практики правосудия по делам о несо¬вершеннолетних. МАМНС широко использует в своей работе метод сравнительного правоведения.
В 1928 г. возникла еще одна международная организация юристов, которой суждено было сыграть нема¬лую роль в формировании международного сотрудничества по проблемам ювенальной юстиции. Речь идет о Международной Федерации женщин юридических профессий (МФЖЮ). Сейчас она тоже имеет статус не-правительственной организации ООН (категория «Б»).
Первоначально целью ее создания было международное сотрудничество женщин-юристов преимущест¬венно европейского континента в защите права женщин на получение и реализацию в жизни их юридичес¬ких профессии. По мере завоевания женщинами искомого равенства с мужчинами в этой области, интересы членов МФЖЮ стали обращаться к содержанию профессиональной юридической работы. В числе первых при таком ракурсе работы МФЖЮ она с неизбежностью должна была столкнуться с судами по делам о не¬совершеннолетних. Это и произошло: МФЖЮ стала заниматься «детскими» судами. За все время ее суще¬ствования MФЖЮ проводила исследования и ставила на обсуждение на своих конгрессах и заседаниях со¬ветов сложнейшие вопросы истории и современного положения в мире детей, женщин и семьи. Судебные методы их защиты всегда были приоритетными. Там, где речь шла о несовершеннолетних правонарушителях или о детях-жертвах правонарушений, - такая защита отводилась суду по делам о несовершеннолетних. Де¬ятельности этих судов было посвящено специальное расширенное заседание Совета MФЖЮ, проходившее в 1968 г. в Стамбуле (Турция).
Можно указать еще несколько международных организаций, которые не ставили специальной цели изу¬чения проблем ювенальной юстиции, но их деятельность была с ней тесно связана и требовала изучения и ее проблем, причем именно на международном уровне. Речь идет, прежде всего, о Международном обществе социальной защиты (МОСЗ), созданном в 1947 г., о Международном криминологическом обществе (МКО), созданном в 1934 г., о Международной ассоциации уголовного права (МАУП), созданном ранее всех пере¬численных выше международных неправительственных организаций - в 1924 г.
Изучение проблем правосудия, в том числе и по делам о несовершеннолетних, имело свою специфику в рамках каждой из этих международных организаций - в соответствии с их уставными целями. Для МКО - это связано с анализом причин преступности несовершеннолетних, разработкой мер предупреждения этой пре¬ступности; для МАУП - с совершенствованием уголовно-правовых средств борьбы с этой преступностью, уголовной ответственностью наказанием несовершеннолетних. Ближе всего к концепции ювенальной юсти¬ции при ее анализе на международном уровне оказались цели Международного общества социальной защи¬ты, может быть потому, что оно само основывается на всемирно известном гуманистическом движении но¬вой социальной защиты.
Ниже, при рассмотрении некоторых совместных международных проектов, в которых участвовало МОСЗ, будут показаны и результаты изучения вопросов ювенальной юстиции на международном уровне. Здесь же обращу внимание читателей на то, что из тринадцати конгрессов, проведенных МОСЗ с момента его создания, два имели темы, относящиеся только к несовершеннолетним: 5-й конгресс - «Административное или
судебное вмешательство в отношении социально неадаптированных детей и подростков»; 6-й - «В какой мере оправданы различия в правовом статусе и обращении между несовершеннолетними, молодыми взрослыми и взрослыми правонарушителями?» Остальные одиннадцать конгрессов, в большей или в мень¬шей степени, ставили задачи изучения и совершенствования судебных аспектов борьбы с преступностью не-совершеннолетних, а также - судебной защиты прав и законных интересов детей и подростков. Для приме¬ра можно указать темы конгрессов МОСЗ: 8-го (Париж, 1971 г.) - «Техника судебной индивидуализации»; 9-го - «Социальная маргинальность и юстиция».
Международное сотрудничество по проблемам ювенальной юстиции вступило в новую стадию и обрело но¬вые, глобальные, более значимые черты, когда изучение правосудия для несовершеннолетних было включено в работу исследовательских центров ООН, ее комитетов и экспертных групп. Проблемами преступности не¬совершеннолетних и юридической, в том числе судебной защитой их прав стали заниматься Венский центр ООН, Международный фонд ООН помощи детям (ЮНИСЕФ) и ряд других. Перечисленные выше междуна¬родные юридические организации получили статус неправительственных организаций ООН и активно стали помогать работе Генерального секретаря ООН и его секретариата, исследовательским центрам ООН. Нача¬лось систематическое и планомерное изучение судебных систем на международном уровне, выработка соответ¬ствующих международных документов, на базе которых развивалось международное сотрудничество.
Особое значение для международного сотрудничества в области ювенальной юстиции имеют проводи¬мые через каждые пять лет конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонаруши¬телями. Начало им дал 1-й конгресс ООН, который проводился в 1955 г., в Женеве, последний по счету -10-й конгресс был в Каире в 1995 г.
Все конгрессы ООН, кроме 10-го, включали в свои повестки дня вопрос о юстиции, в том чис¬ле - ювенальной. 2-й конгресс ООН из этой серии (1960 г., Лондон) целиком был посвящен новым формам преступности несовершеннолетних и методам обращения с правонарушителями. Шла речь и о судебном вмешательстве.
Многоплановая деятельность ООН и ее центров и институтов дает интересную картину международных контактов в области ювенальной юстиции. Что важно, так это выявление тенденций международного сотруд¬ничества: что двигало его, повлияло ли, а если да, то как, если же нет, то почему, - на эффективность судеб¬ной деятельности; обогатило или нет международное исследование национальные законодательства и судеб¬ную практику.
Завершая краткий исторический очерк развития международного сотрудничества в области ювенальной юстиции, отметим следующие его итоги:
—это сотрудничество представляет собой движение поступательное - от достаточно примитивных разо¬вых или продолжающихся двусторонних контактов юристов-ученых и судей-практиков для получения ин¬формации о новых судах для несовершеннолетних - до создания в мире международных неправительствен¬ных профессиональных организаций, занимающихся этой проблемой постоянно, и, наконец, - возникновения разветвленной системы центров и институтов ООН, включивших в свои программы длящи¬
еся исследовательские проекты, в которых предусмотрены и исследования на международном уровне юве¬нальной юстиции;
—исследования ювенальной юстиции, как части правосудия, охватили к настоящему времени не только те страны, где действуют суды по делам о несовершеннолетних, но и те, где такая юрисдикция не создана, или где действующая система правосудия не соответствует международным стандартам, принятым для ювеналь¬ной юстиции. Цель таких исследований - не только дать «международную панораму» ювенальной юстиции,
но и предложить странам, где ее нет, наиболее эффективные ее модели, сократив тем самым сроки созданиясудов для несовершеннолетних и потери от поисков удачного опыта в этой области;
—развитие глобальных форм международного сотрудничества в рассматриваемой области не сняло по¬требность в проведении двусторонних и более форм сотрудничества на международной арене по специально избранным актуальным вопросам данной темы;
—заняли прочное место в международном сотрудничестве и семинары и коллоквиумы, проводимые не¬посредственно по теме «Ювенальная юстиция», либо в рамках более общей проблемы правосудия, защиты
прав человека, борьбы с преступностью и т.д.;
—рассмотренные этапы международного сотрудничества в области ювенальной юстиции были жизнен¬но необходимы для поступательного развития этой ветви правосудия. Перевод исследований на международ¬ный уровень, определение ее типичных и случайных признаков, выработка международных стандартов ее
функционирования - помогли создать новую, современную ювенальную юстицию, как юрисдикцию, имею¬щую общегуманитарную ценность.

3. Современный период
В западной литературе к нему относят все время от начала 50-х годов ХХ в. до наших дней. В такой хро¬нологии есть свой резон. Именно на 50-е и начало 60-х гг. приходится резкий скачок в росте преступности несовершеннолетних почти повсеместно в странах Западной Европы, в CШA, Японии, в странах Азии, Ла¬тинской Америки и др. Более опасными стали формы преступности несовершеннолетних, настораживающие тенденции возникли в структуре подростковой преступности - больший удельный вес в ней преступлений, совершенных несовершеннолетними младших возрастов, больше стало тяжких преступлений подростков. Это не могло не активизировать внимание государств, их правоохранительных органов, да и общественного мнения к преступности несовершеннолетних. Такое в истории ювенальной юстиции уже бывало. Вспомните: сама ювенальная юстиция появилась на свет, в числе прочих обстоятельств, потому, что в конце XIХ в. мир захлестнула быстро растущая преступность подростков.
В 50-60-е гг. наступил не менее острый период. Национальные исследования преступности несовершен¬нолетних фиксировали одинаковые, резко негативные тенденции в молодежной преступности. Она была объявлена впервые «проблемой № 1». Стало ясно, что она стала национальным бедствием, а также явлени¬ем глобального характера. Иными словами, наступила ситуация, при которой неизбежной становится меж¬дународная кооперация в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Эффективность ювенальной юсти¬ции в этой борьбе была одним из решающих факторов. Перед учеными и практиками, занимающимися преступностью несовершеннолетних, встала задача, объединив усилия, постараться оценить новые тенденции в этой преступности, выявить общие причины ухудшения ее состояния и динамики и выработать меры противодействия, отвечающие этой новой кримино¬генной обстановке. Можно констатировать, что именно тяжелая криминогенная ситуация 50-60-х гг. спо¬собствовала небывалой до того активизации международных исследований в рассматриваемой области.
Исследования эти были как региональными, так и глобальными, то есть включающими большинство стран международного сообщества. Итогом этих исследований явился упомянутый выше 2-й конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Лондон, I960 г.)
Генеральный доклад на этом конгрессе назывался «Новые формы преступности несовершеннолетних».67 Генеральным докладчиком был западногерманский судья и ученый, известный исследователь преступности несовершеннолетних Вольф Миддендорф. Доклад этот имел ярко выраженную криминологическую направленность. Поэтому подробный и углуб¬ленный анализ его содержания выходит за рамки нашей темы. Однако все исходные статистические матери¬алы в нем относились к деятельности судов по делам о несовершеннолетних и полиции, занимающейся под-ростками. А это означало, что в докладе оценивалась и деятельность суда и иных правоохранительных органов, их результативность в борьбе с юношеской преступностью.
Из четырех разделов доклада Миддендорфа последний, четвертый был посвящен проблеме предупреж¬дения новых форм преступности несовершеннолетних, где и нашли место результаты сравнительного иссле¬дования деятельности судов для несовершеннолетних. И, несмотря на то, что в этот период в западной лите¬ратуре было немало работ, посвященных именно негативным тенденциям в преступности несовершеннолетних, деятельности правоохранительных органов в борьбе с этой преступностью, генераль¬ный доклад на 2-м конгрессе ООН отличало то, что в нем впервые были отражены материалы, поступившие от многих, стран мира, собранные по общим для всех, заранее разработанным и принятым всеми, принци¬пам и критериям, подвергнутые затем сравнительно-правовому исследованию. Сравнительное изучение включило и соответствующие исследования, проведенные при подготовке 2-го конгресса ООН по всем практически регионам нашей планеты. Очевидно, что и результаты всех этих исследований были, как при¬нято их называть в социологии, репрезентативными.
Это обстоятельство было очень важным. Нельзя забывать, что конгрессы ООН по предупреждению преступности определяют уголовную политику в мире и странах-участницах на следующее после конгресса пятилетие.
Если говорить о содержании четвертого раздела доклада В. Миддендорфa, то в нем анализировались: программы обращения с несовершеннолетними в рамках судебной деятельности, исполнения наказания и иных мер воздействия, назначенных судами; прогноз поведения подростков после применения избранной ме¬ры, режима ее исполнения; предупреждение рецидива преступлений несовершеннолетних с учетом избран¬ных и исполненных в определенном режиме мер воздействия.
По результатам обсуждения на 2-м конгрессе ООН наиболее актуальными были признаны, с точки зре¬ния функционирования ювенальной юстиции, вопросы, относящиеся к группе молодых людей, часть которых юридически относится к несовершеннолетним, а часть - к тем, кто по международно-правовой классифика¬ции отнесен к молодым взрослым (ориентировочно в возрасте от 16 лет до 21 года и даже до 25 лет - в зави-симости от особенностей национальных законодательств, определяющих возраст совершеннолетия и уго¬ловной ответственности). В докладе было отмечено, что из-за неопределенности этих возрастных границ указанная группа молодых людей становится наименее защищенной законом, как в уголовном процессе, так и при исполнении наказания. Предложения генерального докладчика, затем вошедшие и в резолюцию конгресса были неординарными. Однако опытный уже взгляд молодого
67DeuxiemeCongresdesNationUniespourlapreventionducrimeetletreatementdesdelinquants. Londres, 8-21 aout. I960.

юриста может заметить, что эта неорди¬нарность для 1960 г. (даты конгресса) не исчезла и к 1998 г. Вот этот перечень предложений по улучшению правового положения молодых взрослых в рамках судебного процесса:
1) создать специальные судебные юрисдикции исключительно для молодых взрослых;
2) отнести категорию молодых взрослых правонарушителей к юрисдикции судов по делам о несовершенно¬летних; поднять возрастной барьер для таких правонарушителей при определении юрисдикции суда для несовершеннолетних (например, с 18 лет до 21 года);
3) распределить компетенцию общих судов и судов для несовершеннолетних, когда решается между ними вопрос о подсудности по указанной возрастной группе молодых взрослых, учитывая:
а) тяжесть правонарушения;
б) пол правонарушителя;
в) степень зрелости правонарушителя;
г) решение суда о передаче дела в определенный суд;
д) выбор суда самим правонарушителем;
4) доверить правонарушителя общему суду можно, лишь предоставив ему более благоприятный режим об¬ращения, применяемый либо специальными учреждениями, либо административными органами, зани¬мающимися молодыми правонарушителями (например, службами по делам молодежи).
Неудивительно, что Вольф Миддендорф в 60-е годы сетовал на то, что НИ одна страна не создала такой суд для молодых взрослых, или не преобразовала в этих целях суд для несовершеннолетних, или, наконец, общеуголовный суд, - если учесть, что 2-й конгресс ООН был почти 40 лет назад. Удивительно то, что ситу¬ация сохраняется и в 90-е годы: национальные законодательства до сих пор не предусматривают режим по¬вышенной правовой защиты для молодых взрослых правонарушителей - обвиняемых, подсудимых, осужден¬ных. Соответственно, не созданы и специальные суды для них. А вопрос этот важен и для судеб молодых правонарушителей, и для развития ювенальной юстиции. Ведь таким образом могла бы быть решена про¬блема «пограничных» возрастов (несовершеннолетних и совершеннолетних), установлен юридический ба¬рьер втягиванию несовершеннолетних во взрослую преступность.
Чтобы закончить рассмотрение специфики международного сотрудничества по проблемам ювенальной юстиции в рамках международных конгрессов ООН и ее неправительственных организаций, напомним еще раз о IX конгрессе Международной ассоциации магистратов по делам несовершеннолетних (МАМН), кото¬рый проходил в Оксфорде в 1974 г.
Читатели уже хорошо знакомы с так называемым «альтернативным вмешательством», когда суд заме¬няется административным органом. В данной главе стоит проанализировать роль IX конгресса МАМН на та¬ком крутом повороте судебной политики в сторону от ювенальной юстиции.
Отметим, что ко времени проведения этого конгресса «альтернативное вмешательство» было распрост¬ранено в ряде стран мира и в литературе эта проблема оживленно обсуждалась. Именно потому, что ее ак¬туальность сомнений не вызывала и с ней связывались надежды на успехи в борьбе с преступностью несо¬вершеннолетних, - она удостоилась международного уровня рассмотрения. Международное исследование привлекало тем, что в рамках МАМН был выработан единый план исследования, общий для всех стран-уча¬стниц вопросник по генеральной теме и специальным подтемам. Как всегда в этой организации, серия под¬готовительных исследований дала достаточно полную картину состояния преступности несовершеннолет¬них, установила данные о деятельности судов по делам о несовершеннолетних в анализируемый период. Необычным здесь был, как уже отмечалось, специальный доклад на специальной секции конгресса, посвя¬щенный «альтернативному вмешательству».
IX конгресс МАМН продемонстрировал, что международный уровень изучения и обсуждения проблемы сам по себе способствует определению главных направлений в развитии того правового института, который стал предметом изучения. Именно это и произошло с ювенальной юстицией. Хотя «битва yмов» на конгрес¬се шла скорее против, чем за ювенальную юстицию, главный аргумент противников «альтернативного вме-шательства» - потеря при замене им суда гарантий прав личности - все же победил. А надо сказать, что ре¬волюционный лозунг «долой суды для несовершеннолетних!» провозглашался. Statusquoбыл сохранен. Справедливости ради, стоит отметить, что после IX конгресса МАМН широкое развитие получило так назы¬ваемое общественное альтернативное вмешательство, которое, строго говоря, альтернативным не назо¬вешь, поскольку последнее ориентировано на социальную помощь и поддержку детей и подростков, оказав¬шихся в неблагоприятных условиях жизни и воспитания. Эти объединения людей ближе к вспомогательным службам в судебном округе, да и то в случаях, когда суд решит прибегнуть к их помощи, но отнюдь не аль¬тернативные суду органы. В целом же, по итогам IX конгресса приоритет судов для несовершеннолетних был сохранен.
После IX конгресса МАМН и явно под его влиянием в мире активизировалась тенденция замены несо¬вершеннолетним преступникам уголовного наказания принудительными воспитательными мерами. Большее внимание стало уделяться ранним формам предупреждения правонарушений несовершеннолетних. И здесь опять было несколько сужено поле деятельности ювенальной юстиции в пользу профилактической работы общины по месту жительства. Можно указать на активность населения в этой области в CШA, Бельгии, Франции, в странах бывшего социалистического содружества, прежде всего - СССР. Социальное преду¬преждение преступности несовершеннолетних в свою очередь активизировало участие в нем «непрофесси¬онального элемента», то есть не юристов, занимающихся проблемами детства.
Особое место в международном сотрудничестве по проблемам ювенальной юстиции занимают между¬народные научные проекты, в которых страны-участницы либо выполняют общие задачи, внося в проект свой национальный вклад, либо (что бывает чаще) выбирают в совместном исследовании какой-то раздел, более всего важный для данной страны и для развития ее правовой науки и судебной практики.
При изучении проблем ювенальной юстиции на международном уровне таких проектов было меньше, чем деятельности стран-участниц при подготовке и осуществлении международных конгрессов, семинаров, коллоквиумов. Между тем, именно совместные научные проекты нескольких стран дают больше результа¬тов углубленного изучения проблемы, больше способствуют формированию научных концепций, предложе¬ний по совершенствованию национальных законодательств, по выявлению имеющихся в них пробелов и их восполнению. Но, повторяю, распространенность таких исследований невелика. Сказываются организаци¬онные и финансовые преимущества, например, центров ООН, фактически вытесняющих на задний план международные исследовательские проекты.
Международное сотрудничество в области ювенальной юстиции включает проведение (тоже в рамках ООН) региональных исследований преступности подростков и молодежи. Традиция таких исследований ут¬вердилась примерно в то же время, что и конгрессов ООН по предупреждению преступности. Стимулы здесь были одинаковые: рост преступности несовершеннолетних и необходимость принимать против нее меры на государственном уровне. Требовался и учет региональных особенностей законодательства, судебной практи¬ки, потребность их обобщения на международном уровне.
Так возникли специальные планы ООН по подготовке региональных докладов по проблемам преступно¬сти несовершеннолетних. Каждый доклад касался определенного региона стран, отражал весь комплекс во¬просов проблемы. В их числе обязательно были вопросы правосудия по делам о несовершеннолетних. До¬клады были не государственные, а авторские. Всего ООН опубликовала пять региональных докладов по регионам: Северной Америки, Европы, Латинской Америки, Азии и Дальнего Востока, Среднего Востока. Дополнительно был представлен соответствующий доклад по региону Австралии и Новой Зеландии.
В качестве примера можно привести исследование в менее знакомом европейским ученым и практикам регионе стран Среднего Востока. Исследование включало Саудовскую Аравию, Иран, Ирак, Египет, Сирию, Турцию, Йемен.68
Доклад по Среднему Востоку включал:
1) общие аспекты преступности несовершеннолетних;
2) методы принуждения, применяемые к несовершеннолетним, в том числе в деятельности полиции, во
время предварительного заключения;
3) методы наблюдения за несовершеннолетними правонарушителями;
4) деятельность судов для несовершеннолетних: компетенция, судебная процедура; уголовное преследова¬ние; наказание и иные меры;
5) деятельность социальных служб;
6) предупреждение правонарушении несовершеннолетних на Среднем Востоке.
Не вдаваясь в подробности представленного в докладе исследования, ибо оно значительно шире темы нашего пособия, отметим то, что для нас важно.
Правовые и судебные системы перечисленных выше стран исторически сложились как системы, отно¬сящиеся либо к англосаксонской, либо к континентальной. Это связано с их принадлежностью к бывшим их метрополиям, а в отдельных случаях - с рецепцией «чужого» права. Так, в частности, произошло с Турцией, принявшей систему континентального права. Надо сказать, что модели указанных двух судебных систем вы-держали испытание временем и переменами в судьбах бывших колоний и, судя по докладу, сохранили свои основные признаки. Это, однако, привело к тому, что в странах, включенных в исследование, отразились и разные признаки ювенальной юстиции. Касалось это главным образом судебной процедуры. Думаю, что чи¬татели вспомнят, чем отличаются в этом смысле англосаксонская и континентальная модели судов для несо-вершеннолетних. Об этом речь шла в главе III пособия. Очевидно, что во всех этих странах в судах для не¬совершеннолетних отражены и общие принципы ювенальной юстиции. Судебная процедура в них включает обязательное обсуждение в суде результатов социального исследования личности и условий жизни несовер¬шеннолетнего правонарушителя, результатов наблюдения за несовершеннолетними подсудимыми в центрах наблюдения и изучения, куда подростки направлялись по решению суда.
Специфика ювенальной юстиции именно на Среднем Востоке состоит в опоре закона на местные обычаи, на авторитет семьи, что почти исключается в настоящее время в
' ONU. Etudes comparees sur la delinquance juvenile. Cinquieme partie Moyen-Orient. (1953, 1V, №17).

странах Запада. Соответственно, в странах Среднего Востока меньше места занимают такие процессуальные меры, как предварительное за¬ключение несовершеннолетних, их превентивный арест и т.п. Согласно установившейся судебной практике в странах данного региона, эти меры применяются к подросткам только в качестве меры исключительной и только тогда, когда оставление несовершеннолетнего на свободе создает опасность для общества, для само¬го подростка или для проводимого расследования. Надзор за подростками, находящимися под судом, обеспе¬чивают полиция и семья.
Оценивая данное региональное исследование, а также все остальные из этой серии, проведенные в рам¬ках ООН, можно сказать, что их результаты важны не столько их сходством, сколько различиями по отдель¬ным регионам. Именно они позволяют оценить уровень развития теории и практики правосудия для несовер¬шеннолетних, особенно, когда речь идет о регионах с разным уровнем социально-экономического и правового развития, выявляют существенные пробелы в законодательствах стран из разных регионов и стран, принадлежащих к одному региону.
При рассмотрении международного сотрудничества в области ювенальной юстиции, реализуемого в рамках ООН, хотелось бы обратить внимание на одну его особенность, присущую, правда, всем иным видам международного сотрудничества в рамках ООН. Это сотрудничество имеет длящийся характер, его ста¬дии (циклы) взаимосвязаны, результаты одного цикла становятся базой циклов последующих. Рассмотреть этот процесс мы попробуем на примере разработки, принятия и дальнейшей реализации Минимальных стан¬дартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правил) 1984 г. Название «Пекинские» они получили потому, что итоговое совещание экспертов, приняв¬ших окончательный проект Правил, проходило в г. Пекине (КНР). Это - тоже традиция ООН: называть ка¬кой-то международный документ по наименованию города, где принимался его окончательный проект.
Созданию Пекинских правил предшествовала разработка ряда международных документов, отразивших указанную выше преемственность международно-правовых актов. Поэтому Пекинские правила учитывали в своем содержании эти документы.
Была учтена резолюция 6-го конгресса ООН по предупреждению преступности (проходил в 1980 г. в г. Каракасе, Венесуэла), в которой уже содержался призыв к юристам разработать такие минимальные стан¬дартные правила, чтобы они стали моделью для законодательств стран-членов международного сообщества. Этот призыв вошел в основной документ 6-го конгресса, названный Каракасской декларацией.
Согласившись с Каракасской декларацией, Экономический и Социальный Совет ООН поручил своему Венскому центру осуществить подготовку этого международного документа. Как обычно в таких случаях, до¬кумент готовился в рамках региональных совещаний (в данном случае - Азиатского и Дальневосточного ин¬ститутов ООН), межрегионального совещания в Пекине, в работе которого участвовали эксперты из всех регионов мира. Межрегиональное совещание разработало окончательный текст проекта Минимальных стандартных правил. Каждый пункт их обсуждался отдельно и принимался консенсусом. Было решено снаб¬дить Правила детальным комментарием, особенно в случаях, когда в статьях содержались рекомендации се¬рьезных изменений национальных законодательств.
Дальнейший путь Пекинских правил был следующим: проект Правил, разработанный межрегиональ¬ным совещанием экспертов, был принят очередным, VII конгрессом ООН по предупреждению преступнос¬ти, в Милане, в 1985 г. Согласно принятой процедуре прохождения основных материалов таких конгрессов, Пекинские правила были представлены на утверждение сороковой сессии Генеральной Ассамблеи ООН и были ею утверждены 10 декабря 1985 г. Теперь уже 8-му конгрессу ООН по предупреждению преступности было поручено сделать обзор результатов, достигнутых в ходе осуществления Пекинских правил. 8-й кон¬гресс проходил в 1990 г. в Гаване (Куба) и на его рассмотрение были представлены результаты применения новых международных стандартов, относящихся к ювенальной юстиции.
Характерен один из пунктов резолюции 40-й сессии, касающийся Пекинских правил: «Хотя такие нор¬мы (Пекинских правил - Э.М.), возможно, представляются в настоящее время трудно осуществимыми вви¬ду существующих социальных, экономических, культурных, политических и правовых условий, они, тем не менее, как предполагается, могут быть реализованы в качестве программного минимума».69
И, как того требуют принципы международного права, в резолюции содержалось предложение государ¬ствам-членам международного сообщества «привести в соответствие с Пекинскими правилами в тех случа¬ях, когда это необходимо, свое национальное законодательство, политику и практику, особенно при подго¬товке персонала, связанного с отправлением правосудия в отношении несовершеннолетних, и довести данные Правила до сведения соответствующих органов и широкой общественности».70
69UN. General Assembly. A/RES/40/33.29 November 1985. Fourtieth Session. Agenda item 98. Resolution adopted by
the General Assembly on the UN Standard Minimum Rules for the administration of Juvenile Justice (« The Beijing
Rules»).
70Ibid

4. Пекинские правила - результат международного сотрудничества
В чем же состояли цели и содержание Пекинских правил и почему именно с ними связывается представ¬ление о новом этапе развития правосудия для несовершеннолетних?
Прежде всего, в них впервые сформулированы общие социально-экономические условия, которые оце¬ниваются как благоприятные для развития несовершеннолетних и молодежи, к которым должны стремить¬ся страны-члены международного сообщества. Пекинские правила включают в эту систему, и функциониру¬ющую ювенальную юстицию. И надо сказать, что это место - весьма существенное. Такой подход необычен для международных документов, касающихся юстиции, что и повысило «уровень доверия» к Пекинским пра¬вилам. Как сказано в статье 1.4 Пекинских правил, «правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках, всестороннего обес¬печения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким обра¬зом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе». В Комментарии71 к данной статье под¬черкивается, что в ст.5 Правил раскрывается механизм действия и указываются специфические условия каждой страны, в которых функционирует правосудие и от которых могут зависеть формы применения кон-кретных статей, включенных в Правила. «Эти формы будут неизбежно отличаться от форм, применяемых в других государствах»72.
Поскольку Пекинские правила создавались на базе принципов Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Международных пактов 1966 г. о гражданских и политических правах и об экономических, соци¬альных и культурных правах, - в них получили отражение общие принципы защиты прав человека, сформу¬лированные в указанных основных международных документах. Соответственно, в Пекинских правилах су¬щественное место заняли проблемы создания для молодежи и подростков достойных условий жизни и воспитания, что оценивается в качестве важнейшего средства ранней превенции преступности несовершен¬нолетних.
Вместе с тем, в Пекинских правилах (комментарий) обращается внимание на то, что они «специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правона¬рушителями при любом существующем определении понятия несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетним правонарушителем».
Как уже отмечалось, Пекинские правила являются плодом труда большого числа ученых и практиков-юристов из многих стран мира. Подобный документ впервые вышел из стен ООН. Поэтому ему было уделе¬но очень большое внимание. Сами Правила содержали основные положения юридической доктрины о несо¬вершеннолетнем, о правонарушениях, совершенных им, о его уголовной и иной юридической ответственности за это, реакции государства на правонарушение в виде наказания и иных принудительных мер воздействия, наконец, - об основных положениях концепции судебной защиты прав и законных интере¬сов несовершеннолетнего, оказавшегося в орбите уголовной юстиции.
Не имея возможности рассмотреть во всех деталях все нормы, имеющие международно-правовое значе¬ние, включенные в Пекинские правила, укажем на основные из них:
а) понятие несовершеннолетнего правонарушителя. Им считается тот, кто в рамках существую¬щей правовой системы может быть привлечен к ответственности за правонарушение в такой форме, кото¬рая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому; при этом подросток должен подозре¬ваться в совершении правонарушения или, как установлено, совершил его;
б)понятие так называемого статусного преступления (правонарушения). Речь идет об ответствен¬ности за проступки, не наказуемые, если они совершены взрослыми, но наказуемые при совершении их не¬совершеннолетними;
в) возраст уголовной ответственности. В статье 4.1 Пекинских правил содержится рекоменда¬ция о том, чтобы нижний предел возраста уголовной ответственности не был на слишком низком возрастном уровне, «учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости».
Характерен комментарий к этой рекомендации: если возрастной предел установлен на слишком низком уровне или вообще не установлен, понятие ответственности становится бессмысленным. «Поэтому, - как сказано в Комментарии, - следует приложить усилия для установления разумного низшего возрастного пре¬дела, который мог бы применяться в международном масштабе»;
г) цели правосудия в отношении несовершеннолетних. Они, согласно Пекинским правилам, состо¬ят в обеспечении благополучия несовершеннолетнего и обеспечении того, чтобы любые меры воздействия на
" Минимальные стандартные правила ООН традиционно включают статьи закона и комментарии к ним. Комментарий к Пекинским правилам разрабатывался экспертами непосредственно на межрегиональном сове¬щании при окончательной формулировке самих Пекинских правил.
72 Здесь и далее: Пекинские правила. Комментарий. Вкл. в рез. Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 29 ноября 1985 г.

несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями их личности, так и с обстоятельствами правонарушения (статья 5.1). Вторая цель, как подчеркнуто в Комментарии к Пекинским правилам, служит средством ограничения использования карательных санкций к несовершеннолетним;
д) объем дискреционных полномочий в делах о несовершеннолетних. Известно, что расширение объема дискреционных полномочий суда и других правоохранительных органов в отношении несовершенно¬летних является характерной чертой всей системы правосудия для несовершеннолетних. Именно поэтому в статьях 6.1 - 6.3 Правил подчеркиваются особые потребности несовершеннолетних, учитываемые при осу¬
ществлении этих дискреционных полномочий, равно как важность контроля за дискреционными полномочи¬ями и требования высокой квалификации и подготовки лиц, использующих эти полномочия. Два последних требования, очевидно, являются средством ограничения широкого и бесконтрольного использования в делах
несовершеннолетних дискреционных полномочий. Тем самым, в Правилах есть попытка преодолеть сущест¬вующий в теории и практике правосудия для несовершеннолетних конфликт между расширением и сужени¬ем дискреционных судебных полномочий в делах несовершеннолетних;
е) обеспечение конфиденциальности в делах о несовершеннолетних оценивается в Пекинских пра¬вилах как гарантия «избежать причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации (статья 8.1). В статье 8.2 подчеркивается, что в принципе не должна публиковаться ни¬какая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушите¬ля. Это правило, как известно, не является одинаковым для всех стран. Есть группа стран, где националь¬ные законодательства предусматривают противоположный порядок - гласность, лишь с небольшими оговорками, и при судебном разбирательстве дел о несовершеннолетних. Именно такой порядок предусмот¬рен действующим уголовно-процессуальным законодательством России. В Пекинских же правилах делает¬
ся попытка придать требованию конфиденциальности универсальный характер, рассматривать его как обя¬зательный общий принцип всего судебного процесса по делам несовершеннолетних. Это подтверждается не только общей декларацией статей 8.1 и 8.2, но также и запретом доступа «третьих лиц» к материалам дел
несовершеннолетних правонарушителей, использования этих материалов при рассмотрении дел взрослых правонарушителей (статьи 21.1 и 21.2);
Вторая часть Пекинских правил посвящена вопросам расследования и судебного разбирательст¬ва дел о несовершеннолетних. Эта часть рассматриваемого международно-правового документа - наибо¬лее детализированная. В ней рассматриваются:
—задержание несовершеннолетних и все иные контакты судьи и других компетентных лиц с несовер¬
шеннолетними. Общие правила доктрины Habeascorpus явно прослеживаются в требованиях статей 10.1 -10.3, получивших, как известно, отражение в Минимальных стандартных правилах ООН обращения с за¬ключенными, принятыми на 1-м конгрессе ООН по предупреждению преступности (Женева, 1955г.);
—прекращение дела несовершеннолетнего в досудебной стадии. Пекинскими правилами (статья 11.1)
рекомендуется «при рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей по возможности не прибе¬гать к официальному разбору дела компетентным органом власти» (то есть судом или компетентным адми¬нистративным органом). Вместе с тем, любое прекращение дела несовершеннолетнего и передача его «об¬щинным службам» требует согласия несовершеннолетнего и/или его законных представителей.
Прекращение дела возможно на любом этапе принятия решения (ст. 11.2).
Что важно и что, кстати, подвергалось специальной дискуссии на межрегиональном совещании экспер¬тов в Пекине в мае 1984 г. при окончательной разработке Пекинских правил, - это формулирование обще¬го принципа, которому подчиняется движение дела несовершеннолетнего в сторону его прекращения. Суть его - в добровольности для несовершеннолетнего в его согласии на прекращение дела, передачу его так на¬зываемым «службам общины» (то есть социальным службам, комиссиям и т.д.). В Правилах и Комментарии к ним подчеркивается, что не должно быть никакого в этом давления на несовершеннолетнего, тем более его запугивания на всех уровнях прекращения дела, например, для того, чтобы избежать судебного процесса. Надо сказать, что вопрос о волеизъявлении несовершеннолетнего при решении вопроса о судьбе его дела, о передаче дела в другую юрисдикцию является сейчас в западном судебном процессе по делам несовершен¬нолетних одним из самых острых и дискуссионных. Именно он встает перед судом как при прекращении де¬ла и передаче его в несудебную инстанцию, так и при передаче дела из юрисдикции суда для несовершенно¬летних в соответствующую юрисдикцию общеуголовного суда. Выше отмечалась эта необычная для правосудия по делам о несовершеннолетних тенденция. Пекинские правила отразили это генеральное на¬правление развития уголовного процесса для несовершеннолетних. Видимо, правила статей 11.1 - 11.4, рас¬смотренные выше, весьма перспективны именно в плане развития теории международного уголовного про¬цесса по делам несовершеннолетних;
Наиболее существенными вопросами, отраженными в третьей части Пекинских правил («Вынесение су¬дебного решения и выбор мер воздействия») можно считать следующие:
— о компетентном властном органе, правомочном вынести решение по делу. К ним Правилами от¬несен суд (трибунал), совет, комиссия и др. Соответственно, когда речь идет о суде, имеется в виду, что правомочным вынести решение является и единоличный судья в пределах своей компетенции (статья 14.1 и Комментарий к ней);
— о руководящих принципах вынесения судебного решения и выбора мер воздействия. Речь идет: о со¬размерности меры воздействия не только с обстоятельствами дела и тяжестью правонарушения (общее пра¬вило применения наказания), но и с положением и потребностями самого несовершеннолетнего (индивиду¬ализация ответственности и наказания), а также с потребностями общества (общая превенция) (статья 17.1-a); о запрете применения смертной казни и телесных наказаний несовершеннолетнему; о сведении до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего правонарушителя (статья 17.1 -в и 1 -с).
Следует специально подчеркнуть, что именно эти проблемы были предметом очень сложной и длитель¬ной дискуссии на межрегиональном совещании экспертов по данной проблеме в Пекине. В ходе дискуссии были сформулированы общие подходы к оценке этих вопросов и было отмечено «неразрешимое противоре¬чие философского характера» между перевоспитанием и воздаянием, между помощью и наказанием, между мерой воздействия с учетом конкретных обстоятельств дела и мерой воздействия в интересах защиты обще¬ства, между общей превенцией и индивидуальным наказанием?»
Эксперты пришли к выводу, что эти противоречия можно считать спецификой реализации уголовного правосудия для несовершеннолетних, почему они и оказываются всегда в числе основных трудностей право¬судия для несовершеннолетних.
В заключение рассмотренного, достаточно обширного круга вопросов, получивших отражение в Пекин¬ских правилах, обратим внимание на традиционную для уголовной юстиции по делам несовершеннолетних статью 18.1, где дается перечень мер воздействия, которые авторы Пекинских правил полагали возможным рекомендовать для их единообразного применения в странах-членах международного сообщества. В Пекин¬ских правилах предлагается восемь групп мер, определяемых по их общим целям: руководство и надзор; пробация; компенсация и реституция; возмещение ущерба собственным трудом, работа на благо общины; груп¬повая терапия; иные воспитательные меры. В Комментарии к этой статье отмечается, что все эти меры успешно применяются в разных правовых системах. Характерно при этом общее указание статьи 18.1: пе¬речень мер включенных в нее, предлагается «компетентному органу власти» - «в целях обеспечения боль¬шей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения». В Комментарии к этой статье подчеркивается, что речь в ней не идет о требованиях к персоналу, применяющему меру воз¬действия, ибо в некоторых регионах такого персонала может и не быть. Имеется в виду, что разветвленная система специальных служб применения мер воздействия в отношении несовершеннолетних - это арсенал высоко развитых в правовом отношении стран. Поэтому реализация указанных мер происходит с опорой на общину, как типичную и оправдавшую себя на практике форму применения мер воздействия к несовершеннолетним. В соответствии с этим, как сказа¬но в Комментарии, «соответствующим властям следует поощрять предоставление общинами своих услуг«.
В развитие общего, руководящего принципа для вынесения судебного решения и выбора меры воздейст¬вия, а именно сведения до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего, в статье 19.1 Пекин¬ских правил формулируется следующее требование: «помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправи¬тельное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока». Отметим, что это правило является развитием резолюции шестого конгресса ООН по предупрежде¬нию преступности, где говорилось, в каких случаях допустимо помещение несовершеннолетнего в тюрьму.
Применение Минимальных стандартных правил, касающихся правосудия для несовершеннолетних, во¬шло в так называемый Миланский план действий, принятый 7-м конгрессом ООН по предупреждению пре¬ступности и обращению с правонарушителями. План был утвержден Генеральной Ассамблеей ООН (резо¬люции: 40/33 от 29 ноября 1985 г., содержащая сами эти Правила, 40/35 от 29 декабря 1985 г. - о разработке стандартов для предупреждения преступности несовершеннолетних и 40/36 от 29 ноября 1985 г. - о насилии в семье).
Значение Пекинских правил для дальнейшего развития международных и национальных аспектов пра¬восудия для несовершеннолетних было подчеркнуто уже в самих Правилах. Как было сказано в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1985 г., утвердившей Пекинские правила, Генеральная Ассамб¬лея «настоятельно призывает все соответствующие органы системы Организации Объединенных Наций, в частности региональные комиссии и специализированные учреждения, институты Организации Объединен¬ных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, другие межправительст¬венные и неправительственные организации сотрудничать с Секретариатом и принимать необходимые меры по обеспечению, в соответствующих областях их специальной компетенции, согласованных постоянных дей¬ствий с целью осуществления принципов, содержащихся в Пекинских правилах». Надо сказать, что немно¬го найдется международных документов ООН, где проблемы несовершеннолетних и, главное, правосудия по делам детей, подростков и молодежи были бы представлены столь широко и комплексно и где бы оценка важности реализации международного документа была подчеркнута столь категорично.
Именно с конца 1985 г., после длительной работы значительного числа ученых и практиков в области уголовной юстиции, Пекинские правила получили «право на существование» и начали свой путь в рамках международного сообщества. На их реализацию возлагались тогда и продолжают возлагаться поныне боль¬шие надежды. В универсальности международных правил усматривался большой резерв повышения эффек¬тивности всего правосудия для несовершеннолетних.

5. Россия - США: двусторонний научный проект по проблемам ювенальной юстиции
Выше было сказано, что в современный период вновь активизировались двусторонние сравнительно-правовые исследования вопросов ювенальной юстиции, как это было в начале международного сотрудниче¬ства. Различие здесь в том, что первые шаги на международное арене делали отдельные люди - ученые и практики-судьи. Принадлежность их к той или иной стране, а их концепций - к той или иной правовой и су¬дебной системе - роли не играло. Вспомните: первые международные контакты носили информационно-по¬знавательный характер. Теперь - иное дело. После широкомасштабных международных исследовании в рам¬ках ООН выбор двусторонних контактов диктовался своими особыми задачами. Это были и есть международные исследовательские проекты, в которых участвовали две страны, к примеру - Франция и Польша, Россия и США. Такое исследование - большей частью является длящимся, то есть рассчитанным не на один год. Задача - сравнительное исследование законодательств и судебной практики стран, осуществ¬ляющих данный проект. И здесь заранее разрабатывается концепция и план совместного исследования, вы¬ясняются сходство и различия двух систем. Прогнозируются и определенные результаты. Как это выглядит в жизни, можно увидеть на примере проводившегося в 1989-1994 гг. подобного исследования в рамках меж¬дународного исследовательского проекта «Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества». Одним из его разделов было именно такое исследование. Оно было озаглавлено «Опыт двустороннего науч¬ного сотрудничества по исследованию проблем правосудия для несовершеннолетних в США и в России». Мы не ставим в этой главе задачу полностью и подробно анализировать содержание данного исследования и от¬сылаем интересующих к книге, где оно опубликовано.73 Здесь же хотим ознакомить читателей с тем, какие за¬дачи ставили авторы в этом исследовании, какие результаты они получили, каковы их прогнозы на будущее ювенальной юстиции.
Исследование это проводилось профессором университета Корпус Кристи (Штат Техас, CШA) Дороти Мак-Клеллан и одним из авторов данного учебного пособия - главным научным сотрудником Института государства и права российской академии наук, Мельниковой Э.Б. Как видите, здесь мы представляли свои учебные и научные уч-реждения и свои страны. Многолетний опыт работы авторов по избранной теме (ювенальная юстиция) и знание законодательства, судебной практики и научных исследовании в этой области в своих странах позво¬лили авторам еще до начала исследования разработать общую концепцию и теоретические гипотезы иссле¬дования. Сказанное свидетельствует о том, что, работая по социологическим методикам, они заложили в ис¬следование и базу его репрезентативности.
При разработке концепции данного сравнительного исследования авторы учитывали следующие обсто¬ятельства:
а)общность разных моделей судов для несовершеннолетних в разных странах, в том числе в США и Рос¬сии - на базе общих принципов, характерных только для ювенальной юстиции. Это позволило включить в число гипотез данного исследования выявление этой общности и в моделях действующего правосудия для
несовершеннолетних также в CШA и в России;
б) обязательный учет своеобразия исторического развития систем правосудия для несовершеннолетних в США и в России;
в) включение в исследование выявления и оценки этих признаков общности и различий моделей судов для несовершеннолетних в CШA и в России;
г)необходимость использования национального опыта каждой страны-участницы в рамках деятельнос¬
ти другого суда (американского - в России, российского - в США);
д) включение в этой связи в исследование задачи разработки на базе сравниваемых моделей - наиболее эффективной;
е)изучение взаимосвязи правосудия по делам о несовершеннолетних и общеуголовного правосудия.
Оценка возможностей (и границ) рассмотрения дел несовершеннолетних в общеуголовных судах и дел взрослых соучастников несовершеннолетних - в «детских» судах - в сравниваемых системах правосудия В США и России. Собственно сравнительное исследование моделей ювенальной юстиции в CША и в России включало:

а) сравнение исторических этапов развития ювенальной юстиции в сравниваемых странах;
б) сравнение действующих моделей правосудия по делам о несовершеннолетних (включая суды);
в) сравнение форм и методов проведения судебного процесса по делам несовершеннолетних;
г) сравнение форм и методов исполнения наказания и пост пенитенциарного режима для несовершеннолетних.
73 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследователь¬ский проект. М., Изд.БЕК, 1995.С.125-178.
летних.

На первом этапе исследования практическое использование результатов исследования отличалось не¬традиционностью. Оно предполагалось путем внедрения результатов исследования в учебные программы для студентов юридических факультетов вузов и судебных работников обеих стран. В их числе - чтение спе¬циальных курсов повышения квалификация судей, проведение спецсеминаров для студентов. Эксперимен¬тально такие семинары проводились в университете Корпус Кристи (штат Техас). Семинары проводили ав¬торы рассматриваемого двустороннего научного проекта - Д.Мак-Клеллан и Э.Мельникова. Справедливости ради надо сказать, что проект реализован, сравнительное исследование проведено, а его ре¬зультаты опубликованы. Как всегда, различного рода объективные трудности не позволили осуществить в полной мере его практическую реализацию. Кроме того, авторы отказались от раздела «Исполнение нака¬зания и иных мер».
Итак, к каким выводам пришел каждый из соавторов - по своему разделу, и каков их общий прогноз от¬носительно судьбы ювенальной юстиции? Предупрежу сразу: выводы их имеют различия, хотя итоговое за¬ключение по всей проблеме и прогнозы построены на полученных существенных совпадающих результатах.
Выводы российской стороны. Они построены на всех общих преимуществах ювенальной юстиции, о которых много было сказано во всем этом пособии и подтверждение которых было получено при анализе российской системы правосудия для несовершеннолетних. Кстати, и изъяны общего правосудия, когда в его орбите - несовершеннолетний, российскому исследователю виднее, потому что для него эта система дейст¬вующая. Взвесив результаты исследования и опираясь на проекты законов о создании в России ювенальной юстиции, авторы этого пособия пришли к выводу, что ее создание и необходимо, и реально.
Выводы американской стороны. Их опора - почти столетний опыт функционирования ювенальной юс¬тиции в США, причем в «классическом» ее варианте. Очевидно, что автор основывался и на результатах своего собственного исследования в рамках упоминавшегося международного проекта. Нетрудно догадать¬ся, что здесь выводы автора были «отягощены» негативными сторонами столь длительной по времени дея-тельности судов для несовершеннолетних и касался уже самих этих судов (в России - опыт судов общеуго¬ловных). Соответственно, Д.Мак-Клеллан не утверждает категорически, что ювенальная юстиция имеет большие перспективы дальнейшего развития в XXI веке. И приводит аргументы, которые тоже указывались в нашем пособии: неопределенность, расплывчатость судопроизводства, опасность в этой связи нарушений прав несовершеннолетних, сомнения относительно источников доказательств. В некоторых своих суждени¬ях автор говорит даже о «разных путях», по которым могут пойти в этой области Россия и США: Россия ста¬вит вопрос о создании у себя суда по делам о несовершеннолетних, в то время как на родине этого суда - в США - обсуждается даже вопрос о его закрытии.
Каковы же оказались прогнозы о будущем ювенальной юстиции при таких разных общих выводах соав¬торов двустороннего международного проекта?
—в России и в США созданы и функционируют разные по формам и правовому регулированию системы
правосудия, занимающегося несовершеннолетними;
—существенные различия были и в историческом пути ювенальной юстиции в сравниваемых странах, что также отразилось на различиях действующих моделей этого правосудия. Судебная практика США не могла не внести почти за 100-летний период свои коррективы в модель «чикагского» суда. Для России этот период был иным, внесшим радикальные изменения в содержание модели российского дореволюционного суда;
—при всем различии действующих моделей судов, занимающихся несовершеннолетними в США и Рос¬сии, их объединяют общие принципы ювенальной юстиции (читатели данного пособия с ними уже знакомы), которые есть в модели ювенальной юстиции США и просматриваются в действующем российском уголовно-
процессуальном законодательстве, а значит, могут использоваться при построении создаваемой российской ювенальной юстиции;
—различия моделей ювенальной юстиции в США и в России полезно использовать при модернизациях правосудия для несовершеннолетних в сравниваемых странах. Это ведет к взаимному обогащению моделей и предостережет от радикальных перестроек.
И в заключение можно сказать, что авторы рассматриваемого исследования не пришли к выводу о воз¬можности на базе двух моделей ювенальной юстиции - американской и российской - предложить единую, обобщающую модель. Этот вывод касался 1995 г. Последующие годы их не убедили в противном. Что будет дальше, - покажет XXI век и юристы ХXI века - ученые и практики.

Контрольные вопросы по теме: «Ювенальная юстиция на международной арене»
1. В чем различия международных и национальных исследований?
2. Почему и когда возникает у мирового сообщества необходимость изучения преступности несовершен¬нолетних на международном уровне?
3. Какое место занимает в этом исследовании изучение правосудия для несовершеннолетних?
4. Перечислите исторические этапы развития международного сотрудничества по проблемам ювенальной юстиции. Объясните, в чем особенности каждого этапа, в чем их преемственность.
5. В чем состоит юридическое значение результатов конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями? Какую роль они играют в развитии теории и практики ювенальной юс¬
тиции?
6. Дайте характеристику Пекинских правил 1984 г. Как они отразили концепцию ювенальной юстиции, чем они ее обогатили? В чем различие требований Пекинских правил и норм российского уголовно-процес¬суального законодательства, касающегося несовершеннолетних?
7. Можно ли построить универсальную модель суда по делам о несовершеннолетних, пригодную для всех правовых систем? Объясните, почему можно (или почему нельзя)? Объясните также, почему такая модель до сих пор не создана?
8. В каком направлении вам представляется дальнейшее развитие ювенальной юстиции, судя по резуль¬татам ее международных исследований?
__________________


 
Вступая в XXI ВЕК

(Послесловие)


Прочитав это учебное пособие, читатели как бы прошли с ювенальной юстицией ее сложный путь дли¬ною, более чем, в сто лет. Им удалось, надеемся, без особого труда познакомиться с этой для российских юристов «юри¬дической незнакомкой», хорошо известной в остальном мире.
Вместе с ювенальной юстицией мы прошли весь ХХ век и остановились перед веком ХХI-м. Мы стоим на его пороге и, видимо, настало время подвести итоги наших знаний, сделать общие выводы и подумать о будущем интересующей нас ювенальной юстиции.
К каким же выводам можно прийти, оценив столетний опыт существования и функциони¬рования ювенальной юстиции в мире?
1. Возникновение ювенальной юстиции всегда оценивалось и оценивается сейчас как победа гуманисти¬ческих тенденций в правовой теории и судебной практике.
2. Более чем 100-летняя история ювенальной юстиции свидетельствует, что на протяжении всего ХХ века ювенальную юстицию сопровождала борьба гуманистических и консервативных идей - за и против этой специфической юрисдикции. Не забудем, что борьба эта идет и поныне. Борьба эта шла за создание и совер¬шенствование специфической судебной системы для несовершеннолетних, призванной максимально защи¬тить молодое поколение от посягательств на его права и законные интересы и способной наиболее эффек¬тивно бороться с молодежной преступностью, сохраняя и в этой области прежде всего свою правоохранительную специфику.
3. Общая философия ювенальной юстиции сформировала и общие принципы всех моделей действую¬щих в мире ювенальной юстиции, а также значительную часть ее общих методов и форм деятельности. Вся эта общность разных моделей ювенальной юстиции вытекает из возрастной специфики правосудия длянесовершеннолетних. Она получила отражение не только в судопроизводстве, но и в реализации судом уго¬
ловной ответственности несовершеннолетних, в применении наказания и иных принудительных мер воздей¬ствия, а именно в преимущественном выборе мер воспитания и надзора.
4. Стойкость сохранения на протяжении всего существования ювенальной юстиции ее специфических принципов сохранила до наших времен и основные признаки первого, чикагского, суда по делам о несовер¬шеннолетних. Эти признаки, относящиеся к структуре самого суда и к механизму его деятельности, можно найти в суде для несовершеннолетних любой страны, где законом предусмотрена ювенальная юстиция.
5. Более чем столетний период существования в мире ювенальной юстиции показал, что, кроме стойкого ее сохра¬нения как специфической модели правосудия, в ней самой происходили значительные изменения, связанные как с влиянием внутренних факторов - принадлежностью разных ее моделей к разным правовым системам, так и в связи с воздействием внешних факторов - уголовной политики в отношении несовершеннолетних и совершаемых ими преступлений.
6. Поскольку в начале существования ювенальной юстиции суды для несовершеннолетних возникли в странах, принадлежащих к разным правовым системам, суды для несовершеннолетних, возникнув по образ¬цу чикагского суда, неизбежно, причем достаточно быстро, должны были обретать и черты своей, «материн¬ской» общей правовой и судебной системы. Поэтому англосаксонская ювенальная юстиция и ее «детский» суд стали отличаться от суда континентального. По мере развития именно признаков правовой системы, дис¬танция между этими моделями судов все увеличивалась.
7. Влияние уголовной политики на изменения ювенальной юстиции всегда относилось к острым ситуа¬циям в борьбе с преступностью. Достаточно вспомнить, что импульсом создания первого суда для несовер¬шеннолетних послужил небывалый рост преступности несовершеннолетних в мире. И «альтернативные»варианты тоже были ответом на недостаточную эффективность ювенальной юстиции перед лицом растущей
юношеской преступности. При создании семейного суда внимание было обращено на его универсальность, а обращение к несудебному административному органу диктовалось его ожидаемой оперативностью.
8. В развитии ювенальной юстиции как самостоятельной ветви правосудия происходили изменения, ко¬торые не меняли ее философии и концепции. Это - изменения, происходившие под влиянием общей право¬вой системы, к которой относилось правосудие в конкретной стране. Были, однако, и изменения, существен¬но менявшие правовую сущность ювенальной юстиции. К ним следует отнести обращение к
административным несудебным органам по делам о несовершеннолетних, а также передачу в ряде стран не¬совершеннолетних юрисдикции общих судов. Последняя тенденция еще не означает отказ от юрисдикции су¬да для несовершеннолетних, рассмотрение дел несовершеннолетних (там, где оно есть) оговаривается усло¬
виями, установленными в законе. Тем не менее, именно это законодательство и эта судебная практика требуют специального изучения, поскольку их нельзя считать совместимыми с философией и концепцией ювенальной юстиции.
9. Через всю столетнюю историю ювенальной юстиции красной нитью проходит идея международной ко¬операции юристов - ученых и практиков - в целях развития и совершенствования ювенальной юстиции.
Международное сотрудничество в этой области прошло путь от отдельных контактов энтузиастов и пропа¬гандистов «детских» судов до создания международных объединений судей по делам о несовершеннолетних и разработки международных стандартов отправления правосудия по делам о несовершеннолетних. В ре¬зультате в настоящее время мы имеем не только достаточно полную картину распространения и функциони¬рования ювенальной юстиции в мире, но знаем об особенностях разных ее моделей и можем судить об их преимуществах и недостатках. Именно международное сотрудничество активизировало сравнительно-пра¬вовые исследования проблем ювенальной юстиции. Именно международное сотрудничество и проводимые в
его рамках сравнительные исследования стали источником формирования гуманистических концепций в правосудии и способствовали их распространению в современном мире. А как известно, именно эти концеп¬ции отражают сущность ювенальной юстиции.

Каким представляется будущее ювенальной юстиции?
Здесь сразу придется разделить этот вопрос на два:
1) будущее действующей в мире ювенальной юстиции;
2) будущее ювенальной юстиции в России.
1) Когда мы говорим о судьбе ювенальной юстиции в мире, мы не имеем в виду ее развитие, изменения в отдельных странах, где она давно функционирует. Taм, она подчинена национальному законодательству и судебной практике, и дело государства решать, какой вариант правосудия для несовершеннолетних будет в нем существовать. Прогноз в этой части касается двух обстоятельств:
а)признает ли международное сообщество, что ювенальная юстиция - наиболее приемлемая для несо¬вершеннолетних юрисдикция, или, исходя из оценки ее более чем 100-летнего существования, от нее в XXI веке при¬дется отказаться?
б)при сохранении в будущем ювенальной юстиции, - какая ее модель может считаться наиболее эффек¬тивной для осуществления специфических задач правосудия для несовершеннолетних?
В отношении существования ювенальной юстиции в XXI веке можно уверенно прогнозировать, что функци¬онировать она будет, хотя, возможно, с изменением некоторых своих принципов. Что касается наиболее эффек¬тивной ее модели, то ею будет та, которая наиболее полно отразит положительные результаты деятельности су¬дов для несовершеннолетних в мире и более всех будет соответствовать Минимальным стандартным правилам OOH, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинским правилам).
2). Сказанное в п.1) относительно будущего ювенальной юстиции в ХХI веке относится и к будущему ювенальной юстиции в России. Специфика здесь - все та же: мы собираемся создать (воссоздать) ювенальную юстицию в нашей стране. На сей счет у нас есть юридические обязательства - судебная реформа в Рос¬сии и федеральная президентская программа ее реализации. Так что можно прогнозировать создание юве¬нальной юстиции в России и ее функционирование в ХХI веке. Главное для нас - выбор наиболее эффективной модели правосудия по делам о несовершеннолетних. Здесь потребуется не только изучение имеющихся нормативных и литературных материалов, но и сравнительное исследование действующих судов для несовершеннолетних в разных странах с учетом их модернизации. Можно прогнозировать, что «класси¬ческий» - чикагский суд вряд ли может быть принят за эталон без учета всех изменении, которые в нем про¬изошли за сто лет его ЖИЗНИ.
Необходимо учитывать и то, что действующее в России правосудие, когда оно занимается несовершен¬нолетними, с одной стороны, значительно отличается от модели автономной ювенальной юстиции, а с дру¬гой, - в своей деятельности опирается на достаточный объем уголовно-процессуальных норм, сходных с те¬ми, на базе которых функционирует современная ювенальная юстиция. А это означает возможность прогноза: создание в России ювенальной юстиции не потребует коренной перестройки системы общего пра-восудия. Это же можно отнести к перспективе создания российских семейных судов, которые, напомню, так¬же предусмотрены судебной реформой в России.

Итоговые контрольные вопросы по теме «Ювенальная юстиция»:
1. Согласны ли вы с оценкой в Пособии итогов более чем 100-летнего развития ювенальной юстиции в мире? Ес¬ли согласны или не согласны, - то с чем именно и почему?
2. Есть ли у вас соображения о результатах более чем 100-летнего существования ювенальной юстиции, не полу¬чившие отражения в разделе «Вступая в XXI век», и какие именно?
3. Как вы оцениваете прогноз, сформулированный в Пособии относительно будущего ювенальной юсти¬ции в ХХI веке? С чем согласны, с чем - нет, и почему?
4. Попытайтесь дать собственный прогноз развития ювенальной юстиции: а) в мире; б) в России.
5. Специальный вопрос: Как вы относитесь к созданию (воссозданию) ювенальной юстиции в России? Аргументируете подробно вашу позицию.
6. Если у вас возникли дополнительные контрольные вопросы, на которые вы хотели бы получить отве¬ты от будущих читателей Пособия, сформулируйте их. Вопросы могут касаться любой главы Пособия.:P< font O:p<>
__________________


________________________________________
Литература по теме «Ювенальная юстиция»
<ST1:p< font ST1:p<>
На русском языке:
1. Люблинский П.И. Особые суды для юношества в Северной Америке и Западной Европе. СПб, I908.
2. Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке, как воспитательные и социальные цен¬тры. М., 1911.
3. Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (социально-правовые очерки). М., I923.
4. Позднышев С.В. К вопросу о несовершеннолетних преступниках. - Журнал «Вопросу права», 1910
5. Гродзинский М.. Суды для несовершеннолетних. - Право и жизнь

4. Гернет, М.H. Дети-преступники. М.,1912.
5. Куфаев В.И. Юные правонарушители. М.,1924.
6. Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах. Часть 2-я. М., Юридическая лите¬ратура,. 1971.
7. Судебная власть: надежды и реальность. Сборник научных статей. М., Изд-во «Манускрипт», 1993.
8. Мельникова Э.Б. Буржуазная юстиция и права человека. М.,Наука,1987.
9. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: история и современность. М., Наука, 1990.
10. Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследова¬тельский проект. М., Изд.Бек, 1995.
11. Уолкер, Р. Английская судебная система. М., Прогресс, 1980.
12. Мельникова Э., Ветрова Г. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция) («Правозащитник», 1996, №1 январь-март)
13. Мельникова Э., Ветрова Г. Закон о ювенальной юстиции в Российской Федерации (проект) («Пра¬возащитник», 1996, №2)
14. Становление судебной власти в обновляющейся России. Сборник статей М., Изд. ИГП РАН, 1997.
15. Ювенальное право: Учебник для ВУЗов / под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. – М.: ЗАО Юстицинформ, 2005. – 320 с. (Серия «Образование»).
16. Уголовное право РФ. Общая часть: Учебник для ВУЗов / Под ред. А. И. Рарога, А. С. Самойлова. – М.: Высшее образование, 2005. с. 508

II. Haиностранных языках
16. Deuxieme congre des Nations Unies pour la prevention du crime et le traitement des delinquents. Rapport
general de Wolf Middendorf. N.Y.,1960.
17. Veillard-Cybulski M. et H. Les jeunes delinquents dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964.
18. Veillard-Cybulska H. La protection Judiciaire de la jeunesse dans le monde. Bruxelles, 1966.
19. Cavenagh W. E. Juvenile Court, the Family and the Law. Suffulk, 1967.
20. Finkenauer J.O. Juvenile Delinquency and Correction,. N.Y., 1984.
21. Morris A., Gilles. H. Understanding Juvenile Justice. N.Y.,L.., 1987.
22. Pradel. J. Procйdure pйnale. P., 1986.
23. The Juvenile Court. A Guide to the Law and Practice.. L., 1988.
24. Dahl T.S. Child Welfare and Social Defence. Norwegian Univercity Press, 1985.
25. Vito G.F., Wilson D.G. The American Juvenile Justice System. N.Y., L.1985.








Посетите наш интернет магазин!

ПЛАТНЫЕ и БЕСПЛАТНЫЕ
АУДИОКНИГИ и другие
полезные материалы


 "Мастер знакомств" - путь к безотказным знакомствам
Знакомьтесь легко с нужными вам людьми!

Новости

Мужчины в первую очередь ценят в женщинах:
  Внешние данные 
  45.64%  (335)
  Личностные качества 
  24.39%  (179)
  Согласие на секс 
  16.89%  (124)
  Ум 
  9.67%  (71)
  Деловые качества 
  3.41%  (25)
Всего проголосовало: 734
Другие опросы

Работает на: Amiro CMS