Анонс тренингов: В данном разделе новостей нет.
— Не всякая жизнь кончается смертью; иногда она кончается свадьбой.
О себе
Психологические тренинги
Тренинги НЛП
Бизнес тренинги
РАСПИСАНИЕ И ЦЕНЫ
Книги
Обратная связь
Контакты

 


ФОТО С ТРЕНИНГОВ

НАШИ РАССЫЛКИ

 Новости, Aфоризмы, Метафоры
Анекдоты, Вебинары и т.д.

 Посмотрите и выберете те, что нравятся Вам.
Новые статьи
  • Стены и мосты

    Есть знакомая пара. 
    Я их знаю много лет. Всю молодость они искали себя.

  • Равенство без признаков адекватности
    Мужчины и женщины равны! 
    И не спорьте, так написано в Конституции, и любая феминистка зубами загрызёт мужика, назвавшего женщину слабой. 

  • Сыноводство
    Чтобы не мучиться «свиноводством» - это когда из сына уже вырос свин -  полезно заниматься «сыноводством», 
    пока есть шанс воспитать из маленького мальчика достойного мужчину. 


  • Делай только то, что хочешь
    Многие психологи хором советуют – делай только то, что хочешь! 
    Никогда не пел в хоре, и сейчас спою от себя. 

  • «Сильная женщина» - понятие-пустышка
    Нет никаких чётких формулировок, что такое «сильная женщина». 
    Точнее, каждый подразумевает что-то своё, можно вкладывать любой смысл, который хочется. 

  • Пять неверных, но полезных мыслей

    Пользу можно находить почти во всём. Множество идей и рассуждений  ложны, но, как ни странно, могут быть полезны. 
    Рассмотрим пять популярных утверждений. 


Все статьи,
размещённые на сайте


Просто хорошая жизнь

Жизнь без страха - это
другая жизнь!








Rambler's Top100
 

О себе  |  Психологические тренинги  |  Тренинги НЛП  |  Статьи  |  Бизнес тренинги  |  РАСПИСАНИЕ И ЦЕНЫ  |  Анонс  |  Книги  |  Обратная связь  |  Новости  |  Блог  |  Афоризмы и короткие анекдоты  |  Метафоры на все случаи жизни  |  Статьи по психологии  |  Статьи об отношениях мужчин и женщин  |  Статьи по бизнесу и праву  |  Все интересные статьи  |  Практическая психология  |  Вопросы и ответы.  |  Интернет-магазин  |  Обратная связь  |  Карта сайта  |  Фотоальбом  |  Гостевая книга  |  Вопрос-ответ (FAQ)  |  Бесплатные консультации по уголовным делам  |  Опросы  |  Подписка  |  База знаний  |  Контакты  |  Защита бизнеса от уголовного преследования  |  Как продвигать психологические и бизнес трениги  |  Нижнее меню  |  Индивидуальная психологическая помощь  |  Услуги юриста  |  Поиск  |  Тесты  |  Статьи  |  Описание начинающихся тренингов  |  Подкасты  |  Видео с тренингов и вебинаров  |  Новая страница

Главная / Ювенальная юстиция

Ювенальная юстиция. Сравнительные характеристики

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОТКРЫТЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

 

 

Кудрявцева Н.И.

Ювенальная юстиция в России и Франции:
Сравнительная характеристика

Учебно-методическое пособие
для студентов юридического факультета

 

                                                                       

 

 

 

 

 

 

 


КУРСК – 2003
Содержание

Введение                                                                                                             3
Глава 1. История и концепция ювенальной юстиции                                    5
1.1. История ювенальной юстиции                                                                  5
1.2. Концепция ювенальной юстиции                                                           23
Глава 2. Французская модель ювенальной юстиции                                   39
2.1. Законодательство Франции в отношении несовершеннолетних         39
2.2. Система французской ювенальной юстиции                                         45
2.3. Привлечение "непрофессионального" элемента к судебной
процедуре                                                                                                         53
Глава 3. Российская модель ювенальной юстиции                                      68
3.1. Современное российское правосудие                                                     68
3.2. Проект Закона о ювенальной юстиции                                                  86
3.3. Ювенальная юстиция в России начинается в регионах?                      93
Основная литература                                                                                     102
Дополнительная литература                                                                         103

 

 

 

 

 

 

Введение
У ювенальной юстиции интересная судьба: ее появление на правовом поле, изменение концепции, целей и форм вызывали каждый раз повышенный интерес. После создания первого в истории суда по делам несовершеннолетних в США, возникло массовое увлечение необычным "детским" судом. Многие европейские страны, вдохновленные идеями гуманизма, создали свои модели ювенальной юстиции.
В настоящее время принято выделять англосаксонскую и континенталь-ную модель ювенального правосудия, к которой относится Франция.  Почему ювенальная процедура во Франции привлекает к себе такое внимание? Во-первых, она по праву считается самой  разработанной и одной из самых эффективных. А во-вторых, континентальное право  по своим положениям и принципам наиболее близко к российской законодательной системе.
Россия не осталась безучастной к рецепции ювенальной юстиции. Создана она была еще в царской России, но прекратила свое существование в России советской. В настоящее время наша страна переживает очередной бум ювенальной юстиции. В стране существует большое количество проектов, поддерживающих развитие ювенального правосудия. Наша страна пытается воссоздать ювенальную юстицию, что предусмотрено судебной реформой России, и имеет свои выражения уже в принятом УПК РФ. Но попытка воссоздать в нашей стране ювенальную юстицию сталкивается со многими трудностями: отсутствием законодательства, необходимой литературы, судебной практики.
Идеи защиты детей и подростков, помощи им средствами и силами ювенальной юстиции в России привлекли к ней множество сторонников, и становятся ими в первую очередь не юристы, а представители иных областей знания:  врачи, психологи, педагоги. В этом общественном процессе  есть одна особенность: неюристы расширяют теоретическое и практическое пространство ювенальной юстиции, перенося акценты на соответствующие медико-психологические, социальные службы помощи детям и подросткам, забывая о центральном звене ювенальной юстиции – суде.
Очевидно, что ювенальная юстиция – это, прежде всего правосудие и центральным звеном его является суд. Все остальные органы – юридические и неюридические – не могут подняться над судом, руководить им.
Ясно, что при таком быстром и отчасти стихийном развитии  представлений о ювенальной юстиции в России отечественные юристы должны сформулировать свою теоретическую позицию по всем ключевым положениям, касающихся ювенальной юстиции. И помочь в этом может опыт других стран, в частности Франции как страны с наиболее развитой ювенальной юстицией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Глава 1. Исторический путь и концепция ювенальной юстиции
1.1. Исторический путь ювенальной юстиции
Знание истории предмета исследования дает в руки ключ к раскрытию его сущности и перспектив развития. Это особен¬но актуально для ювенальной юстиции. Без знания ее истории очень трудно почувствовать ее специфику: почему ювенальной юстиции не было и почему она возникла? Почему ювенальная юстиция отклоняется от общих процессуальных канонов и, несмотря на это, считается эффективной? Почему, наконец, именно ювенальную юстицию считают прообразом правосу¬дия будущего?
Историческое прошлое несовершеннолетних правонарушите¬лей можно назвать жестоким и несправедливым. Такая оцен¬ка касается нескольких эпох жизни человека — от античного мира и средневековья до середины XIX в. Меч правосудия был по отношению к несовершеннолетним карающим, об этом можно судить по содержанию некоторых историко-правовых источников и следующим моментам общего плана :
— в юриспруденции тех времен не существовало правового понятия детства как особо защищаемого периода жизни человека;
— как следствие этого, в правовых актах мы не обнаружи¬ваем юридических правил специальной защиты детей и подростков в суде, в тюрьмах, после освобождения из них. Можно даже предположить, что юристов древности, средневековья, да и "раннего" капитализма дети-пре-ступники как самостоятельная демографическая группа не интересовали. Им они представлялись взрослыми или не представлялись никем;
— соответственно жестокость закона и суда к несовершен¬нолетним про-являлась в том, что они, если совершали противоправные проступки, в своем правовом положе¬нии приравнивались ко взрослым преступникам. Совре-менный юрист поймет, что одинаковое наказание 9-лет¬нему ребенку и взрослому бьет сильнее ребенка. Если говорить об особой правовой защите детей и подрост¬ков (в цивилизованном представлении), то к ней человечество шло медленно, и путь свой в этом направлении фактически начало уже в наши времена. Напомним, что первый универ¬сальный международно-правовой акт о защите детства — пер¬вая Декларация о защите прав детей — был принят Лигой На¬ций только в 1924 г. Правда, ювенальная юстиция создавалась по более  раннему  правовому акту,  хотя  и  национальному (США), — о создании в 1899 г. первого суда для несовершен¬нолетних.
И все же нельзя утверждать категорически и однозначно, что римское право, более поздние правовые акты средневе¬ковья и тем более законодательство XVIII—-XIX вв. вообще не оставили нам никаких юридических свидетельств того, что су¬ществовали попытки оградить несовершеннолетних от жесто¬кой кары за совершенное деяние. Чтобы убедиться в обрат¬ном, необходимо вспомнить некоторые положения римского права. Начнем с норм гражданского права. Связано это с тем, что судебная защита несовершеннолетних, как отмечалось вы¬ше, исторически возникла в гражданском, а не в уголовном праве.
В Дигестах императора Юстиниана (VI в. н.э.), в книге четвертой, есть титул IV, озаглавленный "О лицах, не дос¬тигших 25 лет". В п. 1 титула приводится высказывание Доминиция Ульпиана (жил примерно в 170—228 гг.), римского юриста, префекта претория: "Следуя естественной справед-ливости, претор установил этот эдикт, путем которого он предоставил защиту юным, так как всем известно, что у лиц этого возраста рассудительность является шаткой и непроч¬ной и подвержена возможностям многих обманов; этим эди¬ктом претор обещал и помощь и защиту против обмана..." Далее идет текст эдикта, из которого ясно, что защиту лиц в возрасте до 25 лет осуществляют их попечители и речь идет главным образом о сделках с имуществом. В титуле IV есть еще несколько пунктов, где подробно рассматриваются раз¬ные случаи совершения этими лицами сделок и указывается, когда им должна быть оказана защита, а когда — нет. Упо¬минаются и правонарушения. Пожалуй, ближе к современ¬ному их пониманию будет высказывание того же Ульпиана, где он отвечает на вопрос, нужно ли оказывать помощь ма¬лолетнему, если он умышленно совершил правонарушение. "И нужно признать, — отвечает Ульпиан, — что при право¬нарушениях не следует приходить несовершеннолетним на помощь и таковая не оказывается. Ибо если он совершил во¬ровство или противоправно причинил ущерб, помощь не оказывается".
Римское право оставило нам еще одно свидетельство защи¬ты детей государством — это доктрина государства-отца (parens patriae). Государство объявляется высшим опекуном ребенка. В истории ювенальной юстиции она констатировалась не один раз (например, в момент создания "детских" судов в конце XIX в. и когда возникли сомнения в высокой эффективности этих судов — уже в конце XX в.). К ней мы вернемся, когда будем анализировать современные модели ювенальной юстиции.
Если говорить о том, что оставили нам античный мир и средневековье о преступлениях несовершеннолетних и об их ответственности за это перед судом, то в законах речь шла только о наказаниях детей и подростков. Процессуальный ста¬тус стал интересовать юристов значительно позднее.
В Законе XII таблиц был впервые сформулирован принцип прощения наказания. Он относился главным образом к несо¬вершеннолетним и в некоторых последующих работах, тракто¬вавших содержание упомянутого закона, формулировался как прощение, оправданное несовершеннолетием.
В Законе XII таблиц речь шла о не назначении наказания при наличии следующих двух условий: 1) когда совершивший преступление не понимал характера преступного акта; 2) когда сам преступный акт не был доведен до конца.
Этот принцип в течение длительного времени был распро¬странен в странах, воспринявших римское право. Например, французские юристы отсчитывают его существование во Франции и других романских странах от Закона XII таблиц до Великой французской революции 1789 г. Несовершеннолет¬них, к которым применен принцип прощения наказания, современные западные юристы называют "уменьшенными взрослыми" . Российским юристам более привычен термин "уменьшенная вменяемость".
Закон XII таблиц делал различие между преступлениями умышленными и неумышленными. Можно напомнить, что это предусматривалось и в Дигестах Юстиниана, только при¬менительно к нанесению ущерба.
Жестокость, игнорирование детства как естественного со¬стояния человеческой личности более всего характерны для средневековых правовых актов. Известные швейцарские ис¬следователи преступности несовершеннолетних Морис и Энрика Вейяр - Цибульские по результатам своих многолетних ис¬следований истории борьбы с преступностью несовершенно¬летних свидетельствуют, что частым было применение смерт-ной казни к детям младшего возраста. К ним применялись все виды и иных наказаний, как к взрослым преступникам , со¬держание в одних с ними тюрьмах (даже детей 7-летнего воз¬раста), непонятные детям процессуальные действия (приведе¬ние к присяге) и недопустимые пытки.
Отсутствие специальной правовой защиты детей и подрост¬ков было ха-рактерно для многих законодательных актов, на¬пример "Швабского зеркала" (сборник германских законов XII в.), "Каролины" (уголовно-судебное уложение короля Карла V, XVI в.). И хотя в них нашло отражение, упомянутое прощение наказания, в самих законах были оговорки, позво-лявшие этот принцип обойти. Так, в "Каролине" в статье СL-ХХIХ говорится о преступниках, которые по малолетству "заведомо лишены рассудка". В отношении таких лиц закон предписывает "запросить совета у сведущих людей, как поступить соответственно всем обстоятельствам дела и нужно ли применять наказание". Следовательно,  именно "сведущие лю¬ди" (эксперты) и решат, наказывать малолетнего или нет. Кстати, так называемый эксперт-судья факта выступал в такой роли и в более поздние времена, даже в состязательном уго¬ловном процессе.
Еще более карательный оттенок был у статьи СL-ХIX "Ка¬ролины", где о несовершеннолетних ворах было сказано сле¬дующее: "Если вор или воровка будут в возрасте менее четыр¬надцати лет, то они независимо от каких-либо иных основа¬ний не могут быть осуждены на смертную казнь, а должны быть подвергнуты... телесным наказаниям по усмотрению (су¬да) и должны дать вечную клятву". Казалось бы, несовершен¬нолетний защищен законом от смертной казни. Но нет, вслед за приведенным текстом следует продолжение: "Но если вор по своему возрасту приближается к четырнадцати годам и кра¬жа значительна или же обнаруженные при том вышеуказанные отягчающие обстоятельства столь опасны, что злостность мо¬жет восполнить недостаток возраста, то судья и шеффены должны вопросить... ответа, должно ли подвергнуть такого ма¬лолетнего вора имущественным или телесным наказаниям или смертной казни".
Такая оговорка в законе открывала дорогу именно смерт¬ной казни несовершеннолетних преступников.
Дальнейшее развитие уголовного права и правосудия давало все больше от¬клонений от принципа прощения наказания, когда речь шла о несовершеннолетних. Это было отражением мрачной эпохи средневекового правосудия.
Во второй половине XVIII в. появились уже статистиче¬ские данные об отсутствии специальной защиты детей и под¬ростков в суде, при исполнении наказания.
Отсутствие специальной правовой защиты несовершенно¬летних можно было обнаружить в законах многих стран в на¬чале и даже в середине XIX в. Такие законы действовали, на¬пример, в США. Они устанавливали равную для детей и взрос¬лых уголовную ответственность и наказание, одинаковую для всех лиц, представших перед судом, судебную процедуру. Лишь в середине XIX в. в этой стране и в ряде других стали появляться законы, создаваться специальные учреждения, где стояла задача элементарной защиты детей и подростков на разных стадиях осуществления правосудия.
Вторая половина XIX в. знаменовала собой постепенное, но неукосни-тельное изменение указанного традиционного отно¬шения к несовершеннолетним правонарушителям. В тех же США делались попытки облегчить судьбу детей и подростков, оказавшихся в орбите правосудия. Так, еще в 1824 г. в Нью-Йорке был создан первый реформаторий для детей с целью оградить их от совместного содержания в тюрьмах со взрослы¬ми преступниками. В 1831 г. закон штата Иллинойс пред¬усмотрел, что наказание несовершеннолетних за некоторые виды преступлений должно отличаться от наказания взрослых. В 1869 г. в Бостоне (штат Массачусетс) впервые были органи¬зованы заседания суда специально для рассмотрения дел несо¬вершеннолетних, а также осуществлен первый опыт примене¬ния к ним режима пробации (воспитательного надзора), став¬шей впоследствии одним из самых распространенных и, по мнению американцев, самых действенных методов обращения с несовершеннолетними правонаруши-телями. Федеральный закон США уже содержал предписание о рассмотрении дел несовершеннолетних в возрасте до 16 лет отдельно от дел взрослых преступников.
И все-таки это были лишь отдельные попытки, которые не меняли кардинально карательную направленность уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Коренной пере¬лом наступил лишь в самом конце XIX в. и завершился созда¬нием специального суда по делам несовершеннолетних. Этот суд был создан 2 июля 1899 г. в Чикаго (штат Иллинойс). И день 2 июля сразу был провозглашен историческим днем, ко¬гда победу одержали прогрессивные силы юридической обще¬ственности США.
Конечно, этот поворот в истории правосудия не был слу¬чайным. Его готовила сама история ювенальной юстиции. Но необходим был особый импульс, чтобы стало ясно, что без специального правосудия для несовершеннолетних борьба с детской и юношеской преступностью обречена на неуспех. Импульс возник в виде небывалого роста преступности несо-вершеннолетних в самом конце XIX в. Достижения техниче¬ского прогресса породили определенные новшества в эконо¬мической сфере, изменившие привычные условия жизни об¬щества. Европа конца XIX — начала XX вв. была буквально наводнена толпами юных бродяг и правонарушителей. Суще¬ствовавшие  в то  время  средства борьбы с преступностью можно оценить как неэффективные, а применительно к не¬совершеннолетним — как провоцирующие новые преступле¬ния.
Примеру США, создавших свой суд для несовершеннолетних (Закон от 1 июля 1899 г., первый проект Закона — в 1891 г.), по¬следовали другие страны, где через короткое время возникли наци¬ональные суды для несовершеннолетних.
Создание чикагского суда по делам несовершеннолетних было своеобразной сенсацией начала XX в. Как писал известный российский процессуалист профессор П.И. Люблинский: "... ед¬ва ли можно назвать в современной европейской юридической и педагогической литературе тему более модную, чем вопрос об американских судах для несовершеннолетних, выдвинув¬шийся с начала XX в. Идеями этого движения полны труды юристов всех европейских стран. Почти в каждом государстве теперь делаются эксперименты практического осуществления этих учреждений, причем намечаются новые типы, новые формы" .
При создании судов по делам несовершеннолетних сразу обнаружился неодинаковый подход в разных странах к виду указанной юрисдикции. В самом начале уже стало появляться немало вариантов. Автономная ювенальная юстиция возникла отнюдь не во всех странах, где были созданы суды для несовершеннолетних. Достаточно четко обозначились два варианта: 1) автономный суд, не связанный с общим судом; 2) состав общего суда, получивший функции рассмотрения дел о несовершеннолетних.
В самом начале существования судов для несовершеннолет¬них автономная ювенальная юстиция была создана в США, Канаде, Англии, Бельгии, Франции, Греции (вариант), Нидер¬ландах, России, Польше, Венгрии, Египте, Японии (вариант), Австралии, Новой Зеландии (вариант), кантонах французской Швейцарии.
В Германии, Австрии, Испании, Португалии, кантонах не¬мецкой Швейцарии функции опекунских судов были соедине¬ны с функциями судов по делам несовершеннолетних, что вы¬двинуло на первый план их деятельности задачу судебной за¬щиты прав несовершеннолетних, а не задачу борьбы с пре¬ступностью, как это произошло в судах первой группы стран.
Некоторые страны пошли по пути создания специализиро¬ванных соста-вов судей по делам несовершеннолетних. Это произошло в Ирландии, Италии, Греции (вариант), Швейца¬рии (кантон Женева), Японии (вариант), Новой Зеландии (ва¬риант).
Такова была "стартовая ситуация" для начала деятельности ювенальной юстиции.
Далее система развивалась, претерпевая различные измене¬ния под влиянием сложностей, как общего характера, так и в рамках отдельных стран.
Охарактеризуем специфику судов англосаксонского права, так ювенальная юстиция зародилась именно в судах США, и особенности французской и российской моделей ювенальной юстиции.
 США. Правовая ситуация в этой стране выдвинула сразу два основных требования к ювенальной юстиции: специализа¬ция судопроизводства и упрощение судебного процесса.
Специализацию создатели американской ювенальной юс¬тиции мыслили в следующих формах:
— слушание дел несовершеннолетних в особых помещени¬ях, отдельно от дел взрослых подсудимых;
— изоляция   несовершеннолетних  от  взрослых  в  местах предвари-тельного заключения;
— выделение для слушания таких дел специализированно¬го судьи по делам несовершеннолетних.
Упрощение судебного процесса по делам несовершеннолет¬них обосновывали необходимостью уменьшить вредное влия¬ние на детей и подростков самой процедуры рассмотрения дел в суде. Основания для этого, безусловно, были, в частности, низкий возрастной барьер уголовной ответственности в боль¬шинстве стран мира в начале XX в. В некоторых странах он вообще не устанавливался. Именно так обстояло дело в США. Поэтому в данной стране формальная судебная процедура в судах для несовершеннолетних была заменена беседой судьи с несовершеннолетним подсудимым. Сразу был поставлен воп¬рос о необходимости рассмотрения  дела при закрытых дверях.
Важной особенностью американского (как принято его на¬зывать — чи-кагского) суда для несовершеннолетних было то, что ему поручалось руково-дить учреждениями попечительского надзора над несовершеннолетними. До создания "детских" су¬дов эти функции в США, да и в других странах выполняли до¬бровольцы, никому не подчинявшиеся и, кстати, никем не оп-лачиваемые. С 1905 г. в США был создан институт оплачивае¬мых попечителей — прообраз современной службы пробации (попечительского надзора). Они уже выступали от имени госу¬дарства и наделялись законом рядом полномочий. К 1911 г. сеть этих учреждений, как и самих судов для несовершеннолетних, охватила большинство штатов США . Быстрота их распростра¬нения была удивительна, хотя в юридическом плане их станов-ление и утверждение в США было отнюдь не простым. Естест¬венно, это касалось и самих "детских" судов.
Как считали ее первые исследователи, главным звеном в ней изначально был суд для несовершеннолетних, а главной фигурой — судья, его личность. Один из известных судей по делам несовершеннолетних того времени, Бэрроу, так характеризует "детского" судью: "Личность судьи является элементом огромного значения для успеха всякого суда для юношества. Такой суд не может быть отправляем по автома¬тическим или механическим моделям. Если его свести к чис¬то техническому механизму процессуальных правил, он совер¬шенно не удастся. Стойкий, гуманный человек, обладающий тактом, большим влиянием и знанием закона, знающий детей и могущий снискать их доверие, является тем человеком, ко¬торый нужен для этого дела". Человек с такими ка¬чествами — модель и для современного судьи по делам несо¬вершеннолетних.
В первые годы существования "детских" судов в США к его судьям стали предъявлять требования, непривычные для представления о судье. Например, считалось, что такому су¬дье необязательно быть юристом. В качестве примера приво¬дился самый известный в то время судья по делам несовер¬шеннолетних из г. Денвера, Бен Линдсей, у которого не было юридического образования. В то же время высказывалось по¬желание, чтобы судья по делам несовершеннолетних имел об¬разование педагогическое, а еще лучше — соединенное с юри¬дическим.
Еще одно неординарное качество "детского" суда в США, возникшее при его создании и успешно развивавшееся в пер¬вые годы его работы, — это связь его с населением судебного округа. Добровольные объединения жителей округа стали ак¬тивно помогать новому суду. Кстати, просматривается порази¬тельное сходство отечественного опыта в этой области (60-е гг.) и американского (более чем за 60 лет до этого).
Франция. Эта страна занимает особое место в континен¬тальной системе права. Для нее характерна четкая законода¬тельная регламентация судебного процесса. Построение ее су¬дебной системы отличается жесткостью структуры по сравне¬нию с системами стран англосаксонского (общего) права и да¬же других стран, принадлежащих к континентальному праву. Связано это со значительным вкладом во французское право конституций Франции и классических кодексов Наполеона, прежде всего уголовного, уголовно-процессуального и граж¬данского (1800 и 1810 гг.).
На такой правовой базе, естественно, не могла сформиро¬ваться модель американского суда для несовершеннолетних (скорее социальная, чем право-вая). Во Франции слишком большое место во все времена занимал суд присяжных, чтобы просто так уступить свое владение "детскому" суду. И поэто¬му только во Франции с самого начала было предусмотрено кроме создания единоличного судьи и трибунала по делам не¬совершеннолетних, создание также суда присяжных по делам несовершеннолетних.
Ювенальная юстиция по Франции появилась позже, чем в других евро-пейских странах, и потребовались немалые усилия для введения в действие этой новой системы правосудия.
Необычен был и сам факт появления во Франции "детско¬го" суда. Как ни странно, но первым, кто начал "пропаганду" этого суда, был вовсе не юрист, а инженер Эдуард Жюлье, по¬бывавший в США и по возращении на родину сделавший в феврале 1906 г. в парижском Социальном музее доклад на эту тему. Основой доклада были материалы Американской тюрем¬ной комиссии. Особое место в нем занимало освещение опы¬та тогда знаменитого судьи Линдсея .
Доклад произвел впечатление. Было прове¬дено (правда, уже в 1907 г.) два заседания Генерального тю¬ремного общества, где заслушали по этому поводу доклад про¬фессионала — судьи трибунала округа Сены Альбанеля. Впер¬вые им было проведено сравнение судов, занятых делами не-совершеннолетних, в США и во Франции. Главное различие, как считал судья Альбанель, было не в пользу Франции. Это объяснялось отсутствием во Франции судебного контроля за деятельностью исправительно-воспитательных учреждений, которым суд своим решением передавал несовершеннолетних осужденных. Держать их в своих стенах эти учреждения могли до достижения возраста 21 года. Не считая возможным сразу перенести американскую модель ювенальной юстиции на французскую почву, Альбанель предложил создать свой, фран¬цузский оригинальный вариант, учитывающий французскую систему правосудия.
В предложенной им модели ювенальной юстиции были привычные для Франции следственный судья, прокурор и, ко¬нечно, суд присяжных. До принятия закона о создании систе¬мы судов для несовершеннолетних предлагалось создать в Париже экспериментальный суд такой юрисдикции, который будет рассматривать дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, причем в особых заседаниях суда. Пре¬дусматривалась специализация следственных судей и прокуро¬ров по делам несовершеннолетних в общих судах. Надзор за несовершеннолетними обвиняемыми в ходе предварительного следствия поручался специальным чиновникам судебной по¬лиции. Следственный судья с согласия прокурора мог помес¬тить несовершеннолетнего в семью или в специальное воспи-тательное учреждение.
Одновременно с созданием "детских" судов во Франции стали создаваться специальные опекунские советы, которые занимались несовершеннолетними, не подпадающими под юрисдикцию уголовного суда, т. е. детьми в возрасте до 12 лет. Эти советы вошли в систему гражданской судебной юрисдик¬ции, став впоследствии базой для создания семейных судов.
Следует особо подчеркнуть, что французская ювенальная юстиция в отличие от англосаксонской сразу стала строиться на базе строгого следования уголовно-процессуальным требо¬ваниям, обязательным для судопроизводства, некоторые из них были включены в упомянутый проект судьи Альбанеля:
- для несовершеннолетних в возрасте от 12 до 18 лет сохра¬нялся "принцип разумения";
- вводилось "второе досье" по делам несовершеннолетних (социально-психологическая характеристика самого не¬совершеннолетнего и его деяния);
- ограничение гласности при рассмотрении дел о несовер¬шеннолетних в суде, однако, с разрешением присутство¬вать в судебном заседании представителей учреждений, интересующихся защитой юношества;
- возможность рассмотрения дела несовершеннолетнего в общем суде, если: несовершеннолетний действовал с разу¬мением; совершил тяжкое преступление, указанное в за¬коне; совершил его в соучастии со взрослым преступни¬ком, где главным был взрослый (наличие всех условий). Суды для несовершеннолетних во Франции были созданы Законом от 22 июля 1912 г., вступившим в силу только в мар¬те 1914 г. Франция оказалась одной из последних в числе ев¬ропейских стран, создавших свою ювенальную юстицию.
В период, предшествовавший разработке и принятию этого закона, во Франции было предложено множество законопро¬ектов о судах для несовершеннолетних (кроме проекта Альба¬неля, признанного в качестве правительственного). Главное внимание в них занимала специализация правосудия для несовершеннолетних. Значительное место отводилось и так на¬зываемому социальному исследованию в рамках уголовного процесса по делам несовершеннолетних.
Россия. Первый суд по делам несовершеннолетних в России был открыт в С.-Петербурге 22 января 1910 г. Далее распро¬странение новой судебной системы было очень быстрым. Дос¬таточно сказать, что в 1917 г. такие суды действовали в Моск¬ве, Харькове, Киеве, Одессе, Риге, Томске, Саратове. В русской дореволюционной, а также в советской юриди¬ческой литературе 20-х гг. деятельность этих судов оценива¬лась очень высоко, что и объяснило, как пишут авторы, их бы¬строе распространение по территории России.
В России функции судьи по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних, а так¬же взрослых подстрекателей подростков. Вопросы граждан¬ского и опекунского производства не относились к юрисдик¬ции "детского" суда. Судья этого суда осуществлял судебный надзор за работой учреждений, принимающих на себя заботу о   малолетних  преступниках.   Именно   поэтому  российские юристы рассматривали суд для несовершеннолетних как "ор¬ган государственного попечения о несовершеннолетних, дей¬ствующий в судебном порядке".
Позднее, в 1913 г., в компетенцию "детского" суда были включены дела о беспризорных несовершеннолетних в возрас¬те до 17 лет. Это сразу расширило сферу его гражданского и опекунского судопроизводства.
Дореволюционные русские юристы считали именно модель российской ювенальной юстиции наиболее удачной. Им мож¬но верить: в их руках был только что созданный "детский" суд и статистические показатели эффективно-сти его работы.
Суд по делам несовершеннолетних в России отличали сле¬дующие при-знаки:
- рассмотрение дел о несовершеннолетних единоличным мировым судьей;
- избрание его, как и всякого мирового судьи, среди насе¬ления, прожи-вающего в судебном округе;
- профессиональная подготовка судьи предполагала знание им детской психологии. Поэтому предпочтительны были врачи и педагоги;
- достаточно широкая предметная подсудность этого суда (т.е. круг рассматриваемых дел);
- конфиденциальность судебного разбирательства;
- отсутствие формального обвинительного акта;
- отсутствие формальной судебной процедуры;
- упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии его попечителя;
- в основном применение в качестве меры воздействия по¬печительского надзора (по данным статистики этих судов, эта мера применялась уже в первые годы в 70% случаев);
- обжалование решений судов для несовершеннолетних в особое отделение съезда мировых судей (апелляционную инстанцию на решения мировых судей).
Все эти процессуальные особенности, равно как и особен¬ности судопроизводства, характеризовали в начале XX в. и характеризуют ныне англосаксонскую модель ювенальной юстиции. Сравнение их между собой подтверждает этот вывод.
Еще одна историческая особенность создания в России первых судов для несовершеннолетних состоит в том, что дан¬ному событию предшествовала активизация деятельности рос¬сийской юридической общественности в поддержку предлага¬емых законопроектов. В числе таких акций было проведение первого в России социологического исследования личности малолетних правонарушителей, цель которого — предоставить законодателям данные и аргументы в пользу создания "дет¬ских" судов, вернее, особого судопроизводства по делам этой категории.
Что изменилось в сферах борь¬бы с преступностью несовершеннолетних и защите прав под¬ростков после создания и начала действия судов для несовер¬шеннолетних?
Обратимся к П.И. Люблинскому — творцу российской юве¬нальной юстиции. В главном труде по этой теме, монографии "Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте" (1923), он обобщил свои многолетние исследования феномена преступности несовершеннолетних до и после создания в Рос¬сии ювенальной юстиции и сделал три вывода об историче¬ской ценности тогда еще новой судебной юрисдикции.
- Главное значение создания судов по делам несовершен¬нолетних состояло в том, что они получили функцию изу¬чения личности несовершеннолетних правонарушителей и причин их правонарушений.
- Не менее важным было влияние вновь созданной ювеналь¬ной юстиции на уголовную политику государств в отношении несовершеннолетних. Хотя в законах и были отдельные ох¬ранительные нормы в отношении детей и подростков, все же в целом уголовная политика применительно к "ранней преступности" несовершеннолетних была карательной и осуществлялась с помощью наказаний. Смягчение ее про¬изошло именно под флагом ювенальной юстиции.
- Деятельность  судов  для   несовершеннолетних  во   всех странах пре-доставила специалистам полную и регулярную судебную статистику, которая свидетельствовала в поль¬зу новых судов, подтверждая их эффективность.
Истории ювенальной юстиции в России надо уделить особое внимание, и не только потому, что это история нашей страны. Важна здесь неординарная судьба этой ветви правосудия, по¬влиявшая существенным образом на ту модель правосудия, за¬нимающегося несовершеннолетними, которую мы имеем сей¬час. Выше уже говорилось о своеобразии российской модели суда по делам несовершеннолетних, об особенностях его орга-низации и процессуальных правилах деятельности.
Необходимо проанализировать длительный послереволюци¬онный путь российской ювенальной юстиции (1917—1959 гг.), изучить деятельность судов, правоохранительных органов в их борьбе с преступностью несовершеннолетних. Это позволит понять характер действующего правосудия по делам несовер¬шеннолетних.
 Итак, первый суд для несовершеннолетних в России был создан в С.-Петербурге в 1910 г. На какой правовой базе он начал функционировать?
В уголовном законодательстве в тот период содержались некоторые охранительные нормы, касающиеся несовершеннолетних, согласно которым судебному преследованию подвер¬гались несовершеннолетние в возрасте с 10 лет (ст. 137 Уложе¬ния о наказаниях уголовных и исправительных).
Были специальные разъяснения в законе относительно несо-вершеннолетних, совершивших преступления "с разумением". Их направляли по преимуществу в исправительные заведения для несовершеннолетних. При невозможности поместить их в эти заведения они заключались на срок, определенный судом, но не более чем до достижения 18-летнего возраста, в особые помещения, устроенные для них при тюрьмах или домах для арестованных по приговорам мировых судей.
Статья 138 Уложения о наказаниях предусматривала замену несовершеннолетним в возрасте от 10 до 14 лет, совершившим преступления с разумением, следующих наказаний: смертной казни, каторжных работ, лишения гражданских прав, ссылки на лишение свободы от двух до пяти лет; содержание в специ¬альных отделениях для совершеннолетних при тюрьмах и аре¬стных домах (за менее тяжкие деяния, за которые следовало ли¬шение всех прав и заключение в тюрьму), - на направление в исправительно-воспитательные заведения для несовершеннолетних на срок от одного месяца до одного года. В ст. 138-1 ука¬зано и на возможность помещения таких несовершеннолетних в монастыри (аналогично правилам ст. 137-1).
Таким образом, в законах России конца XIX в. содержались юридические нормы, предусматривавшие уменьшение тяжести уголовного наказания несовершеннолетним. Как уголовное, так и уголовно-процессуальное законодательство содержало положения о повышенной юридической защите несовершен¬нолетних по сравнению со взрослыми подсудимыми. Вместе с тем значительный объем судейского усмотрения по этим де¬лам (решение вопроса о действиях "с разумением", вынесение приговоров без установленного срока) все же ставил несовер¬шеннолетних в положение лиц, не защищенных законом .
Говоря о правовой базе ювенальной юстиции в России на рубеже XIX—XX вв., нельзя забывать об одном российском за¬коне, сыгравшем отнюдь не положительную роль в уголовной политике в отношении несовершеннолетних, тем более что этот закон действовал и в период работы в России судов для несовершеннолетних, вплоть до его отмены в 1918 г.  Речь идет о Законе от 2 июля 1897 г. "О малолетних и несовершеннолет¬них преступниках".
Этот закон сохранил для подростков наказание в виде за¬ключения в тюрьму, хотя и в специальных для них помещени¬ях. Для несовершеннолетних в возрасте от 17 лет до 21 года (совершеннолетие в дореволюционной России наступало с 21 года) закон предусматривал каторгу и поселение.
Словом, Закон от 2 июля 1897 г. был явно реакционный, и так он и оценивался прогрессивными русскими юристами. Любопытный исторический факт: отмену Закона от 2 июля 1897 г. декретом Советской власти от 17 января 1918 г. привет¬ствовали юристы — и приверженцы либеральных взглядов, и сторонники Советской власти.
Тем не менее, автономная российская ювенальная юстиция перестала существовать по декрету Совнаркома России от 17 января 1918 г. и была заменена на другую систему, которая, по мнению ее создателей, мыслилась более гуманной, более приспособленной к обращению с детьми и подростками.
В УПК РСФСР (ред. 1923 г.) была сформулирована после-революционная модель российской ювенальной юстиции, ко¬торая включала правила подсудности дел о несовершеннолет¬них” требования к профессиональному подбору народных за¬седателей, сроки рассмотрения дел этой категории. Впервые было сформулировано правило о недопустимости рассмотре¬ния дел несовершеннолетних без участия защиты.
К сожалению, эта "вторая модель" ювенальной юстиции развития не получила. Анализ последующих нормативных ак¬тов (30—40-е гг.) вновь выявляет отчетливую тенденцию кара¬тельной переориентации правосудия в отношении несовер¬шеннолетних, причем без всяких на то объективных основа¬ний, поскольку преступность не претерпела особых изменений. Кстати, попытки представить ее более опасной были. В 30-х гг. борьба с преступностью несовершеннолетних использовалась как способ "выявления врагов народа", например, среди родителей подростков.
Формальным рубежом карательной переориентации уго¬ловной политики в отношении несовершеннолетних стали некоторые законодательные акты того времени. Речь, прежде все¬го, идет о постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью среди несовершен¬нолетних". Постановление это определило на долгие годы отнюдь не демократическую прокурорскую и судебную прак-тику в отношении несовершеннолетних. Оно действовало в течение 24 лет и только в 1959 г. было отменено вместе с другими нормативными актами, утратившими силу в связи с введе¬нием в действие нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства.
Все рассмотренные выше законодательные и правоприме¬нительные акты определили карательную ориентацию право¬судия в отношении несовершеннолетних на длительный пери¬од с 1935 г. до конца 50-х гг. Как уже отмечалось, они ут¬ратили силу в связи с принятием нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства СССР и союзных рес¬публик в 1958—1961 гг. Ушли в прошлое и комментировавшие их многочисленные приказы, инструкции, директивные пись¬ма юридических ведомств. Но, тем не менее, серия нормативных актов 30—40-х гг. должна изу¬чаться и сейчас, потому что только знание механизма наруше¬ния законности позволит выработать средства противостояния ему. Противозаконный акт утратил силу, но не забыт хотя бы для того, чтобы избежать повторения прошлых жестоких оши¬бок.

 


 
1.2. Концепция ювенальной юстиции
Рассмотрев  историю становления ювенальной юстиции, необходимо дать характеристику ее концепции, что важно для решения постановленной перед нами цели: сопоставить ювенальную юстиции Франции и России.
 Следует иметь в виду, что ювенальная юстиция – это один из многих правовых институтов, базирующихся на несовершеннолетии.
Понятие несовершеннолетия (несовершеннолетнего) можно найти в разных отраслях права, где оно имеет специфическое  содержание, определяемое особенностями общественных отношений, регулируемых данной отраслью права. Что касается общего юридического понятия несовершеннолетия, то оно содержит и общую демографическую характеристику лиц определенного возраста. В законодательстве, юридической практике и юридической литературе чаще используется термин «несовершеннолетний», реже – «несовершеннолетние». Связано это с тем, что акцент делается прежде всего на права, свободы и обязанности несовершеннолетних.  Понятие «несовершеннолетие» больше привлекает внимание в теоретическом плане – изучение возрастного периода несовершеннолетних.
Что представляет собой общеюридическое понятие «несовершеннолет-ний»?
Несовершеннолетний – тот, кто не достиг определенного возраста, с ко-торым закон связывает его полную гражданскую дееспособность, т.е. возможность реализовать в полном объеме предусмотренные Конституцией и другими законами страны субъективные права, свободы и юридические обязанности.
Возраст несовершеннолетия не является универсальным для всех госу-дарств мира. Обычно – это 18 лет. Но есть страны, где совершеннолетними  считаются лица, достигшие возраста 15, 20 лет и даже 21 года. Поэтому когда о возрастной группе несовершеннолетних идет речь в международных правовых актах, обычно границей несовершеннолетия  указывается 18 лет, после чего делается оговорка: «если иной возраст не установлен национальным законодательством».
Термин «несовершеннолетний» - порождение национальных законода-тельств, поэтому часто можно встретить  синонимы этого термина: подросток, ребенок, частично дееспособный и т.д. Это надо иметь в виду, чтобы не принять как не относящиеся к несовершеннолетним те или иные национальные законы или международно-правовые акты. Например, самый универсальный документ о защите детства – Конвенция ООН по правам ребенка 1989 г. – разъясняет, что под ребенком понимается несовершеннолетний в возрасте до 18 лет. Тем самым Конвенция 1989 г. распространяется на всю возрастную группу несовершеннолетних, а не только на детей, как это можно предположить, исходя из ее наименования.
Включив в законы понятие несовершеннолетнего, законодатели госу-дарств и всего международного сообщества установили юридическую границу между несовершеннолетием и совершеннолетием, создав тем самым автономную демографическую группу людей – носителей специфических прав и обязанностей. Как уже нами отмечалось выше, потребность создания такой автономной группы диктуется  необходимостью особой, специальной правовой защиты несовершеннолетних, обусловленной особыми психофизиологическими и социальными качествами личности детей и подростка плохо защищенными от неблагоприятных внутренних и внешних влияний. Это может привести к конфликту с окружающими, с требованиями закона, к более частым нарушениям прав несовершеннолетних со  стороны взрослых .
Эта возрастная неадаптированность (неприспособленность) несовершеннолетних к меняющимся условиям жизни требует  ее компенсации с помощью специальной, повышенной правовой защиты лиц, не достигших совершеннолетия. Такая защита, предусмотренная в законах, также считается неотъемлемым признаком юридического понятия несовершеннолетнего.
Возраст 18 лет как рубеж достижения совершеннолетия является доста-точно условным не только потому, что в ряде стран, как уже отмечалось, установлен иной возраст. Он условен и в чисто индивидуальном плане. Личность конкретного человека может не соответствовать заложенному в законе представлению о моменте наступления юридической зрелости. Подросток может отставать в развитии или, наоборот, обогнать свой возраст. Такие ситуации особенно чреваты  конфликтами. Отставший в развитии скорее станет жертвой преступления, «акселерат», напротив, имея завышенные, не соответствующие его возрасту требования к окружающим, скорее сам может нарушить закон.  Защитой несовершеннолетних в подобных случаях выступают специальные нормы права в разных его отраслях.  Примером может служить требование обязательного установления в необходимых случаях возраста несовершеннолетнего, равно как и особое внимание к деяниям несовершеннолетних, имеющих признаки умственной отсталости. Для защиты несовершеннолетних в судебном процессе определен большой объем полномочий их законных представителей (родителей или лиц, их заменяющих).
Анализируя понятие несовершеннолетнего как правовую базу ювенальной юстиции, нельзя забывать об объеме прав, свобод и обязанностей несовершеннолетних, предоставляемых им разными отраслями права, поскольку они определяют и юридические границы функционирования ювенальной юстиции. Например, еще требует юридического обоснования положение о том, относятся ли к юрисдикции судов по делам несовершеннолетних те несовершеннолетние, которые признаны в установленном порядке полностью недееспособными.
В разных отраслях права существуют разные  возрастные границы реализации несовершеннолетними предоставленных им прав и возложенных на них обязанностей. А зависит это не только от возраста, но и от специфики тех правоотношений, в которые вступают несовершеннолетние и которые предусмотрены конкретными отраслями права.
Уголовный кодекс РФ установил два возраста уголовной ответственно-сти: 16 и 14  лет . Преступления, за которые уголовная ответственность наступает с 14 лет (перечень их закрыт и дан в ст. 20 УК РФ), характеризуется повышенной общественной опасностью, доступной для ее осознания 14-летними подростками. Эти правовые и возрастные границы учитываются и в уголовно-процессуальном законодательстве России. Вместе с тем в судебном процессе есть особые возрастные группы несовершеннолетних, для которых предусмотрены свои правила защиты прав и законных интересов, равно как и реализация уголовного преследования.
Возраст уголовной ответственности в России – 14 и 16 лет; во Франции – 13 и 16 лет, в Англии – 12 и 17, в Германии – 14 и 17, в США от 10 до 17 лет (по законам штатов).
Сочетание возраста и специфики отрасли права значительно влияет на деятельность ювенальной юстиции. Следует упомянуть еще направление су-дебной политики в отношении несовершеннолетних. И здесь тоже прослеживается сходство. В качестве примера можно привести тенденцию преимущественного применения к несовершеннолетним правонарушителям принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания. 
Существует целый ряд толкований термина «юстиция», принятых в юридической науке и практике, которые касаются и ювенальной юстиции, например уголовная юстиция как система уголовно-правовых и уголовно-процессуальных институтов борьбы с преступностью, юстиция как правосудие по уголовным и гражданским делам, предусмотренное УПК и ГПК и иными национальными законодательствами стран. Теоретически понятие ювенальной юстиции созвучно с системой органов соответствующего министерства (юстиции), если в таковом имеется департамент по связям с действующей ювенальной юстицией (во Франции, например, такой департамент действует в рамках Министерства внутренних дел). Имея в виду мировую тенденцию развития судебной защиты прав  детей и подростков, можно говорить и о создании международной ювенальной юстиции (по примеру уже действующих международных судов).
Понятие «ювенальная юстиция» во всем мире связывается с главным ее звеном – судом по делам несовершеннолетних, что определяет понятие юсти-ции как правосудия . 
По международным стандартам и нормам н6ациональных законода-тельств место и функции служб социальной помощи несовершеннолетним в рамках ювенальной юстиции определены как помогающие суду для несовер-шеннолетних, фактически обслуживающие правосудие по указанию суда. Их роль важна и необходима, но во главе системы ювенальной юстиции стоит суд, который вершит правосудие.
Необходимо рассмотреть принципы ювенальной юстиции, поскольку они определяют особенности ювенальной юстиции и отличают ее от юстиции общей. Оценивая специфические принципы ювенальной юстиции, необходимо сравнивать их с принципами общего правосудия.
Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следую-щие:
Преимущество охранительная ориентация ювенальной юстиции. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до наших времен преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с преимущественной защитой тех, кто совершил преступление. И вместе с тем уже при рассмотрении правовой базы ювенальной юстиции – несовершеннолетия – можно отметить выдвижение на первый план именно охранительной функции последней.
В современном судебном процессе стран, где функционирует ювенальная юстиция, повышенная судебная защита предусмотрена для всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, независимо от их процессуального положения (с учетом российской терминологии – подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, свидетелей, потерпевших).
Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания, указанного в ст. УК), дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе не-совершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет). Во многих странах закон предписывает проводить закрытые заседания суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или о преступных посягательствах на них. Провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного  воздействия, а не наказания – это тоже проявление охранительной функции ювенальной юстиции. Следует обратить внимание на то, что воспитательное воздействие на несовершеннолетнего, проходящее через весь судебный процесс, и относят к самостоятельному принципу ювенальной юстиции, равно как и считают принципом уголовного права в отношении несовершеннолетних.
Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних  неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».
Привлечение неюридических специальных познаний в судебном процессе имеет место в общеуголовном  и общегражданском процессе: это заключения экспертов, участие специалистов, предусмотренные, в том числе и российским процессуальным законодательством. В рамках ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными из неюридических источников. Речь идет не только о привлечении к участию в процессе экспертов и специалистов, но и об использовании в рамках ювенальной юстиции данных, полученных судом и по его специальным заданиям, от специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Привлечение этих данных – одна из главных особенностей судебного процесса в «классическом» правосудии по делам несовершеннолетних.
Хотелось бы обратить внимание на то, что сложившаяся в западных странах, где есть суды для несовершеннолетних, система вспомогательных неюридических органов оценивается нередко как центральное звено ювенальной юстиции. Тем не менее, рассматриваемый «непрофессиональный элемент» органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения личности несовершеннолетних именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция.
Диапазон использования неюридических познаний в ювенальной юсти-ции в некоторых странах очень велик. Так, французский уголовный процесс предусматривает специальное социальное исследование в делах несовершеннолетних и формирование на его базе так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и его деяния, а также окружающей его микросреды.
Максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции. Судопроизводство по любому делу, а не только по делу несовершеннолетнего, имеет сугубо индивидуальные цели, поскольку каждое преступление – акт индивидуальный, как индивидуальны уголовная ответственность и наказание за него.
Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.
Так, концепция  ювенальной юстиции предусматривает, что судопроиз-водство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, что не вяжется с традиционным представлением о строго регламентированной в законе судебной процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.
Велико значение принципа индивидуализации и для осуществления других принципов ювенальной юстиции. В литературе он оценивается как синтезирующий все остальные принципы ювенальной юстиции. И с этим нельзя не согласиться. Трудно представить, как без максимальной индивидуализации будет реализовываться в ходе процесса возрастная специфика, преимущественно охранительный режим, использование упомянутых рекомендаций неюридических служб и принятие судом решений об этом использовании. Очевидно, что неформальный характер процедуры – основа индивидуализации судебного процесса в суде для несовершеннолетних – должен быть согласован и с общими процессуальными правилами, но не должен быть ими «задавлен», иначе судебная процедура войдет в конфликт с динамичным участником процесса – несовершеннолетним, что снизит эффективность правосудия.
Надо отметить еще раз, что суд для несовершеннолетних сконцентрировал  в своей деятельности те признаки, которые были задуманы как противоположность общему (общеуголовному, общегражданскому) суду. Реализация специфических принципов ювенальной юстиции общим судом, по меньшей мере, затруднительна, а фактически невозможна.  Поэтому и возникла необходимость в ювенальной юстиции с уникальным «детским» судом, действующим автономно от общего правосудия.
История ювенальной юстиции внесла свои коррективы в традиционное представление о бесспорных преимуществах автономного правосудия несо-вершеннолетних.
И все же с учетом исторических изменений можно говорить об автономности суда для несовершеннолетних, которая создается комплексом правовых норм (материальных и процессуальных), позволяющих этому суду двигаться в «автономном режиме». Значительная часть этих норм применяется только в правосудии для несовершеннолетних.
Суд по делам несовершеннолетних включен в концепцию ювенальной юстиции в связи с тем, что он реализует специфические принципы этой ветви юстиции, а также потому, что сам как особая судебная юрисдикция дополняет ее специфику.
О каких специфических признаках суда по делам несовершеннолетних идет речь?
- во всех странах, где такой суд существует, он в начальной стадии рассмотрения дела выступает как магистр (мировой судья) и действует единолично;
- особые требования предъявляются к образованию, профессии и жизненному опыту судьи; он необязательно должен быть юристом, но предпочтительно психологом, педагогом, врачом;
- там, где в системе правосудия есть суд присяжных по делам несо-вершеннолетних, такие же  требования предъявляются и к присяжным. Имеются специальные правила составления списков присяжных и их отбора;
- суд по делам несовершеннолетних осуществляет правосудие, ис-пользуя имеющиеся в его распоряжении вспомогательные неюридические службы;
- правосудие по делам несовершеннолетних реализуется по специфической судебной процедуре, в центре которой находятся несовершеннолетний и судья;
- суд по делам несовершеннолетних развивается сейчас как суд комплексной, смешанной юрисдикции. Примером могут служить опекунские суды в Австрии, которые правомочны рассматривать и решать в одном деле правонарушение, совершаемое подростком, и вопросы гражданско-правовой защиты этого подростка.
- суд по делам несовершеннолетних имеет специфику персональной и предметной подсудности. В первом случае речь идет о следующих вариантах: рассмотрение только дел самих несовершеннолетних; рассмотрение дел и взрослых соучастников; передача дел в общие суды. Во втором случае спецификой является рассмотрение судами для несовершеннолетних деяний, которые считаются правонарушениями только в случаях совершения их несовершеннолетними.
Первый суд по делам несовершеннолетних и появившиеся вслед за ним в начале XX в. суды в других странах, прежде всего европейских, были необычны именно своей несогласованностью с философией права, с традиционным юридическим мышлением. Как видно из изложенного, ювенальная юстиция сразу получила  неповторимую специфику, вызвавшую непринятие многими юристами тех времен, а в США даже ее временный запрет Верховным судом.
Естественным будет в рамках нашей темы обратиться к доктрине, в которую первоначально не вписался суд для несовершеннолетних и вся ювенальная юстиция.
Доктрина, о которой пойдет речь, была сформулирована французским просветителем, философом и правоведом Шарлем-Луи Монтескье. В своем трактате «О духе законом» он создал и обосновал принцип (теорию) разделения властей. Монтескье считал, что в государстве существует три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая ветвь власти независима и имеет самостоятельные функции, однако, они взаимоуравновешиваемые. Этим, согласно доктрине разделения властей, достигается высокая эффективность деятельности государства. Обратимся к функции судебной власти. Она определена как правосудие, т.е. суд по праву, судопроизводство  по установленной в законах процедуре.
Судебная власть осуществляется в условиях и по правилам, предусмотренным в законах, отличающих судебную деятельность от других видов государственной деятельности. Речь идет об отличии судебной власти от власти законодательной и исполнительной. Однако для реализации правосудия правила функционирования звеньев судебной системы одинаковые. Реализуется судебная власть в судебном разбирательстве, по процессуальным правилам, строго регламентированным в процессуальном законе. В зависимости от того, что является предметом судебного разбирательства:  конституционное, гражданское, административное, уголовное.
Что касается ювенальной юстиции, то при реализации ею функций су-дебной власти приоритет суда для несовершеннолетних в судебном процессе выражен более ясно, чем в суде общей юрисдикции, поскольку в суде для несовершеннолетних центральными действующими фигурами на протяжении всего судебного процесса являются судья и несовершеннолетний. Максимальная индивидуализация процесса в суде для несовершеннолетних делает роль судебной власти более конкретной и рельефной в отношении, как конкретного несовершеннолетнего, так и общества в целом.
Вместе с тем ювенальная юстиция породила целый комплекс несудеб-ных, даже неюридических органов, которые призваны ее обслуживать, имеют вспомогательные функции и нередко в ходе исторического развития ювенальной юстиции начинали активно вытеснять суд как  орган правосудия.
В противоречие с принципами правосудия вошла и неформальная процедура разбирательства в «детском» суде.
Понятие правосудия, закрепление функции правосудия только за судом, его приоритетные полномочия в окончательном решении вопросов уголовной ответственности и наказания, разрешении гражданско-правового спора давно стали неотъемлемой частью национальных законодательств. В конституциях многих стран за судом закреплены, в целом,  функция судебной власти. В числе этих стран – современная Россия. В Конституцию РФ включена гл. 7 «Судебная власть». Согласно п. 1 ст. 118 Конституции РФ « правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом».
Приоритет суда должен получить адекватное отражение и в новом российском законодательстве о ювенальной юстиции. А предпосылки для этого уже есть: принят Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», в стадии подготовки проект «Основ законодательства о ювенальной юстиции в Российской Федерации».
Судебная власть реализуется судами разных юрисдикций, судами раз-ных уровней. Очевидно, что участницей реализации судебной власти является и ювенальная юстиция, а более конкретно – суд по делам несовершеннолетних.
Изначально в суде для несовершеннолетних не предусматривались строгая судебная процедура и все ее торжественные ритуальные атрибуты, формирующие у участников процесса и публики чувство почтения к суду и веру в его могущество. Принцип конфиденциальности судебного процесса по делам несовершеннолетних «отсекал» от ювенальной юстиции журналистов, аудиторию, желающую посмотреть «судебный спектакль». Поэтому ювенальная юстиция не отражает в полной мере традиционную процессуальную природу правосудия и внешние, видимые всем ее проявления. Можно сказать, что ювенальная юстиция как бы потеряла некоторые атрибуты судебной власти, став пространством индивидуального общения судьи и обвиняемого. Однако это не свидетельствует о том, что ювенальной юстиции не были приданы функции судебной власти. Просто они проявляются в своеобразной форме, приспособленной для специ-фического субъекта прав – несовершеннолетнего.
Все специфические условия осуществления функций судебной власти, доверенных законом ювенальной юстиции, относятся только к тем странам, где в судебную систему включен и действует суд по делам несовершеннолетних. Россия пока остается одной из немногих стран, где ювенальной юстиции нет, а потому и не возникает присущая ей специфическая реализация судебной власти. Однако и в других странах действующая ювенальная юстиция основательно изменила свою процессуальную природу, приблизившись по ряду признаков (например, процедуры) к общим судам.
Подводя итог становлению ювенальной юстиции и ее концепции, необ-ходимо отметить еще раз, что у ювенальной юстиции интересная судьба: ее появление на правовом поле, изменения концепции, целей и форм вызывали каждый раз повышенный интерес.
Наши исторические предшественники-юристы не учиты¬вали того, что дети и подростки нуждаются в повышенной юридической защите своих прав в силу возраста. Игнориро¬вание этого важнейшего фактора привело к тому, что и рим¬ское право, и более поздние историко-правовые памятники средневековья, и даже законы Нового времени предусматри¬вали весьма ограниченную защиту детей перед законом и су¬дом. Происходило это потому, что детей во все времена, предшествовавшие созданию ювенальной юстиции, рассмат¬ривали как неполноценных физически и психически, но взрослых.
После создания первого в истории суда по делам несовершеннолетних в США в 1899 году возникло массовое увлечение необычным «детским» судом и длилось оно примерно до середины 20-х гг. XX века. Идеей создания специальной ювенальной юстиции «заразились» многие страны, и в каждой ювенальная юстиция получила свои особенные отличительные черты.
На сегодняшний момент концепция ювенальной юстиции включает сле-дующие исходные компоненты, которые были подробно рассмотрены в главе 1:
- несовершеннолетие как правовая база ювенальной юстиции;
- юстиция – как общелингвистическое и социально-правовое поня-тие;
- ювенальная юстиция как часть общего понятия юстиции и как специфическая система;
- суд по делам несовершеннолетних как центральное звено юве-нальной юстиции;
- специфические  принципы ювенальной юстиции;
- судебная власть, гражданское общество и ювенальная юстиция.
Говоря об интересующих нас странах, России и Франции, надо учесть, что французская модель ювенальной юстиции отличалась от модели англосаксонской. Французская ювенальная юстиция получила название континентальной модели, ее восприняли и другие европейские страны. Что касается России, то бум ювенальной юстиции начал наблюдаться в конце прошлого столетия, после долгих лет ее отмены. Сейчас в нашей стране создается (воссоздается) ювенальная юстиция, что предусмотрено судебной реформой в Российской Федерации. И в этом процессе Россия воспринимает опыт многих стран, в частности Франции.

 

 

 

 

 
Вопросы и задания
1. Дайте общую характеристику законодательства в отношении несовершеннолетних в античном мире и средневековье.
2. Какие отдельные попытки охраны прав несовершеннолетних просле-живаются в уголовном законодательстве от античности до конца XIX века (общие черты)?
3. Где появился первый суд по делам несовершеннолетних, и каковы его особенности?
4. В чем разница англосаксонской модели ювенальной юстиции и континентальной системы уголовного права в отношении несовершеннолетних?
5. Опишите историю ювенальной юстиции в России.
6. Перечислите и охарактеризуйте основные принципы ювенальной юс-тиции.
7. Выделите специфические признаки суда по делам несовершеннолет-них.
 
Список литературы
1. Julhier E. Les tribunaux speciaux pour enfants. P., 1906.
2. Robert Ph. Traite de droit de mineurs. Place et role dans l’evolution du droit francais contemporain. Besanson, 1969.
3. Veillard-Cybulski M. et H. Les jeunes delinquants dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964.
4. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных На-ций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года.
5. Введение в концепцию международных стандартов в области правосудия в отношении несовершеннолетних. М., 1998.
6. Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке как вос-питательные и социальные центры. М., 1911.
7. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие. – 2-е изд., испр., доп. – М.: Дело, 2001.
8. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность. М..1990.
9. Слуцкий Е.Г., Скомарцева И.В. Основы ювенологии. СПб.. 1999.
10. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002

 

 

 


 
Глава 2. Французская модель ювенальной юстиции
2.1. Законодательство Франции в отношении несовершеннолетних
Для того чтобы понять систему организации юридической защиты молодежи, необходимо запомнить, что система защиты детства покоится на двух организациях, на двух инстанциях. Первая -  административная, которая отдает предпочтение предупредительным мерам и которая по возможности работает в исключительно тесном контакте с родителями. Это такая административная мера защиты и предупреждения, которая работает в контакте и с администрацией по департаментам. И когда речь идет именно об этих административных структурах, здесь судьи, так сказать, не вмешиваются .
Помимо такой административной защиты детей есть еще и правовая за-щита. Здесь просматриваются две сферы компетентности. Первая – граждан-ская, когда можно предупредить совершение преступления и можно защи-тить подростка. Вторая – криминальная, когда нужно принять меры уже к правонарушителю.
Базой континентальной системы является римское право, где особо значима правовая норма (статут) как регулятор общественных отношений и функционирования судебной системы. Континентальную систему называют статутной.
Французская система  ювенальной юстиции занимается как несовершеннолетними правонарушителями, так и детьми, находящимися в опасности, т.е. в той или иной степени под угрозой. По закону понятие опасности является достаточно широким понятием. Здесь может иметься в виду какое-то физическое неблагоприятное отношение родителей или других взрослых к подростку или проблемы питания, или проблемы родительской заботы, сюда же относятся и какие – то неблагоприятные условия, скажем, сексуальные домогательства в отношении ребенка. Защита детства занимается и детьми, которые пропускают школу по тем или причинам, которые убегают из дома, и, конечно вопросы наркомании и проституции рассматриваются тоже.
Ювенальная система может заниматься и молодыми совершеннолетними в возрасте от 18 до 21 года .
Юридические тексты, которые организовывают французскую юстицию несовершеннолетних, не появились ни откуда. Их появление прошло долгую эволюцию
Еще в XIX веке во Франции суд и его приговоры являлись основным средством воздействия на несовершеннолетних преступников. Бывали случаи, когда несовершеннолетние преступники приговаривались к высшей мере наказания. Но уже с 1850 года была создана специальная структура, которая занималась проблемой перевоспитания, переориентации несовершеннолетних преступников. Были даже одно время созданы специальные детские каторги, но они очень быстро были упразднены под воздействием общественности.
В 1912 году был создан первый специализированный суд по делам несовершеннолетних. Но, учитывая, что не было предыстории, судьями выступали обычные судьи, не специализировавшиеся по делам несовершеннолетних. Тем не менее, это был первый шаг, и это был первый суд по делам несовершеннолетних. В этом же 1912 году  была предусмотрена специальная мера наказания, которая состояла в подконтрольном наблюдении за несовершеннолетними.
Но официальная дата учреждения в масштабах всей Франции системы судов несовершеннолетних, со  специализированными судьями, дата, с которой эта система в целом берет начало, - 1945 год.
1945 год – это год освобождения Франции, и этот же год является годом учреждения для Франции новой системы правосудия в отношении несовершеннолетних. Именно в этот период во Франции наблюдалось огромное количество преступников, в том числе несовершеннолетних, бездомных, сирот, оставшихся после войны. Годы были очень тяжелыми, и поэтому нужны были государственные меры для защиты детей именно в этот период.
2 февраля 1945 года был принят Ордонанс, который ввел новую систему по перевоспитанию несовершеннолетних преступников. Подразумевалось, что несовершеннолетний преступник, совершая свое преступление, правонарушение, не в полной мере отдает себе отчет в последствиях и в серьезности того, что он совершает, а если это так, и во всяком случае, даже если он и сознает противоправность деяния, то с возрастом, с жизненным опытом что-то в этом человеке должно меняться, что-то будет меняться. А значит задача государства – содействовать тому, чтобы направить этого человека в нужное русло и помочь ему восстановиться, как нормальному гражданину. Ордонанс 1945 года устанавливает основные принципы всей системы ювенальной юстиции.
Первый принцип – это принцип предпочтительности воспитательных мер перед наказанием, карательными мерами.
Второй основополагающий принцип – это глубокое знакомство с психологией, с личностью несовершеннолетнего правонарушителя.
Третий основополагающий принцип – это специализация судей, которые должны заниматься исключительно делами несовершеннолетних.
Поэтому в каждом департаменте Франции были созданы суды для несовершеннолетних преступников, назначены специализированные судьи по делам несовершеннолетних. В дальнейшем эта специализация перешла на служащих прокуратуры и адвокатуры. И даже была создана специальная структура, которая выделялась за рамки пенитенциарной системы и которая имела своей целью сначала наблюдение, контроль за несовершеннолетними преступниками, а сейчас, главным образом, это вся воспитательная работа.
Несовершеннолетние могут являться объектом только мер защиты, обучения или надзора, статьей второй Ордонанса установлено: «В каждом конкретном случае ювенальный суд и ювенальный суд присяжных назначат соответствующие меры защиты, надзора и содействия или меры воспитательного воздействия». Меры воспитательного характера применяются и  к несовершеннолетним, совершившим правонарушение. Меры уголовного наказания могут быть применены только в случаях, если особенности личности несовершеннолетнего, а  также определенные обстоятельства не позволяют применение к нему мер воспитательного характера. Тем не менее, в практике применяются в основном меры воспитательного характера.
Выбор между различными мерами осуществляется в зависимости от личности несовершеннолетнего,  исследование которой доверено компетентным специалистам. «Судья по делам несовершеннолетних должен обязательно изучить  анкету несовершеннолетнего...... так как то, что необходимо знать ....... это, прежде всего, особенности его личность, которая обуславливает выбор меры». Статья 8 закона предусматривает: «Судья по делам несовершеннолетних  самым тщательным образом и в кратчайшие сроки осуществляет все действия, необходимые для достижения истины и для того, чтобы улучшить узнать личность и изучить все имеющиеся средства для его перевоспитания».
Но назначением тех ли иных мер функции суда не ограничиваются: меры воздействия  могут быть изменены. Статья 27 закона от 2 февраля 1945 года предполагает, что: «Решение о назначении мер защиты, надзора и содействия, а также воспитательных мер в отношении несовершеннолетнего может быть пересмотрено в любой момент при условии соблюдения следующих положений:
По истечении минимум одного года с момента исполнения решения об изъятии несовершеннолетнего из семьи родители или его опекун или сам несовершеннолетний могут подать ходатайство о возвращении ребенка, аргументируя эту просьбу своей способностью заниматься его воспитанием, а также тем, что несовершеннолетний уже достаточно «исправился». В случае отказа в удовлетворении этого ходатайства повторное заявление может быть подано только по истечении еще одного года».
На сегодняшний момент Ордонанс от 2 февраля 1945 года содержит ряд дополнений и поправок. Многочисленные изменения  имеют своей целью добавить в новый текст новое, обусловленное развитием общества и происходящих в нем изменений.
23 декабря 1958 года был принят декрет, который расширил понятие «несовершеннолетнего преступника» вообще на всех несовершеннолетних и преступников, и не преступников, т. е. детей в опасности.
 Идея защиты несовершеннолетних в опасности продолжает также развиваться, продвигаться, чтобы окончательно выразиться в постановление от 23 декабря 1958 года, который расширил поле полномочий судьи по делам несовершеннолетних по воспитательной помощи.
Благодаря этому декрету, защита несовершеннолетних решительно выходит из области уголовного права и касается в достаточно широком аспекте гражданского права.
Во избежание риска злоупотреблений, судья по делам несовершеннолетних имеет право вмешиваться только тогда, когда семья не воспринимает реальность опасности и (или) не может или не хочет изменить ситуацию. 
Декрет 1958 года устанавливает:
- необходимость оставления ребенка в семье, если это возможно, с его родителями или же с его бабушками и дедушками;
- необходимость добиться согласия семьи с назначенными мерами.
Это должно выражаться в приглашение родителей, их аудиенции с судьей и в объяснение им, чем руководствовался судья, назначая  те или иные воспитательные меры по отношению к их ребенку. Мотивация решений судьи обязательна.
Если необходимо отлучить ребенка из привычного для него места проживания, судья может доверить его воспитание:
- отцу или матери, которые не имели права исполнения родитель-ских обязанностей, или у которого ребенок не проживал;
- другому члену семьи или третьему лицу, достойному доверия;
- службе или учреждению медицинского  или воспитательного ха-рактера, обычному или специализированному;
- департаментальной службе социальной помощи детству.
  Подводя итог, воспитательная помощь, как следует из декрета от 23 декабря 1958 года, доверена судье по делам несовершеннолетних. Эти мера защиты применяются к несовершеннолетнему в ситуации опасности или, условия воспитания которой серьезно подвержены опасности.
Кроме того, Франция опирается и на международные нормативные акты: Международную Конвенцию по правам ребенка, принятой Главной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 20 ноября 1989 и ратифицированной Францией 6 сентября 1990 года, и Европейскую Конвенцию об исполнении прав ребенка, ратифицированную Францией  4 июня 1996 года.
И мы подошли к необходимости наиболее полно и подробно охарактеризовать работу современной системы ювенальной юстиции во Франции.

 

 

 

 

 

 

 

 
2.2. Система французской ювенальной юстиции
Остановимся на уточнении некоторых общих положений.
Итак, как уже отмечалось неоднократно, дела несовершеннолетних, которым вменяется совершение противоправных действий, квалифицируемых как преступление или правонарушение, будут рассматриваться только ювенальными судами или ювенальными судами присяжных. Однако дела тех, кому вменяется в вину совершение правонарушений 5 категории, будут рассматриваться судебными органами для несовершеннолетних (правонарушения с 1 по 5 категории являются преступлениями небольшой тяжести).
Французским уголовным правом принята следующая классификация правонарушений: простое нарушение (contrevention), проступок (delit), преступление (crime), которой соответствуют и три вида  судов для несовер-шеннолетних. Кроме этого учитывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение несовершеннолетним возраста 16 лет. Только дела 16 –летних могут рассматриваться судами присяжных по делам несовершеннолетних.
Подсудность суда для несовершеннолетних. Как известно, подсудность любому суду может быть предметной и персональной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персо-нальная – тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних .
Подсудность суда для несовершеннолетних определяется возрастом подследственного или обвиняемого на момент совершения преступления или правонарушения, а не на момент привлечения к ответственности. До принятия решения, судья по уголовным делам должен изучить и решить вопрос о вменяемости несовершеннолетнего; в противном случае его решение будет признано недействительным.
В каждом конкретном случае  ювенальный суд и ювенальный суд при-сяжных назначат соответствующие меры защиты, надзора и содействия или меры воспитательного воздействия.
Тем не менее, если  по мнению этих судов обстоятельства или личность правонарушителя требуют принятия решения об уголовном наказании, они принимают такое решение в отношении несовершеннолетнего старше 13 лет.
Ювенальный суд может выносить приговор о тюремном заключении, в том числе условно или с отсрочкой исполнения, только приведя достаточно аргументов в пользу такого решения.
Если, приговаривая несовершеннолетнего моложе 16 лет, обвиняемого в сознательном совершении насильственных действий, к уголовному наказанию, судьи мотивировали это решение следующим образом: "на основании полученной информации суд считает необходимым осудить его" – такой мотивировки вполне достаточно.
Если несовершеннолетний осуждается условно с установлением испытательного режима (пробация), то это делается для того, чтобы дать ему шанс "перевоспитаться" с помощью педагога и избежать, таким образом, применение серьезного уголовного наказания.
Несовершеннолетний моложе 13 лет не может быть  задержан. Тем не менее, несовершеннолетний 10-13 лет, против которого существуют серьезные улики, позволяющие предположить, что он совершил или пытался совершить преступления или тяжкое правонарушение, карающееся минимум семью годами лишения свободы,  может быть задержан на срок, определенный магистратами, но не более  10 часов.
Если несовершеннолетний или его законные представители не наняли адвоката, прокурор, судья, ведущий следствие, или офицер судебной полиции должны незамедлительно и любым способом проинформировать об этом, в момент задержания, председателя коллегии адвокатов для того, чтобы тот назначил  адвоката.
Говоря о системе французской юстиции, уточним еще раз, что исключительное право «детского» суда рассматривать дела несовершеннолетних полностью реализуется в континентальном суде, где не допускается передача дела несовершеннолетнего в суд общей юрисдикции. Все виды правонарушений несовершеннолетних, например во Франции, подсудны только суду по делам несовершеннолетних.
Согласно уголовно-процессуальному и уголовному законодательству Франции общий возраст уголовной ответственности наступает с 16 лет, от 13 до 16 лет применяются меры судебной защиты. В исключительных случаях судья может снизить уровень уголовной ответственности.
Судебная процедура в суде несовершеннолетних включает три стадии:
- вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекра-щения и освобождения подростка от судебной или несудебной про-цедуры;
- собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;
- исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора (в этой стадии также сохраняется руководящая роль суда, его активность).
Судебный процесс по делам несовершеннолетних во Франции, как уже говорилось, имеет три стадии, отражающие соответствующую компетенцию юрисдикций по делам несовершеннолетних: судья для детей, трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Эта современная французская ювенальная юстиция отличается от той, что была создана во Франции в 1914 году, хотя бы потому, что вначале не было системы судов для несовершеннолетних, действовал только единоличный судья. В дальнейшем Ордонанс от 2 февраля 1945 г., модифицированный Законом от 24 мая 1951 г. и Ордонансом от 22 декабря 1958 г., окончательно создал во Франции автономную судебную систему по делам несовершеннолетних. Ее юрисдикции принадлежат все дела несовершеннолетних без изъятий, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми.
Обычно судебная процедура  в судах для несовершеннолетних во Франции рассматривается применительно к указанным выше их видам.
Французский судья для детей – это магистрат суда большой инстанции, назначаемый на эту должность на три года с возможностью возобновления срока. При отборе кандидатур на этот пост  учитывается интерес магистрата к вопросам детства. По общему правилу в департаменте имеется один судья для детей. Однако в департаментах, важных по значению, их может быть и больше. При каждом трибунале по делам несовершеннолетних первый президент апелляционного суда  назначает еще и следственного  судью по делам несовершеннолетних. Дела между судьей для детей и указанным следственным судьей распределяются так: оба они могут рассматривать дела о проступках и простых правонарушениях, тогда как дела о преступлениях и иных правонарушениях относятся только к компетенции следственного судьи.
В процессуальном отношении вызов к судье для детей является первой  стадией процесса по делам несовершеннолетних. В значительной мере эта стадия носит предварительный, ознакомительный характер для судьи, хотя и заканчивается решениями, имеющими важное значение для судьбы подростка.
Итак, судья для детей знакомиться с делом, с самим  правонарушителем, с его средой. В случае необходимости судья может принять и неотложные меры: изъять подростка из семьи и поместить его на режим пробации (воспитательного надзора) и даже временно в закрытое воспитательное учреждение, решить положительно вопрос о предварительном заключении.
Значительное место в этой стадии занимает изучение личности несовер-шеннолетнего правонарушителя. Проводится оно по правилам предусмотренного французским процессуальным законодательством «социального исследования» с составлением специального досье. Это исследование по французскому законодательству является обязательным  процессуальным требованием. «Социальное исследование» судья может проводить сам, но большей частью поручает его чиновникам службы пробации, которые, в свою очередь, используют помощь психологов, психиатров, специалистов в области образования. Возможно и помещение подростка в центр наблюдения для более глубокого изучения его личности и дачи рекомендаций судье по выбору режима обращения. Однако этот последний метод социального исследования больше применяется  в трибунале по делам несовершеннолетних, когда рассматриваются дела о  бо-лее серьезных проступках. Социальное исследование предполагает посещение лицами, его производящими, семьи подростка для выяснения условий его жизни и воспитания.  Отметим также, что требование российского УПК обязательного изучения судом и следователем условий жизни и воспитания несовершеннолетних (при определении предмета доказывания по уголовному делу, ст. 421) ставит и перед российским  судом, хотя он и не является специализированным, те же задачи.
Каким же образом может решить судьбу несовершеннолетнего правонарушителя французский судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонарушения, может сделать ему выговор, может, наконец, принять в отношении него «меры безопасности» (охрана, надзор, наблюдение), но никогда  не может применить к нему уголовное наказание. Судья для детей может дать дальнейший ход рассматриваемому делу, распорядившись о направлении его в трибунал по делам несовершеннолетних. В этом случае указанный принцип разделения функций судьи для детей и следственного судьи не действует, т.к. судья для детей  во Франции является и председателем трибунала по делам несовершеннолетних.
Уголовный процесс во французском трибунале по делам несовершеннолетних можно назвать судебным разбирательством в собственном смысле этого слова. Эта юрисдикция включает судью для детей (председатель трибунала), двух асессоров (заседателей), не являющихся магистратами. Они назначаются на четыре года приказом министра юстиции, а отбираются из лиц в возрасте старше 30 лет и интересующихся проблемами детства. Такой состав суда не раз подвергался критике во французской литературе и судебной практике. Так, один из самых известных французских процессуалистов, Жан Прадель, не без иронии заметил, что достоинство трибунала по делам несовершеннолетних очевидно:  все его члены интересуются детством. Но очевиден и недостаток: все судьи – профаны в области права ».
Судебная процедура в трибунале по делам несовершеннолетних  сходна с процедурой в трибунале общей юрисдикции. Эта процедура включает допрос несовершеннолетнего подсудимого, его родителей и опекунов, свидетелей, заключение представителя прокуратуры и мнение защитника несовершеннолетнего. Это еще не «классический» состязательный процесс, но некоторое его подобие.
Трибунал может выслушать в порядке информации и взрослого соучастника. Председатель трибунала может освободить несовершеннолетнего от присутствия  в судебном заседании, если того требуют интересы несовершеннолетнего (например, при рассмотрении  вопросов, посягающих на нравственность). В этих случаях интересы  несовершеннолетнего представляют его родители, опекуны и адвокат.
Специфическим здесь является решение вопроса о гласности судебного разбирательства.
Еще одна особенность судебной процедуры: председатель суда может в любой момент удалить несовершеннолетнего из зала суда: либо на все время судебных дебатов, либо на их часть.
Для французского уголовного процесса по делам несовершеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Деятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Реализует эти функции прокурор республики при трибунале  по делам несовершеннолетних. Процессуальная терминология УК и УПК Франции не совпадает с российским понятием «прокурор республики». Во Франции и в других  странах континентальной  системы прокурор республики (при суде) – синоним понятия «представитель прокуратуры», «представитель обвинения»).
Прокурор имеет достаточно большие возможности влияния на ход дела. Именно он организует комплектование в деле всех основных предварительных материалов, позволяющих суду провести судебное разбирательство. Проведение неотложных следственных действий дает прокурору юридическую базу как для передачи дела в суд, так и для его прекращения. Он же компетентен высказать мнение относительно мер, которые должны быть применены к несовершеннолетнему, равно как о полноте материалов расследования. В трибунале по делам несовершеннолетних прокурор выступает с обвинением и высказывает суждение относительно мер воздействия к несовершеннолетнему.
В суде присяжных по делам несовершеннолетних  прокурор участвует в качестве стороны процесса. Функции его в суде присяжных выполняет гене-ральный прокурор (тоже терминология французского УПК, не совпадающая с российской) или магистрат  прокуратуры, которому специально поручены дела несовершеннолетних.
Напомним, что суд присяжных рассматривает дела несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет, а также дела о взрослых соучастниках преступлений несовершеннолетних.
Рассмотренные выше правила судопроизводства в трибунале по делам несовершеннолетних относятся и к судебной процедуре суда присяжных по делам несовершеннолетних.
Специфика суда присяжных  по делам несовершеннолетних касается формирования жюри. Присяжные выбираются в количестве 9 человек из специального списка, имеющегося в суде присяжных.
В суде присяжных существуют прения сторон, которых нет в трибунале (дебаты процедурно не регламентированы). Специфичны и вопросы присяжным, которые ставит председатель суда. Они отличаются от привычных, на которые дают ответы присяжные общих судов. Присяжные суда этой категории отвечают на следующие вопросы:
1. Надо ли применять к обвиняемому уголовное наказание?
2. Надо ли исключить для обвиняемого преимущество «прощения, оп-равданного несовершеннолетием»?
Разумеется, за присяжными остается и обычный в этом случае вердикт «виновен или нет».
Если будет решено, что несовершеннолетний, признанный виновным, не должен быть объектом уголовного наказания, и суд, и присяжные требуют помещения его под охрану, эти меры выбираются из числа тех, что указаны в Ордонансе от 2 февраля 1945 г. Перечень этих мер обширен и разнообразен. Для примера приведем уже упоминавшееся помещение на режим надзираемой свободы на срок, который не должен превышать даты достижения обвиняемым его совершеннолетия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 
2.3. Привлечение «непрофессионального» элемента к судебной процедуре.
Нам кажется неполным охарактеризовать только порядок судебной процедуры французской ювенальной юстиции. Ведь, применением сухих норм права не заканчивается вся работа правосудия в отношении несовершеннолетних. Важным составляющим как ювенальной юстиции вообще, так и ее французского варианта, является деятельность служб юридической защиты молодежи. Эта работа представляется наиболее интересной и в свете ее полного отсутствия в нашей стране. 
Для того, чтобы говорить о работе, так называемого «непрофессионального» элемента в системе французской ювенальной юстиции, необходимо для начала остановится на характеристике мер воспитательного характера, который применяются к несовершеннолетним.
Нами уже был оговорено, что для начала каждый судья должен конкретно ознакомиться с делом несовершеннолетнего. Но это не должно быть «сухое» изучение дела несовершеннолетнего, он должен знать по возможности все о личности подростка, о его семье, о его успеваемости, об отношениях с семьей, друзьями и т.п.
Поэтому судья может затребовать составление:
- социальной анкеты;
- проведение медицинского или психологического исследования.
Составление социальной анкеты закреплено законом 1945 г. и постановлением 1958 г., т.е. анкета относится как к уголовному, так и к гражданскому праву.
Анкета должна аккумулировать информацию о семье подростка, о его отношениях с родителями, о благополучие или неблагополучие семьи. Т.е. социальная анкета должна проинформировать судью и помочь семье определить трудности, а значит, и выработать ответы и определить необходимую помощь.
Существует также мера исследования ситуации семьи и самого подростка на возможность и эффективность применения мер воспитательного характера  и, в какой-то мере, применение легких или более серьезных мер в каждом случае.  Исследование проводится соответствующими службами, обязательно воспитателем и психологом, которые проводят работу с подростком и его семьей, чтобы установить личность ребенка, его отношения с семьей и окружающими, а также получают сведения о том, как проходит процесс его переобучения, возможна ли эволюция его развития и поведения. Эта мера заключает в себя междисциплинарный подход к ситуации несовершеннолетнего и объединяет знания педагогики, психологии, психиатрии. Воспитателем и психологом составляется рапорт судье о проделанной работе.
Следующая мера - сбор сведений социального и воспитательного характера.  Смысл этой меры повторяет предыдущие, но проводится она воспитателями воспитательной службы при суде. Необходимые знания воспитатели этой службы получают путем индивидуальных встреч с подростком, где выясняется:
- его отношение к совершённому, чувствует ли он себя виноватым,  как он объясняет случившееся, и т.п.
- как  его поступок был расценен его семьей.
- биография семьи и т.п.
Необходимо отметить, что подросток и его семья должны быть проин-формированы о выводах  и  о рапорте, который должен быть представлен судьей.
Меры, применяемые к несовершеннолетним, совершим правонарушение или находящимся в опасности могут быть следующими:
- Направление в открытое общество. Срок этой меры не превышает двух лет, но может быть назначен повторно. Основная задача этой меры: в результате совместной работы воспитателя, психолога, социального работника осуществляется помощь ребенку: преодоление трудностей, связанных с обучением, непосещаемостью учебных заведений, проблемы в общении со сверстниками или с семьей и т.д. Воспитатель, за которым закреплен несовершеннолетний, составляет отчеты судье о развитии ситуации несовершеннолетнего. В любой момент, по установлению новых обстоятельств или кардинальному изменению поведения ребенка (как положительного, так и отрицательного) судья может прекратить эту меру.
Выше нами упоминалось, что французская ювенальная юстиция может в ряде случаев заниматься и делами совершеннолетних в возрасте от 18 до 21 года. В 1974 году во Франции был снижен возраст совершеннолетия с 21 года до 18 лет. Но на практике часто возникает ситуация, когда подростку исполнилось 18 лет, но он испытывает различного рода трудности: в социализации; когда ранее он совершил проступок, ему были назначены определенные меры, но они не дали своего результате или не доведены до конца, или не возможна реадаптация или ресоциализация  совершеннолетнего, в этих случаях применяется данная мера. Но инициатива назначения этой меры должна исходить от самого  теперь уже совершеннолетнего: он может обратиться  либо к судье с письменной просьбой продления или организации действий юридической защиты, либо обратиться к службам социальной помощи по вопросам детства в своем департаменте.
Меры в данном случае состоят в следующем:
- исследование консультационными службами;
- воспитательная помощь в открытом обществе;
- поддержка и направление в специализированное заведение.
Все вышеперечисленные меры исполняются соответствующими службами, воспитатели которых составляют отчет судье о поведение и об изменениях в ситуации подростка.
Меры по юридической защите совершеннолетних, не достигших 21 года заканчиваются:
- по истечению установленного срока и в согласии с подростком;
- если последний достигает возраста 21 года;
- в любой момент либо по инициативе судьи по делам несовершеннолетних (если подростком не соблюдаются установленные правила), либо  по желанию самого подростка.
В отношении несовершеннолетних, совершивших преступление, существуют также меры:
-юридического контроля над несовершеннолетним. Главная цель этой меры – заставить несовершеннолетнего уважать закон, а как следствие различные запреты, которые были установлены согласно его проступку;
- временное лишение свободы. Нами уже говорилось, что отличительной чертой ювенальной юстиции, в том числе и французской модели, является приоритет воспитательных мер. Лишение свободы, как мера наказания, практически никогда не применяется к несовершеннолетним. Но возможно применение меры временного лишения свободы. Эти случаи четко определены французским законодательством: применение меры временного лишения свободы возможно только за тяжкие преступления и преступления средней тяжести, срок лишения свободы по которым от 3 лет тюремного заключения, и то только в тех случаях, когда применение этой меры является единственно возможным.  Эта мера носит исключительный характер и вовсе не может быть применена  к несовершеннолетним моложе 13 лет .
- одной из мер воздействия является также выговор, который носит ха-рактер предупреждения и выносится судьей либо трибуналом.
- условное наказание является дополнительной мерой. Во Франции это мера скорее воспитательная.  Исполнение этого вида мер лежит на воспитате-лях различных служб ЮЗМ.
- работа в общественных интересах. Эта работа неоплачиваемая. Назначение этой меры требует согласия самого подростка. Работа проводится в общественных заведениях. Должна быть адаптирована к каждому подростку, и носить обучающий характер, развивать способности, которые помогут подростку в дальнейшем. Подросток проходит медицинское обследование, чтобы убедиться, что он готов выполнять порученную работу. Срок этой меры от 40 до 140 часов. Выполнение работы контролируется воспитателями служб юридической защиты молодежи (далее ЮЗМ) и судьей.
- и, наконец, лишение свободы.  Чрезвычайно редкая мера. Каждое решение о лишении свободы несовершеннолетнего должно мотивироваться. Тюрьмы для несовершеннолетних существуют отдельно от тюрем взрослых. В центрах временной изоляции имеются специальные "кварталы " для несовершеннолетних. Продолжается обучение, профессиональное образование.
И, наконец, поговорим о работе юридической защиты молодежи. Управление юридической защитой молодежи (далее по тексту ЮЗМ) является одним из управлений министерства юстиции Франции . Ее основная задача - воспитание несовершеннолетнего и предупреждение совершения новых правонарушений.  Она занимается вопросами воспитания и обучения несовершеннолетних, совершивших правонарушение или находящихся опасности и совершеннолетних, не достигших 21 года, испытывающими трудности в жизни в социуме. Кроме того, на управлении ЮЗМ лежит функция контроля административной, финансовой и педагогической деятельности департаментальных служб юридической защиты молодежи.
Службы ЮЗМ:
- воспитательная служба при судах. Они располагаются в судах. Воспитатели именно этой службы встречают несовершеннолетнего, его семью, занимаются изучением ситуации несовершеннолетнего, проделывают работу по определению воспитательных ориентиров  и предлагают меры альтернативные лишению свободы. Если вынесена мера о лишении свободы, воспитатели этой службы работают в сотрудничестве с социально-воспитательными службами пенитенциарных учреждений. Эта службы исполняет такие меры, применяемые к несовершеннолетнему, как: условное наказание, юридический контроль, общественные работы, исправительные работы и редко по исполнению такой меры как воспитание в открытом обществе.
- центр воспитательной работы (приют, общежитие). Принимает несо-вершеннолетних, совершивших правонарушения или находящихся в опасности, которые не могут находиться в семье по решению суда. Командой воспитателей разрабатывается индивидуальная программа, направленная на воспитание и развитие ребенка, разрабатываются необходимые для него занятия. Находятся эти центры в черте города. Сотрудничают со школами, социально-воспитательными службами.
- дневные центры: занимаются обучением несовершеннолетних и их профессиональной подготовкой. Сотрудничают с учебными заведениями, психологами и социальными работниками.
- воспитательная деятельность в открытом обществе. Основная задача воспитателей данной службы оказывать помощь несовершеннолетнему, кото-рый живет со своей семьей (т.е. не отлучен) в различной деятельности, будь то его школьное обучение, профессиональная деятельность, в его культурном развитии, спорте и т.п., т.е. в повседневной жизни. Надо отметить, что работа ведется также и семьей несовершеннолетнего. Воспитатели открытого общества могут заниматься и составлением социальных анкет, а также исполняют такие меры: как условное наказание, юридический контроль, общественная работа и восстановительные работы.
- воспитательный центр закрытого типа. Принимает несовершеннолетних с серьезными проблемами на несколько месяцев. Воспитатели живут постоянно с несовершеннолетними и ведут постоянный контроль их поведения. Осуществляется также различная воспитательная схожая с предыдущими службами, но основная задача этих центров позволить подросткам наладить отношения с жизнью, научить уважать общественные правила, научить уважать других.
- центры немедленного размещения. Принимают несовершеннолетних на период от 3 до 4 месяцев.  Размещение немедленное и должно изолировать несовершеннолетнего от общества. Проводится воспитательная работа, которая рассчитана на более длительный срок. Эта работа организована профессиональной командой. Выход несовершеннолетнего их таких центров контролируем.
Ну, и чтобы проиллюстрировать работу систему ювенальной юстиции нам хотелось бы обратиться к рапорту М. Эглен, который она представила на российско-французской конференции, которая состоялась 1 – 5 декабря в 2002 году в г. Курске. На сегодняшний момент М. Эглен работает в Министерстве юстиции, но до этого была судьей ювенального суда,  и ее доклад был посвящен проблемам совместной работы судьи и воспитателей служб юридической защиты молодежи.
В уголовном праве роль судьи определена в зависимости от того, виновен или не виновен человек в совершении правонарушения. Если виновность установлена, судья должен определить наказание, которое удовлетворило бы и виновного и общество. Он должен  также решить вопрос о возмещение убытков пострадавшему.
Работа воспитателя состоит в оказании подростку помощи, поддержке, в  предоставлении  ему опоры, особенно в тех случаях, когда родители не могут сделать всего вышесказанного. Задача воспитателя – помочь подростку найти свое место в социуме, и чтобы это место оказалась по возможности самым лучшим для него.
Таковы полномочия воспитателя и судьи, которыми их наделяет фран-цузское законодательство. Но мы можем спросить себя: что судья и воспита-тель могут сделать вместе. По большому счету,  деятельность каждого отвечает различным задачам. У них разные полномочия и средства, абсолютно разный подход к ситуации подростка, совершившего правонарушение.
Однако судья может столкнуться с вопросами, когда право не в силах решить некоторые проблемы. Судья желает быть проинформированным о фактах, которые не фигурируют в рапортах полицейских, например, биография и социальное положение семьи несовершеннолетнего. Он может иметь полную уверенность в том, что тюрьма или центры временного лишения свободы не принесут ребенку ничего хорошего, не позволят ему реализоваться. В таких ситуациях, социальный и воспитательный подход более важен, чем применение норм права. Предоставить судье необходимую информацию и средства – значительно увеличить его возможности действий, а также ввести третье лицо в юридический процесс, коим является воспитатель.
Но как объединить работу судьи и воспитателя?  Какая роль отводится воспитателю в праве? И какое место занимает право в деятельности воспитателя?
Важно подчеркнуть, что судья по делам несовершеннолетних нуждается в участии воспитателя до принятия решения и во время исполнения вынесенного наказания. Важно также показать, что участие воспитателя происходит по решению судьи.
Деятельность воспитателя на момент вынесения решения разнообразна.
В первую очередь – это сбор информации.
Итак, подросток совершил правонарушение, и против него возбуждено дело.
Судья его не знает. Он может его осудить только в зависимости от тяжести совершенного деяния, но есть риск вынесения поспешного решения, которое станет недостаточным для предупреждения случаев рецидива, решение может принести вред  ребенку, который нуждается в помощи, это решение может укрепить его  в преступной среде, а может  и ранить своей строгостью. Ведь за то, кем станет ребенок после исполнения наказания, ответственен судья.
Судье необходима различная информация: о семейном  положении ре-бенка, о его успеваемости в школе, психологической характеристики, истории семьи, роли ребенка в ней, и даже как изменилось отношение к ребенку в семье после совершения правонарушения.
Этих данных не найдешь в полицейских отчетах, так как на получение подобной информации требуется время.
Этой информации судья не получит и на судебном заседании, так эта информация должна исходить от третьих лиц: родственников, школы...
В подобных случаях судья может обратиться к помощи воспитателя, задача которого собрать, проанализировать и предоставить судье всю необходимую информацию.
Например, как уже отмечалось, во Франции в уголовном праве существует такая мера наказания, как мера воспитательных исследования и ориентаций. Хотелось бы привести пример: девочка Надя, 13 лет,  совершала кражи в магазинах. Она была хорошо известна полиции  в течение двух лет. Ее семья был на плохом счету (родители не являлись в полицию по вызовам, нигде не работали, не интересовались школьной жизнью свой дочери).
Составленная воспитателем социальная анкета выявила, что отец де-вочки тяжело болен, у семьи были постоянные финансовые трудности, родители не могли контролировать поведение своей дочери, которая уходила из дома. Воспитатель предложил применить к девочке меру воспитательного характера, а не уголовного. В результате, воспитательный контроль позволил семье выйти из трудной ситуации. Родители вернули себе самоуважение и достоинство и взяли под контроль  поведение и жизнь своих детей.  Социальная анкета позволила  вскрыть семейные тайны, потому что воспитатель потратил много времени для установления доверительных отношений и не играл роль полицейского.
Важно вернуться к вопросу обучения воспитателей.  Они имеют профессиональные знания в области психологии, социологии, педагогики, которых не имеет судья.
Воспитатели могут указать судье на возможные последствия того или иного вынесенного решения в отношении несовершеннолетнего.
Воспитатели играют роль советчиков и выносят свои предложения, основываясь на своем опыте и практических знаниях, которых нет у судьи. Таким образом, они играют роль экспертов у судей по  делам несовершеннолетних.
Хотелось бы привести в пример работу открытых обществ, которая является альтернативой тюремному заключению. Стефан Ф., 16 лет, злоупотребляет спиртными напитками, применял физическую силу в  отношении  своего брата и соседа. Он не был известен полицейским. К   делу этого несовершеннолетнего подключился воспитатель, потому  что прокурор потребовал от судьи меры временного лишения свободы.  Воспитатель провел исследование, в результате которого стало известно, что в семье нет отца, мать не может справиться с воспитанием своего сына, мальчик давно не посещает школу и нигде не работает. Воспитатель  наладил контакты с центрами по лечению алкоголизма, а также с учебным заведением, в которое Стефан был направлен, и посоветовал судье применить к ребенку меру размещения в открытое общество. Судья принял предложение воспитателя и Стефан начал сове лечение и профессиональное образование.
Ситуация с Джонатаном, 17лет. Подросток жил со своей бабушкой и совершил ряд налетов на магазины. Он ранее уже был известен службам полиции, он отрицал свою вину и оказал сопротивление при задержании. Ему была назначена мера временного заключения.  Кроме того, судьей был назначен воспитатель для развития ситуации подростка. Было установлено, что ребенок был  брошен своей матерью, когда он был маленьким, а его отец умер после долгих лет алкоголизма. Единственный человек, которому доверял Джонатан был его дядя, но он не виделся с подростком из-за конфликтов с бабушкой ребенка. Воспитатель разыскал  дядю Джонатана, который согласился взять его к себе. Кроме того, Джонатан начал посещать психолога. В последствие, судья освободил Джонатана, который вернулся в обычную школу и больше не совершал правонарушений.
Таким образом, что может дать суду работа воспитателя? Она позволяет гуманизировать судебный процесс, позволяет суду выносит наиболее адаптированные решения.
Значит, получая новую информацию, судья не может судить как раньше. Он имеет лучшее понимание ситуации каждого несовершеннолетнего. И сразу же несовершеннолетний преступник становится подростком, который испытывает различного рода трудности. Даже в случаях, когда уголовное наказание кажется необходимым, стало возможным принимать во внимание проблемы подростка, изучать эти проблемы и решать их, потому что корни этой проблемы найдены. На первом этапе, это требует больших затрат времени и энергии судьи, но в дальнейшем это гуманизирует судебную процедуру, и в конце концов, это позволит вернуть несовершеннолетнего в нормальное общество, предупре-дить новые правонарушения и решить проблемы детской преступности.
Благодаря этим новым знаниям, судья по делам несовершеннолетних обладает новыми возможностями, потому что у него есть выбор в изучении проблемы перед тем, как будет вынесено решение.
Что касается роли воспитателя на этапе исполнения решения судьи, то его деятельность может заключаться, во-первых, в осуществлении решения судьи.
Например, назначена мера воспитательного характера. Судья ставит определенные цели. Воспитатель должен соблюдать все обязательства, возложенные на него судом. Подросток не должен быть предоставлен самому себе.
Если же судьей была вынесена мера тюремного заключения: воспитатель продолжает вести работу с несовершеннолетним и готовит его выход из мест лишения свободы: ведь реадаптация уменьшает риск рецидива. Воспитатель контактирует с образовательными и лечебными учреждениями, убеждается в том, что несовершеннолетний получает должное внимание.  Ведь несовершеннолетний, совершивший правонарушение нуждается в большем внимание и контроле, чем благополучный ребенок. И эта та необходимая цена, которая позволит избежать случаев рецидива.
Во- вторых, воспитатели составляют отчет, предоставляемый судье.
Отчеты воспитателей состоят из:
- содержания отчета (развитие несовершеннолетнего, соблюдение уста-новленных требований судьей, семейная ситуация),
-юридического контроля над развитием подростка: контроль осуществляется судьей, который принимает во внимание, соблюдаются ли установленные требования или нет.
Пример: назначена мера условного заключения. Судом вынесены основные требования, как, например, возместить ущерб жертве, продолжить профессиональное обучение или начать работать. Если несовершеннолетний все выполняет и не совершает новых правонарушений, он освобождается. Если же наоборот, воспитатель составляет отчет судье, который может заменить меру условного наказания на реальное.
Таким образом, воспитатель должен следить за исполнением тех запретов и требований, которые были вынесены судьей. Воспитатель ограничен в своих действиях постановлением судьи, которое устанавливает цели и границы, который определяет, что он ждет от воспитателя и от несовершеннолетнего. Постановление судьи позволяет воспитателю встречаться с несовершеннолетним, который уголовно преследуем, а также контактировать с его семьей и контролировать подростка.
Опираясь на отчет воспитателя, судья может адаптировать свое решение: он может уменьшить сроки наказание ил даже его отменить, или привести наказание в исполнение, если оно было условным.  Свое новое решение судья выносит на основании отчетов воспитателя. Эта возможность судьи изменить вынесенное ранее им решение влечет и ответственность судьи: все время следить за изменением ситуации подростка.
Это, однако, не означает, что судья обязан следовать всем рекомендациям воспитателя: он сохраняет свободу своих решений, но основывается все же на отчетах воспитателя. Это также не означает, что судья непосредственный начальник воспитателя: последний действует в границах, установленных судьей, но согласно также своей профессиональной компетенции. Воспитатель должен обладать определенной свободой действий: он должен контролировать уважение закона, и исполнение воспитательных мер.
Вся трудность в совместной работе, заключается в уважении компетен-ции каждого. Ален Брюель, бывший председатель суда по делам несовершеннолетних в Париже в течение долгих лет, назвал эти отношения "юридической и воспитательной диалектикой".
Судья и воспитатель действуют как два партнера, усилия одного ведут к эффективности работы другого.
Подводя общий итог данной главе, нам кажется возможным закончить ее именно таким образом, не повторяя основных идей французской ювенальной юстиции. Раскрыв сущность совместной работы судьи (а в его лице всей судебной системы) и воспитателей различных служб, мы продемонстрировали главный смысл всего уголовного процесса в отношении несовершеннолетних во Франции: несовершеннолетний не является ни неспособным, ни безответственным, ни взрослым. Он должен отвечать по своим поступкам соответственно своему возрасту и зрелости. Но это предполагает, что его обучение и воспитание возможно и желательно. В результате, воспитатель и судья являются выразителями тех желаний и требований, которое общество предъявляет к несовершеннолетнему правонарушителю: чтобы он изменил свое поведение, но не под давлением кого-то или чего-то, а по своему желанию жить и поступать по другому.

 

 

 

 

 

 
Вопросы и задания
1. Назовите и кратко охарактеризуйте основные законы, на которых базируется система ювенальной юстиции во Франции.
2. Перечислите основные принципы и положения французской ювенальной юстиции.
3. Дайте характеристику стадиям судебного процесса по делам несовер-шеннолетних.
4. Выделите меры воспитательного характера, применяемые к несовер-шеннолетним.
5. Перечислите службы юридической защиты молодежи и расскажите об их работе.
6. Дайте вашу оценку деятельности системы ювенальной юстиции во Франции.

 
Список литературы
1. Ordonnance № 45-174 du 2 fevrier 1945 relative a l'enfance delinquante. Code penal, Dalloz, edition 2001.
2. Ordonnance de 1958. Code civil, Dalloz, dition 2001.
3. L'administration penitentiaire. Ministere de la Justice, 2001.
4. Chazal J. L'Enfant delinquant. P., Presse   univercitaire de France, 1964.
5. La delinquance des jeunes en groupes. P., Cujas, 1964.
6. La delinquance des jeunes en Europe. Actes de Colloque de Varsovie. Bruxelles, Cujas, 1969.
7. Guide methodologique des tribunaux pour enfants. Ministere de la Justice, 2001.
8. Introduction a la justice des mineurs, Patrice Saceda,. Vaucresson, CNFE-PJJ, novembre 2001.
9. Julhier E. Les tribunaux speciaux pour enfants. P., 1906.
10. La protection judiciaire de  la jeunesse: une administration, des mineurs, des services. Centre National de formation et d'etudes da la protection judiciaire de la juenesse, septemebre 2001.
11. Pradel J. Procedure penal. P., 1985.
12. Robert Ph. Traite de droit de mineurs. Place et role dans l’evolution du droit francais contemporain. Besanson, 1969.
13. Stefani G., Levasseur G. Droit penal general. P.,1969.
14. Veillard-Cybulski M. et H. Les jeunes delinquants dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964.
15. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года.
16. Введение в концепцию международных стандартов в области правосудия в отношении несовершеннолетних. М., 1998.
17. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Выпуск 2 (Под редакцией М.Г. Флямера). В 2-х кн. Кн. I М.: МОО Центр  "Судебно-правовая реформа", 2000.
18. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Сборник статей в 2-х кн. (Сост. М.Г. Флямер). Кн. II М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2000.

 

 

 

 


 
Глава 3. Российская модель ювенальной юстиции
3.1. Современное российское правосудие по делам несовершеннолетних.
Модель ювенальной российской юстиции получила закрепление в уго-ловно-процессуальном и уголовном законодательстве.
Следует, однако, вспомнить, что фактически правовая и социальная база действующего российского правосудия, занимающегося несовершеннолетними, начала создаваться значительно раньше. Ликвидация дореволюционных «детских» судов в 1918 г., передача их дел  несудебному органу – комиссии о несовершеннолетних в 1918 –1920 гг., ликвидация этих комиссий и отнесение дел о несовершеннолетних к исключительной компетенции общеуголовного суда – все эти изменения оставили свой след и в действующем правосудии для несовершеннолетних. Все это придется учитывать, особенно когда в ходе судебной реформы в нашей стране разрабатывается концепция ювенальной юстиции и проект федерального закона о ней. Учитывать надо  и то, что разные виды юрисдикции по делам несовершеннолетних, сохранившиеся в нашей судебной системе и сейчас, нередко мешают создать современную эффективную модель ювенальной юстиции в России.
После законодательной реформы 1958-1961 гг. уголовно - процессуальное законодательство России, как и большинства других союзных республик, входивших в СССР, включило нормы, ставшие нормативной базой для расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних. Более всего она подходит для создания специального состава общего суда. В российском уголовно-процессуальном законодательстве достаточно процессуальных правил, сходных с теми, что существуют в англосаксонской и континентальной ювенальной юстиции. Рассмотрим их детальнее, учитывая сходство и различия, а также то, что российское правосудие для несовершеннолетних подчинено общим принципам всего российского правосудия, поскольку не является автономным, а  осуществляется общим судом уголовной юрисдикции.
В УПК РСФСР глава 32 была озаглавлена «Производство по делам несовершеннолетних». Появление самостоятельной главы с таким наименованием в УПК РСФСР 1960 г. стало сенсацией, поскольку подобной главы в предыдущем УПК не было, а судебная практика по делам несовершеннолетних отнюдь не была охранительной. Именно этот контраст между практикой тех лет и явно гуманистическим содержанием нового УПК в отношении несовершеннолетних был особенно впечатляющим.
В главе 50 действующего УПК имеется 13 статей, отражающих, по мне-нию законодателя, особенности уголовного процесса по делам несовершеннолетних. Относятся они, как и к общим принципам судопроизводства, так и к отдельным вопросам, решаемым в ходе расследования и судебного разбирательства по делам этой категории.
К первой группе можно отнести принцип повышения юридической охраны несовершеннолетних, выражающейся:
- в двойном представительстве интересов несовершеннолетнего в суде,  а именно его законными представителями, наделенными широкими полномочиями, и его защитником – адвокатом;
-  в дополнительных специфических вопросах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу несовершеннолетнего, - выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, наличие взрослых подстрекателей;
- в дополнительных вопросах, которые решает суд при выяснении приговора по делу несовершеннолетнего, во всех случаях, когда суд считает возможным заменить несовершеннолетнему реальное лишение свободы на иную меру, не связанную с лишением свободы;
- в выделении дел несовершеннолетних при наличии в них взрослых соучастников в особое производство и рассмотрении их во всех случаях (даже когда выделение дела несовершеннолетнего признается судом нецелесообразным по соображениям полноты исследования обстоятельств дела);
- в требованиях судебной практики к специализации участников уго-ловного процесса по делам несовершеннолетних при расследовании и  судебном разбирательстве дел этой категории; в знании специфики правосудия по делам несовершеннолетних, равно как в осведомленности судей и следователей в вопросах детской и юношеской психологии. На эти обстоятельства было обращено специальное внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. №4. 2000 с.9).
Вторая группа норм относится к вопросам более конкретным, решаемым в ходе уголовного процесса. Речь идет:
- о задержании и заключении под стражу несовершеннолетнего;
- о порядке вызова обвиняемого;
- о вызове в суд и участии в судебном разбирательстве представителей;
- об участии педагога в допросе несовершеннолетнего обвиняемого;
- об удалении несовершеннолетнего из зала судебного заседания.
Надо иметь в виду, что в УПК есть еще ряд статей, также регулирующих правовое положение несовершеннолетнего в уголовном процессе. К ним относятся:
- пункт 3 ст. 27 (невозбуждение или прекращение дела в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния возраста уголовной ответственности);
- пункт 2 ст. 45 и ст. 48 (разъяснение понятия «законный представи-тель»);
- пункт 2  части 1 ст. 51 (обязательное участие защитника в делах о преступлениях несовершеннолетних);
- часть 2 ст. 52 (необязательность для следователя и суда отказа несо-вершеннолетнего от защитника);
- статьи 54 (привлечение в качестве гражданских ответчиков родителей, попечителей и опекунов несовершеннолетнего);
- ст. 191 (особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля);
- пункт 5 ст. 196 (обязательность проведения экспертизы для определения возраста, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют);
- пункт 2 ст. 150 (обязательность проведения предварительного следствия по всем делам о преступлениях несовершеннолетних);
- часть 4  ст. 354 (право законного представителя обжаловать в кассационном порядке приговор суда);
Учитывая разрозненность в УПК норм, относящихся к процессуальному положению несовершеннолетних, будет наиболее продуктивно рассмотреть  их с точки зрения включения в модель ювенальной юстиции. Начнем с общих принципов уголовного судопроизводства, действие которых распространяется на расследование и судебное разбирательство по делам о преступлениях несовершеннолетних.
В числе принципов российского уголовного процесса прямое отношение к охранительному режиму ювенальной юстиции имеют:
- право обвиняемого на защиту;
- гласность судебного процесса.
Право обвиняемого на защиту, сформулированное в российского законодательстве, в целом отвечает требованиям, предъявляемым к нему мировыми стандартами. Можно сказать, что в российском законодательстве отражено требование повышенной правовой охраны несовершеннолетних, когда идет речь о ее осуществлении защитниками несовершеннолетних. Эта повышенная роль   охраны проявляется, прежде всего, в том, что в российском  уголовном процессе для них предусмотрен режим двойного представительства – адвоката и законного представителя. Охранительные функции вытекают из правового статуса адвоката и законного представителя по делам этой категории.
Часть 1 ст. 51 УПК России предусматривает обязательное участие за-щитника в делах несовершеннолетних независимо от того, достиг ли несовер-шеннолетний к моменту расследования или судебного разбирательства возраста 18 лет. Это безусловное требование закона подкреплено тем, что для следователя и суда не является обязательным отказ  несовершеннолетнего или его представителя от защитника (ч. 2 ст. 52). Расходы на привлечение защитника в процесс, как и во всех случаях обязательного его назначения, относятся на счет государства.
Для оценки уровня правовой защиты несовершеннолетнего очень важен момент вступления защитника в процесс. Российское уголовно-процессуальное законодательство сейчас не содержит специальных предписаний об этом применительно к защитнику несовершеннолетнего. На него распространяются общие правила начала участия защитника в уголовном процессе. Напомним, что ст. 49 УПК содержит на этот счет следующие правила: защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случаях задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения  в виде заключения под стражу.
Отметим сразу, что применение указанной меры пресечения к несовершеннолетнему российское законодательство (ст. 423 УПК) и судебная практика считают ситуацией исключительной и сопровождают ее избрание дополнительными гарантиями для несовершеннолетнего.
Важным достижением нового УПК стало участие защитника при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ч. 2 ст. 425). В старом УПК РСФСР такое право предоставлялось только педагогу. А ведь юридическая защита важна несовершеннолетнему  не менее чем грамотная в педагогическом смысле постановка вопросов при допросе.
Двойное представительство в делах  несовершеннолетних должно оцениваться как проявление повышенной юридической охраны несовершеннолетних в уголовном процессе, ибо закон допускает одновременное представительство интересов несовершеннолетнего адвокатом и законным представителем.
Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство дает широкие полномочия законным представителем. Их объем вполне совместим с соответствующими правами законных представителей несовершеннолетних в судах для  несовершеннолетних англосаксонской и континентальной систем, а там эти права достаточно широки.
Участие законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе связано с двумя обстоятельствами:
- с неполнотой процессуальной дееспособности несовершеннолетнего;
- с тем, что законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечитель) несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего.
В действующем УПК России, кроме ст. 5, где дается общее понятие за-конного  представителя и перечисляются лица, являющиеся таковыми в уго-ловном процессе, имеются две специальные статьи, относящиеся непосредст-венно к участию законных представителей в расследовании и судебном разбирательстве по делам несовершеннолетних.
В ст. 426 УПК России речь идет об ознакомлении законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого с материалами дела. Согласно правилам этой статьи, законный представитель должен быть допущен к участию в уголовном деле на основании постановления прокурора, следователя, дознавателя. Законный представитель вправе знать в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний, присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, заявлять ходатайства  и отводы, приносить жалобы на действия (бездействия), представлять доказательства, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела и др.
При допуске в процесс законного представителя несовершеннолетнего  следует помнить, что интересы несовершеннолетнего могут не совпасть с интересами его законного представителя. И суть таких возможных противоречий не обязательно в обстоятельствах  конкретного дела, а в двойственном правовом положении законного представителя. Ведь фактически он защищает не только интересы  несовершеннолетнего, но и свои собственные. На нем лежит ответственность за поведение подростка, за условия его жизни и воспитания. Ограничения допуска законного представителя в процесс вытекают именно из этого его специфического статуса.
Статья 428 УПК России посвящена участию законных представителей несовершеннолетних в судебном разбирательстве.
Отметим сразу, что перечень его прав достаточно полный, содержание их должно способствовать эффективному участию законного представителя на стороне его представляемого – несовершеннолетнего.
Согласно ст. 428 законные представители имеют право представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, давать показания, участвовать в прениях сторон, приносить жалобы на действия (бездействия) и решения суда, участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. 
В литературе высказывается мнение, что если законный представитель участвовал в качестве такового на предварительном следствии, то именно он вызывается в этом качестве и в судебное заседание. При этом делается сле-дующая оговорка: для обеспечения интересов несовершеннолетнего в суд может быть вызван и другой из законных представителей.
Защита прав несовершеннолетнего законным представителем реализуется в процессе в несколько иной форме, чем адвокатом – профессиональным защитником. Законный представитель, исходя из его прав и обязанностей,  предоставленных ему не только уголовно-процессуальным, но и другими законами (семейным, гражданским), активно участвует в исследовании доказательств и, реализуя в суде предоставленные ему права, помогает суду получить более глубокое и всестороннее представление о личности несовершеннолетнего, об условиях его жизни и о воспитании, наконец, об обстоятельствах, толкнувших его на совершение данного преступления.
Может возникнуть вопрос: не являются ли сведения, сообщаемые законным представителем, по сути, свидетельскими показаниями? На него можно ответить  отрицательно: все сведения, сообщаемые суду законными представителями, имеют цель защиты интересов несовершеннолетнего.
Подводя некоторые итоги, можно сказать, что новое российское уголовно-процессуальное законодательство достаточно полно регулирует этот институт. Можно даже говорить о более высоком уровне правового регулирования, чем тот, что существует в законодательствах  о ювенальной юстиции стран англосаксонской и континентальной систем и существовал в старом УПК РСФСР. Это вселяет уверенность, что в России есть правовая база с ее преимущественно охранительной ориентацией.
К числу принципов, обеспечивающих защиту прав личности в суде, в российском законодательстве и судебной практике относят гласность судебного разбирательства. Охранительные функции гласности, открытости судебного процесса связываются с возможностью таким образом информировать участников процесса, присутствующих на суде граждан, а в более широком плане общественное мнение страны о сути рассматриваемых дел, причинах  совершения правонарушения и принятых по нему мерах воздействия к правонарушителю и профилактики подобных правонарушений.
Гласность судебного разбирательства в России – конституционный принцип. Согласно ст. 123 Конституции РФ «разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом».
УПК России в ст. 241 предусматривает проведение закрытых заседаний в случаях, когда открытое заседание противоречит интересам охраны государственной тайны. Кроме того, допускается закрытое судебное заседание по делам о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц.
Следовательно, основополагающие законодательные акты России предусматривают и для судебного разбирательства дел  о преступлениях несовершеннолетних открытые судебные заседания. Исключения из этого жесткого правила очень ограниченны,  да и требуют специального мотивированного определения суда для проведения такого заседания. Конечно, возраст несовершеннолетнего – до 16 лет – может быть форсирован, если речь идет о половых преступлениях или когда есть опасность разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Как показывает судебная практика по делам несовершеннолетних, такие дела составляют значительное большинство.
И все же приходится констатировать, что принцип конфиденциальности судебного процесса отсутствует в отправлении правосудия по делам несовер-шеннолетних в России. Нельзя, однако, забывать, что международные стандарты отправления правосудия по делам несовершеннолетних (Пекинские правила, ст. 8) рассматривают конфиденциальность (закрытость) судебного процесса в этих делах  в качестве неотъемлемого права несовершеннолетнего и охранительного принципа всего судопроизводства. Именно поэтому в странах, придерживающихся Пекинских правил (напомним, что Россия – в их числе), должен быть запрещен допуск представителей прессы, присутствие публики в зале ограничено родителями и лицами, их заменяющими, а в необходимых случаях и представителями учреждений, занимающихся несовершеннолетними по поручению суда. Существует запрет оглашения в прессе каких-либо сведений о несовершеннолетнем и об обстоятельствах дела. Отметим также, что во многих работах западных криминологов отмечается несравненно больший вред открытого процесса в таких делах по сравнению с закрытым. Существует даже концепция стигматизации («клеймения») несовершеннолетнего обвиняемого с «помощью» судебного процесса, особенно открытого, когда имя подростка и его правонарушение до вынесения приговора обрастает слухами, домыслами, что может затем отрицательно сказаться на его судьбе и ему самому нанести психическую травму.
Конфиденциальность судебного процесса по делам несовершеннолетних  связана с другим принципом ювенальной юстиции – воспитуемостью. Напомню, что он включает концептуальное правило преимущественного применения к несовершеннолетним мер воспитательную функцию самого судебного процесса – для подсудимого и лиц, присутствующих в суде.  В российском уголовно-процессуальном законодательстве он широко отражен. Традиционно он считался особенно важным в правосудии для несовершеннолетних. Возможно, что неприятие у нас конфиденциальности связано с тем, что она оценивается как антипод воспитательного воздействия.
Кроме указанных выше общих изъятий из принципа гласности судебного разбирательства, касающихся несовершеннолетних, есть еще ряд правил так называемой частичной закрытости процесса, которые или прямо относятся к несовершеннолетним, или могут быть на них распространены. Есть в законе и прямое указание на право суда удалить на время из зала суда несовершеннолетнего обвиняемого, если есть основания опасаться, что исследуемые обстоятельства могут иметь негативные последствия, травмируя несовершеннолетнего. Это общее правило для случаев удаления несовершеннолетнего обвиняемого из зала суда сформулировано в ст. 429 УПК РФ. Удаление несовершеннолетнего временное. О нем суд выносит мотивированное определение, предварительно выслушав мнение защитника и законного представителя несовершеннолетнего и заключение прокурора. Из смысла данной статьи следует, что оценку исследуемых обстоятельств как негативных дает суд, он же очерчивает и круг этих обстоятельств.
Согласно правилам ст. 280 УПК России  несовершеннолетний свидетель, не достигший возраста 18 лет, может покинуть зал судебного заседания с разрешения председательствующего. Кроме того УПК установил следующее: при участии в допросе потерпевших и свидетелей до 14 лет, а по усмотрению суда и в возрасте от 14 до 18 лет участвует педагог. Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические и психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога. Перед допросом потерпевших и свидетелей, не достигших возраста 16 лет, председательствующий разъясняет им значение для уголовного дела полных и правдивых показаний. Об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний эти лица не предупреждаются и подписка у них не берется. Кроме того, в целях охраны прав несовершеннолетних  по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достигших возраста 18 лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть сообщены показания этих лиц и предоставлена возможность задавать им вопросы.  
Все исключения из общего принципа гласности судебного разбирательства (кроме проведения закрытых судебных заседаний в целях охраны государственной тайны) в большинстве своем касаются процесса по делам  несовершеннолетних. При чем все ограничения гласности связаны с защитой личности несовершеннолетнего от того ущерба, который может быть ему нанесен открытой формой ведения заседания (и недостаточной адаптированностью несовершеннолетнего к экстремальной для него ситуации судебного процесса). В такой ситуации поведение несовершеннолетнего становится непредсказуемым, анализ обстоятельств дела может в открытом заседании отрицательно повлиять на его показания и снизить результативность следствия.
Из сказанного можно сделать один вывод: гласность в рамках правосудия по делам несовершеннолетних должна учитывать соотношении воспитательных и охранительных функций ювенальной юстиции. Приоритет следует отдавать функции охранительной, как это и происходит в уголовном процессе по делам несовершеннолетних в современном мире. Нарушение баланса гласности и конфиденциальности в таком процессе может привести не к перевоспитанию несовершеннолетнего правонарушителя, а, напротив, к развитию криминогенных признаков его личности.
Говоря о другом принципе ювенальной юстиции – о судебной индиви-дуализации, приходится констатировать, что в отличие от гарантий повышенной правовой защиты несовершеннолетних в российском уголовном процессе урегулирована слабо. Нет специальных норм, позволяющих включить в процесс специфические методы углубленного изучения личности в рамках судебного заседания и вне его. Должна быть законодательно урегулирована реализация требований гл. 50 УПК о выяснении условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, об использовании характеристик подростка вызываемыми в суд представителями руководства и общественных организаций учебных заведений, предприятий, где учится или работает подросток.  Это же ключ к судебной индивидуализации.
Именно конкретные действия судьи по установлению контакта с обви-няемым, методы исследования обстоятельств дела, даже указания на язык су-дебного разбирательства, доступный пониманию несовершеннолетнего, осо-бенно младшего возраста, использование для изучения личности несовершеннолетнего помощи специализированных неюридических учреждений – все это находит отражение в законах, судебной практике и в правовой доктрине стран англосаксонской и континентальной систем. У российского судьи для индивидуализации уголовного дела несовершеннолетнего возможностей гораздо меньше.
Сходство моделей ювенальной юстиции в разных странах нельзя оценивать однозначно. Так, объему и способам учета возрастных особенностей несовершеннолетнего в западных странах уделяют больше внимания, но не менее важные юридические гарантии прав личности несовершеннолетнего, которые российская судебная процедура по делам несовершеннолетних обеспечивает полнее. С этих двух позиций каждая из систем имеет свои преимущества. В новом УПК России были учтены социально-психологические моменты, связанные с исследованием личности несовершеннолетнего, и отсюда индивидуально значимые меры воздействия и способы их выполнения.
Решение этого вопроса тесно связано с тем, каким  арсеналом  средств владеет суд (судья) для индивидуализации исследования личности несовер-шеннолетнего и совершенного им деяния. Рассмотрим, как в российском уго-ловном  процессе отражается принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции.
Напомним, что социальная насыщенность правосудия для несовершеннолетних связывается с  привлечением специалистов - неюристов к участию в процессе и с использованием судом помощи разнообразных социально-психологических служб. Все вместе это в мировой практике носит название "непрофессиональный элемент".
Российское уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает  широкого участия специалистов – неюристов в отправлении правосудия по делам несовершеннолетних. В нем нет социального исследования как обязательной стадии  процесса, в распоряжении суда (судьи) нет и такого разнообразия социальных служб, специально созданных для обеспечения  уголовного процесса по делам несовершеннолетних арсеналом этих знаний, нет и традиционного обращения суда к помощи неюридических учреждений ювенального профиля.
Но перед российским судом, рассматривающим дела несовершеннолет-них, закон ставит задачи явно социального содержания. Суд обязан изучить условия жизни и воспитания подростка (ст. 421 УПК), что невозможно сделать с помощью одних юридических знаний; его обязанность также назначить экспертизу для установления возраста несовершеннолетнего обвиняемого, что также является областью специальных познаний; использовать специальные познания педагога в допросах несовершеннолетнего, не достигшего  возраста  16 лет, и несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и несовершеннолетних свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет.
Судебная практика показывает, что в большом числе преступлений несовершеннолетних есть признаки, например, умственной или психической отсталости обвиняемого либо серьезные опасения, что несовершеннолетний мог и осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими в конкретной ситуации. Внимание к  таким "пограничным" случаям, которые в мировой юридической практике носят название "уменьшенная возрастная вменяемость", усилено в нашей стране с введением с 1 января 1997 г. нового УК РФ, в п. 3 ст. 20 которого предусмотрено, что несовершеннолетний, достигший возраста 14 и 16 лет, но вследствие  отставания в психическом развитии, не связанного с психическим  расстройств, не мог во время совершения общественно опасного деяния в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, не подлежит уголовной ответственности.
Данная статья для ее реализации потребует более активного привлечения в уголовный процесс представителей неюридических специальных познаний, причем использования этих специальных познаний в стационарных условиях соответствующих специальных учреждений (лабораторий, клиник и т.д.). Очевидно, учитывая существенное значение выводов неюридических специальных познаний, речь должна идти об экспертизе. Здесь можно использовать западный опыт и предусмотреть в будущем федеральном уголовно-процессуальном законе постановку перед экспертом вопросов  о наиболее приемлемой мере воздействия на несовершеннолетнего и режиме ее исполнения. Напомним, также, что Верховный Суд РФ  неоднократно отмечал необходимость специального изучения психологами и психиатрами, приглашаемыми судом, особенности личности несовершеннолетнего для учета имеющихся отклонений при определении меры ответственности и наказания.
Несколько слов об участии педагога в допросах несовершеннолетних. Оставляя в стороне вопрос, является ли педагог специалистом в процессуальном смысле, отметим, что, признав его специалистом, все же придется отметить  его особое положение по сравнению с другими специалистами процессуальное положение. Закон предусмотрел для него определенный круг прав, связанных с его специфической задачей. В литературе высказывалось мнение, что педагог – не специалист в общепринятом в уголовном процессе, а лицо, помогающее следователю сформулировать педагогически правильные вопросы и выбрать педа-гогически правильный стиль допроса.
Хотя, пожалуй, более полезными при допросе будут специальные познания не педагога, а психолога или врача-психотерапевта, присутствие при допросе несовершеннолетнего такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно сформулированных вопросов. В этом смысле роль специальных познаний при допросе обвиняемого и свидетеля будет одинаковой, хотя закон предъявляет разные требования:
- усмотрение следователя при вызове педагога относится к  допросу об-виняемого (до 16 лет – независимо от состояния здоровья несовершеннолетнего; от 16 до 18 лет, если он признан умственно отсталым) (ст. 425 УПК);
- в отношении несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 14 лет вызов педагога формулируется как обязательный, что явствует из текста ст. 191 УПК: "Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля  в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога...".   
Уголовно-процессуальное законодательство России предусматривает определенные права педагога, участвующего в допросе несовершеннолетнего обвиняемого. Так, в ч. 5 ст. 425 УПК указывается на право педагога с разрешения следователя задавать вопросы несовершеннолетнему. По окончании допроса педагог знакомится с протоколом допроса и может делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Права педагога должны быть разъяснены ему следователем перед началом допроса (ч. 5 ст. 425).
Как известно, уголовное судопроизводство завершается вынесением приговора  - обвинительного или оправдательного. В этой стадии суд может решить и вопросы, относящиеся к исполнению приговора, например, об условном обсуждении (ч.1 ст. 430).
Завершая анализ действующего российского правосудия в отношении несовершеннолетних, обратимся вновь к его главной правовой базе - возрасту несовершеннолетнего и посмотрим, в чем здесь проявляется охранительная функция  российского правосудия.
Как уже отмечалось, прямого юридического протекционизма несовер-шеннолетних уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России не предусматривает. Иными словами, суд не обязывается законом снизить несовершеннолетнему во всех случаях меру наказания за содеянное лишь потому, что он несовершеннолетний. Этот вопрос суд решает, исходя из обстоятельств дела и личности несовершеннолетнего подсудимого. Так что здесь есть определенное несоответствие с концепцией ювенальной юстиции.
Подобное несовпадение можно найти и в правовой оценке несовершен-нолетия как смягчающего ответственность обстоятельства. УПК РФ и дейст-вующий УК РФ рассматривают его именно с этих позиций. Однако УК РФ ввел на этот счет оговорку: несовершеннолетие учитывается и как смягчающее наказание обстоятельство в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 89 УК РФ).
Так в чем же состоит охранительная функция российского уголовного процесса в отношении несовершеннолетних в стадии вынесения приговора? Главной здесь является возможность суда заменить несовершеннолетнему уголовное наказание на принудительные меры воспитательного воздействия. Вопрос о такой замене и в целом об избрании принудительного воспитания несовершеннолетнего в качестве меры воздействия подлежит обсуждению судом при постановлении приговора по делу несовершеннолетнего. Решение принимается с учетом каждого конкретного случая (ч. 1 ст. 89 УК РФ). В УК решен спорный вопрос о приоритете наказания и принудительного воспитания в отношении несовершеннолетних. Поскольку в п. 2 ст. 87 УК РФ сказано, что несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, можно считать, что в законе предусмотрено правовое равенство этих мер, когда идет речь об их выборе. Сам же этот выбор в конкретном случае и с учетом необходимых (указанных в законе условий) предоставлен суду.
Применение принудительных мер воспитательного воздействия преду-сматривается российским уголовно-процессуальным законодательством со времени принятия УПК 1960 г.
Введение в закон специального комплекса воспитательных мер опреде-лило главную специфику уголовного процесса по делам несовершеннолетних в России как процесса охранительного, в котором несовершеннолетний получает реальный шанс закончить свою "преступную карьеру", не подвергаться негативному воздействию криминального окружения в местах лишения свободы.
Как известно, в случае назначения несовершеннолетнему принудитель-ных мер (одной и более) воспитательного воздействия суд решает вопрос о прекращении уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности (ст. 431 и ст. 432). Соответственно речь идет об освобождении несовершеннолетнего от наказания и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 431); об освобождении от наказания и направлении несовершеннолетнего в специальное воспитательное  или лечебно-воспитательное учреждение (ст. 432). Обратим внимание на обязательное требование: дело может быть прекращено только судом и только в судебном заседании.
Здесь очень важен воспитательный эффект – предостережение несовер-шеннолетнего, ибо повторное совершение преступления влечет за собой уго-ловное наказание; порицание виновного, разъяснение ему необходимости из-менить свое негативное поведение. Важно и другое: несовершеннолетний не рассматривается как осужденный, когда к нему применяются принудительные воспитательные меры.
В УК РФ кроме перечня принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90) раскрыто их содержание (ст. 91).В заключение можно сказать, что  в действующем уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России в целом отражены подходы к созданию в нашей стране ювенальной юстиции, отвечающей современным международным стандартам ее организации и функционирования.
Таким образом, можно утверждать, что с принятием нового УПК РФ законодатель привел основные  статьи в соответствие с основными принципами ювенальной юстиции, но в тоже время, ряд  требований и положений еще не рассмотрены российским законодательством, поэтому, с одной стороны, российское законодательство стремится к введению и закреплению принципов ювенальной юстиции, но с другой стороны, еще многие вопросы остаются открытыми, и, в первую очередь, вопросы о привлечении «непрофессионального» элементов в российское правосудие, о чем мы поговорим ниже.

 

 

 

 
3.2. Проект Закона о ювенальной юстиции
Хотелось бы в рамках нашей темы рассмотреть проект Закона о  юве-нальной юстиции в Российской Федерации, разработанный в рамках федеральной президентской программы реализации судебной реформы в Российской Федерации.
Проект Закона базируется на концепции ювенальной юстиции, ее прин-ципах и основных институтах. Основное внимание обращается на модерниза-цию российского уголовно-процессуального законодательства .
Проект Закона о ювенальной юстиции в России (далее – Закон) включает следующие главы:
Глава I – Общие положения. В ст. 1 формулируется понятие ювенальной юстиции: "Ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам несовершеннолетних и имеющую задачи: судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних".
В Законе ювенальная юстиция рассматривается как часть системы общего правосудия, реализующая свои задачи на общей с ней правовой базе. Поэтому на ювенальную юстицию распространяются общие конституционные принципы, а также положения отраслевых законов, регулирующих осуществление правосудия в Росси (ст. 2 Закона).
Вместе с тем Закон в ст. 3 определяет ювенальную юстицию как специ-фическую подсистему правосудия. Специфика эта в проекте связывается с по-нятием несовершеннолетнего как особого субъекта правовой защиты и судебного преследования.
Согласно Закону специфика ювенальной юстиции определяется ее спе-цифическими принципами. В ст. 4 Закона они перечисляются. В Законе провозглашается приоритет судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних (ст. 5). Это означает, что все решения, касающиеся прав и законных интересов несовершеннолетних в рамках ювенальной юстиции, принимает только суд по делам несовершеннолетних.
Это категорическое требование приоритета судебного решения перед всеми остальными получило следующее развитие в тексте ст. 5: не допускается передача судом таких дел несудебным административным органам, равно как и принятие ими решений, касающихся юридической охраны прав и законных интересов несовершеннолетних. Несудебные административные органы могут привлекаться судом для оказания ему помощи при проведении вспомогательных, определенных самим судом действий.
Можно отметить, что такая оценка авторитета судебного решения в от-ношении дел о несовершеннолетних соответствует Минимальным стандартным правилам ООН (Пекинским правилам), касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних . Здесь есть почва для размышлений и в связи с увеличением роли рассмотренных выше "альтернативных" органов, равно как и о несоответствии формулировки ст. 5 Закона этой тенденции в модернизации действующей ювенальной юстиции.
Юридической новеллой может стать и судебный надзор за исполнением приговора о наказании несовершеннолетних в виде лишения свободы иных мер воздействия, связанных с ограничением их свободы. Судебный надзор отнесен к компетенции суда по делам несовершеннолетних (п.2 ст.5).
Суд по делам несовершеннолетних провозглашается судом комплексной юрисдикции. В целом компетенция такого суда соответствует той, которая предусмотрена в действующих  вариантах ювенальной юстиции для семейного суда. Есть в проекте и особенность: суд по делам несовершеннолетних может действовать и как суд гражданской юрисдикции, рассматривающий дела по искам несовершеннолетних и их законных представителей о посягательствах на имущественные, личные неимущественные, трудовые права несовершеннолетних и иные дела гражданской юрисдикции, касающиеся несовершеннолетних (ст. 7 Закона).
Здесь можно заметить дальнейшую  универсализацию компетенции суда для несовершеннолетних, а именно снятие ее ограничения только рамками правонарушения, совершенного подростком. Напомним, что модернизация действующей ювенальной юстиции этого барьера не перешли и гражданское судопроизводство, если оно относится к компетенции суда для несовершеннолетних, вытекает из дела о правонарушении самого несовершеннолетнего.
Закон предусматривает следующие виды судов по делам несовершеннолетних.
Судья по делам несовершеннолетних, рассматривающий эти дела единолично (ст. 11). Его компетенция – дела о малозначительных правонарушениях, не требующих проведения предварительного следствия; дела об административных правонарушениях несовершеннолетних; производство о назначении принудительных мер воспитательного воздействия с последующим судебным надзором за их исполнением; разрешение вопросов о применении к несовершеннолетним в ходе предварительного следствия мер, ограничивающих их свободу, производство, касающееся общественно опасных деяний несовершен-нолетних, не достигших возраста уголовной ответственности. Деяния, преду-смотренные ст. 20 УК РФ, должны обязательно быть переданы судьей коллегии постоянных судей по делам несовершеннолетних.
Статьей 12 Закона предусмотрен коллегиальный суд по делам несовер-шеннолетних, назначаемых по правилам, предусмотренным для муниципаль-ных судов.
Подсудность данного суда должна охватывать все преступления, совер-шенные лицами в возрасте от 14 до 18 лет, а также общественно опасные дея-ния несовершеннолетних, предусмотренные п. 3 ст. 20 УК РФ.
Дела о преступлениях несовершеннолетних передаются коллегиальному суду по делам несовершеннолетних единоличным судьей или органами предварительного следствия после окончания расследования и по его результатам.
В Законе предусмотрено, что  при судебном разбирательстве уголовных дел коллегиальный суд  может решить и вопросы о гражданских правах лиц, участвующих в деле. Если суд сочтет, что сложность гражданско-правового спора не позволяет рассматривать его в рамках разбирательства по уголовному делу, он может принять решение рассмотреть его коллегией судей в самостоятельном гражданском судопроизводстве. Таким образом, и здесь авторы проекта Закона, придерживаясь концепции о суде для несовершеннолетних как о комплексной юрисдикции, расширяют рамки подсудности этого суда.
Добавим к этому, что в проекте к компетенции коллегиального суда для несовершеннолетних отнесены и дела об административных правонарушениях несовершеннолетних, если за них предусмотрены меры воздействия, связанные с ограничением свободы несовершеннолетних правонарушителей; это же относится и к делам, где личность правонарушителя и обстоятельства правонарушения, по мнению суда, требуют рассмотрения дела в коллегиальном составе судей.
Третьим звеном судебной подсистемы правосудия по делам несовершеннолетних, согласно проекту Закона, является суд присяжных по делам несовершеннолетних. Вспомним: во Франции есть тоже три звена, по наименованиям совпадающие  с российскими, - единоличный судья для детей, трибунал по делам несовершеннолетних и суд присяжных по делам несовершеннолетних. Главное различие: во Франции ювенальная юстиция представляет собой автономную систему, тогда как по проекту Закона в России предполагается создать ювенальную юстиции как подсистему общего правосудия. Есть и ряд других, менее существенных различий.
Согласно ст. 13 Закона суд присяжных по делам несовершеннолетних является специальным составом общего суда присяжных и состоит из трех постоянных членов суда и девяти присяжных заседателей (по сравнению с 12 присяжными в общем суде присяжных). Сделано это (как и во Франции) в целях сокращения возможного негативного влияния на несовершеннолетних сложного судопроизводства в суде присяжных. Особенности есть и в выборе присяжных: из специального списка лиц, имеющих профессиональные знания и опыт общения с детьми и подростками. За этими исключениями, суд присяжных по делам несовершеннолетних действует по правилам, предусмотренным разделом XII «Производство в суде присяжных" УПК России.
Согласно проекту закона суду присяжных по делам несовершеннолетних подсудны наиболее сложные дела о преступлениях несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет. Обязательным условием передачи дела несовершеннолетнего в суд присяжных этой категории является согласие самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя.
Последний существенный принцип, относящийся к подсудности дел не-совершеннолетних, - это недопущение рассмотрения этих дел общими (обще-уголовными и общегражданскими) судами. Особенность есть и в обратном процессе – передаче дел несовершеннолетних из общего суда в суд для несо-вершеннолетних. Рекомендуется по возможности производить такую передачу, если соучастники по делу – несовершеннолетние или совершеннолетние – близки по возрасту (примерно от 17 до 20 лет).
В проекте формулируется также запрет распространения на взрослых соучастников (если дело передано в суд для несовершеннолетних) правил судопроизводства в этом суде, касающихся повышенной юридической защиты прав несовершеннолетних в рамках ювенальной юстиции.
Проект Закона о ювенальной юстиции в Российской Федерации включает также главы об участниках процесса по делам несовершеннолетних, судопроизводстве по этим делам, назначении судом мер воздействия (наказания и принудительных мер воспитательного воздействия) к несовершеннолетним правонарушителям.
Что касается возможности формирования ювенальной юстиции в России, существует много точек зрения. Так одни  считают, что формирование ювенальной юстиции в России, в частности, предполагает работу  по созданию связок между органами правосудия и различного рода практиками ресоциализации детей группы риска и несовершеннолетними правонарушителями, а также службами помощи детям, испытывающим различного рода трудности . Такая система включает также работу со взрослыми, ответственными за воспитание детей, и создание на основе этого целого комплекса обеспечивающих учреждений. Именно такая практика (уже частично апробированная), на взгляд авторов, может явиться и ограничителем карательных мер в отношении несовершеннолетни правонарушителей, и основой сокращения безразличия в отношении детей группы риска и детей, находящихся в опасности. Авторы считают, что главной ошибкой законопроекта о ювенальной юстиции  является нерассмотрение этой практике в становлении институтов, обеспечивающих ресоциализацию детей и взрослых.
Приведем еще мнения профессионалов .
А. В. Плеханова (Воронежский институт МВД России) считает необхо-димым формирование целостной системы международных и национальных механизмов, осуществляющих дополнительную и специальную защиту прав несовершеннолетних (создание специальных комитетов и комиссии, занимающихся обеспечением прав несовершеннолетних в ситуациях социальной напряженности), создание международного института постоянного политического консультирования с участием представителей государств, уполномоченных принимать решения по вопросам разработки международно-правовых актов целевого назначения о защите прав несовершеннолетних в ситуациях социальной напряженности.
Федотова Н. И. (Волгоградская академия МВД РФ) считает необходимым становление единой целостной системы ювенальной юстиции, включающей в себя административный ювенальный суд для подростков до 13 лет, уголовный суд для несовершеннолетних, ювенальную административную коллегию, а также ювенальную прокуратуру и адвокатуру, что безусловно будет способствовать более эффективному осуществлению правосудия в отношении  несовершеннолетних, обеспечению и защите их прав и свобод, законных интересов. О. С. Антюфеева (Рязанский гос. медицинский университет) считает, что российскому государству еще предстоит серьезная работа по воплощению прав ребенка в жизнь, для чего уже создана прочная нормативная база, соответствующая основным международным стандартам. Таковы мнения лишь немногих профессионалов. Но что происходит на практике? Ведь  известно, что пилотные проекты создания ювенальной юстиции в России существуют. Что можно сделать в нашей стране, не меняя действующего законодательства? Это мы продемонстрируем в следующем пункте нашей главы.

 

 

 

 

 

 

 


 
3.3. Ювенальная юстиция России начинается в регионах?
В данном разделе мы хотели описать опыт работы по реализации проекта Программы Развития ООН "Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних". Этот проект позволяет практически приступить к реализации ювенальной юстиции, и, что интересует нас больше всего, именно в области привлечения к судебной процедуре "непрофессионального" элемента
Проект по развитию социальных служб в системе правосудия по делам несовершеннолетних проводился в Санкт-Петербурге в течение двух лет (1999-2000 гг.)
Распространение Программой Развития ООН (ПРООН) аналогичного проекта на Ростовскую область свидетельствуют об эффективности реализации этого проекта.
Почему в Санкт-Петербурге согласились на проведение аналогичного проекта в свое время? Анализ судебной практики показал, что есть две большие проблемы, которые необходимо решать уже в настоящее время. Это отсутствие эффективной системы ранней профилактики в отношении детей до 14 лет и углубленной специализации судов по делам в отношении несовершеннолетних, отсутствие ювенальных судов, что в результате приводит к применению репрессивных мер в отношении несовершеннолетних правонарушителей в большинстве случаев.
К сожалению, в нашем законодательстве отсутствует замкнутая эффек-тивная система профилактики правонарушений несовершеннолетних, тесно взаимодействующей со специализированным («детским») судом.
Основные органы системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, такие как подразделения по делам несовершеннолетних, комиссии по делам несовершеннолетних, в большей мере все-таки в своей работе используют формальные подходы . И это приводит к тому, что иногда брошенный ребенок остается без надлежащей социальной помощи. Такой несовершеннолетний не может не совершить преступление, и он его совершает, порой только для того, чтобы добыть кусок хлеба.
А что происходит с несовершеннолетними в местах лишения свободы? Как правило, они возвращаются оттуда не исправившись. Но это и ожидать не нужно, потому что у нас нет системы исправления и воспитания несовершеннолетних. Поэтому, основное, что необходимо в профилактике правонарушений несовершеннолетних – это развитие социальных служб, в том числе организация взаимодействия между всеми органами и учреждениями, занятыми в системе правосудия по делам несовершеннолетних.
Социальный работник будет как раз исследовать условия жизни и воспитания несовершеннолетнего правонарушителя, выявлять причины и условия, которые привели к совершению преступления. И в зависимости от конкретной ситуации привлекать те органы и учреждения, которые должны отвечать за участок жизнедеятельности несовершеннолетнего. Либо его необходимо устроить учиться, работать или организовать его лечение, либо решить какие-либо другие проблемы.
Судья, получив заключение социального работника, с большей уверенностью может принять правильное решение, оставив несовершеннолетнего на свободе.
Поэтому для дополнительной подготовки специалистов в Санкт – Петербурге было заключено соглашение с университетом Стокгольма о проведении курса обучения российских специалистов – судей и социальных работников. Создана Ассоциация судей по делам несовершеннолетних. Было подготовлено соглашение между Санкт-Петербургским городским судом, Администрацией Санкт-Петербурга, ГУВД города и области, Прокуратурой города, в котором были изложены основные моменты, связанные с развитием социальных служб.
Наиболее полно развитие социальных служб и выделение профессии «социальный работник» нашло свое отражении в реализации проекта в Ростове-на-Дону.
К реализации задач, обозначенных экспериментом, Ростовская область приступила с января 2001 года.
Первоначально было налажено сотрудничество с правоохранительными органами, службами и общественными организациями готовыми к сотрудничеству. Следующим шагом была работа в установлении контакта с судьей, и этому способствовало обоюдное осознание того, что и судьи и социальные работники служат одной цели – помощь подросткам, оказавшимся в конфликте с законом. В дальнейшем было решено, что социальный работник закрепляется за судьей в качестве помощника, однако это не исключает участие социального работника в деле с момента возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего.
Таким образом, социальный работник по просьбе судьи или следователя  включается в работу с любого момента. Говоря о статусе социального работника, важно определить, что он может быть привлечен к участию в качестве законного представителя несовершеннолетнего, а также допрошен в суде в качестве специалиста по социальной работе о фактах, которые ему стали известны в процессе исследования личности несовершеннолетнего. Социальный работник отнюдь не подменяет следователя, инспекторов ПДН, социальных педагогов, психологов, но вместе с тем, он аккумулирует информацию из различных источников и от разных органов в одном итоговом документе – карте социально-психологического исследования.
Это итоговый документ, составленный социальным работником, содер-жит в себе рекомендации и приобщается судом к материалам уголовного дела.
Что дает эта карта?
Во-первых, это краткая характеристика на несовершеннолетнего, которая дается различными специалистами. Во-вторых, это рекомендации социального работника по применению какого-либо наказания или мер воспитательного воздействия. Следует учесть то, что судья не связан данными рекомендациями, он может лишь принять их к сведению. Ну и следует ответить на вопрос: что дают подобные эксперименты? Исходя из поставленных задач, можно ответить, что появляется возможность  применять меры воспитательного характера, а контроль за их реализацией со стороны несовершеннолетних возложить на социального работника. Немаловажная деталь заключается в том, что появляется возможность проведения психолого-психиатрических экспертиз на предмет соответствия уровня развития биологическому возрасту подростка. Более того, составление социально-психологического портрета несовершеннолетнего приведет к реализации принципа индивидуализации наказания для несовершеннолетнего. Личностный подход способствует определению меры наказания, наиболее адекватной содеянному.
Нами уже описывалась совместная работа судьи и воспитателя во Франции. В рамках проекта, который проводит в Ростове-на-Дону ПРООН, осуществляется подобная работа. Поэтому в этой части нашей работы будет уместно рассказать о совместной работе судьи и социального работника одного из районов города Ростова-на-Дону .
Первый вопрос, который встает перед судьей – с чего начать. И начато было с того, что социальному работнику поручилось посетить семьи, где проживают несовершеннолетние правонарушители подсудимые, учебные заведения, школы, ПТУ и побеседовать с преподавателями, классными руководителями.
Одно из требований, которое предъявлялось социальному работнику – это предоставление информации о несовершеннолетнем правонарушителе как минимум за несколько дней до начала судебного разбирательства по конкретному делу. И если в начале это была устная беседа, то в настоящее время информация предоставляется в виде документа.
Это карта социально - психологического сопровождения, в которой даются ответы на вопросы о социально-бытовых, о жилищных условиях несовершеннолетнего и семьи, в которой он проживает, о взаимоотношениях в семье, об окружении (по образу социальной анкеты во Франции). Из полученных сведений, судья может сделать уже более глубокий вывод о том, какое же все-таки можно избрать наказание в отношении того или иного подсудимого и нужно ли принять какие-то дополнительные меры воспитательного воздействия в отношении него.
Второй формой взаимодействия социального работника и судьи явилось предоставленное право участвовать в судебном заседании. Кроме того, была даже предоставлена возможность выступить со своими предложениями в стадии дополнений, где социальным работником дается характеристика каждого из подсудимых и те условия, в которых они проживают. Информация, получаемая от социального работника, позволяет судье расширить тот стандартный круг обязательств, которые принимаются судьями при назначении наказания, не связанного с лишением свободы. Так, например, судьи принимали следующие решения: ограничение пребывания подростков вне дома, вне рамок семьи до определенного времени, принять меры по трудоустройству, контроль за поведением осужденных подростков возлагался не только на органы, ведущие исполнение приговора, но и на социального работника.
В результате такого сотрудничества судьями было замечено, что после проведения социальным работником работы с семьей, и родители и несовер-шеннолетние подсудимые в ходе судебного разбирательства были более заинтересованы в том, чтобы определить, какие все таким причины побудили их детей встать на путь совершения преступления. Они были более открыты. Родители были удовлетворены теми дополнительными обязательствами, которые возлагались на подростков.
Таковы положительные результаты сотрудничества с ПРООН Санкт-Петербурга и Ростова-на-Дону. Но подобный проект осуществлялся и в Курске.
В рамках проекта между Региональным открытым социальным институтом и Министерством юстиции Франции с 2000 по 2003 год  была проведена большая работа. Были объединены усилия работы различных структур, занимающихся проблемами ювенальной юстиции: УВД области, УИН области, Администрации, психологического центра "Гармония" и др. Как французские, так и российские партнеры могли ознакомиться с системами обеих стран. Институтом РОСИ и Национальным учебным центром в Вокрессоне была проведена трехмесячная стажировка для преподавателей РОСИ с целью ознакомления работы служб юридической защиты молодежи. Таким образом, начало положено, и есть желание изменить существующее положение к лучшему, принять положительный опыт, и мы можем наедятся, что развитие ювенальной юстиции найдет свое практическое и законодательное выражение и в нашем городе, и в нашей стране.
Подведем итог, проанализировав российское уголовно-процессуальное законодательство, мы можем отметить, что новый УПК предусмотрел рядом новых статей и изменением старых положений стремление России создать свою ювенальную юстицию. Новое законодательство позволяет по-новому взглянуть на судебную процедуру в отношении несовершеннолетних. В тоже время многое еще требует уточнения и законодательного урегулирования: участие третьих, "непрофессиональных" лиц, выделение судей по делам несовершеннолетних и др. В этом нашей стране сможет помочь других стран, в частности Франции, где ювенальная юстиция существует более длительное время. Мы ни в коем случае не говорим о переносе системы  из одной страны в другую, но о выделении наиболее важных моментов и их вплетение в судебную систему нашей страны.
  

 

 


 
Вопросы и задания

1. Каковы особенности уголовного процесса по делам несовершеннолетних в российском законодательстве?
2. Назовите и дайте характеристику принципов российского судопроиз-водства в отношении несовершеннолетних.
3. Какие новые права защитника несовершеннолетнего закрепил новый УПК России?
4. Сформулируйте и сравните основные права защитника и законного представителя несовершеннолетнего согласно УПК России.
5. Как соотносится принцип гласности судебного разбирательства в России и принцип конфиденциальности судебного процесса по делам несовершеннолетних по международным стандартам?
6. Охарактеризуйте принцип социальной насыщенности  ювенальной юстиции и  поясните, каким образом он отражается в российском уголовном процессе по делам несовершеннолетних.
7. В чем заключается задача педагога в российском уголовном процессе России?
8. Выделите основные положения проекта Закона о ювенальной юстиции и соотнесите его с действующей моделью ювенальной юстиции во Франции.
9. Что на ваш взгляд следует изменить в уголовном процессе по делам несовершеннолетних для создания ювенальной юстиции в нашей стране?

  

 

 

 

 


 
Список литературы

1. Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. ЗАО "Славянский дом книги", Москва. 2002.
2. УПК РСФСР, Москва. 1998.
3. Федеральный Закон  от 24 июня 1999 года "Об основах системы про-филактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".
4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. №4. 2000.
5. Постановление ПВС СССР от 3 декабря 1976 г. № 16 (с изм. и доп.) "О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность", постановление ПВС РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность"// Постановление Пленумов Верховного суда по уголовным делам. М.,1999. 
6. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных На-ций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года.
7. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие. – 2-е изд., испр., доп. – М.: Дело, 2001.
8. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность. М..1990.
9. Мельникова Э.Б.. Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юсти-ции (теоретическая концепция) // Правозащитник. 1996. №1.
10. Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Закон о ювенальной юстиции в Рос-сийской Федерации (проект) // Правозащитник. 1996. № 2.
11. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Выпуск 2 (Под редакцией М.Г. Флямера). В 2-х кн. Кн. I М.: МОО Центр  "Судебно-правовая реформа", 2000.
12. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Сборник статей в 2-х кн. (Сост. М.Г. Флямер). Кн. II М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2000.
13. Программа и материалы Международного научно-практического семинара "Правосудие в отношении несовершеннолетних: зарубежный и российский опыт"/ Под ред. Е.Л. Вороновой.- Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2002.
14. Правосудие по делам несовершеннолетних: Перспективы развития /Сб. ст. Вып. 1. М., 1999
15. Судебная реформа в России / Сб. ст. М., 1992
16. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2002
17. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002
18. Уголовная юстиция: Проблемы международного сотрудничества: Международный научно-исследовательский проект. М., 1995.

 

 

 

 

 


 
Основная литература
1. Ordonnance № 45-174 du 2 fevrier 1945 relative a l'enfance delinquante. Code penal, Dalloz, edition 2001.
2. Ordonnance de 1958. Code civil, Dalloz, dition 2001.
3. Introduction a la justice des mineurs, Patrice Saceda,. Vaucresson, CNFE-PJJ, novembre 2001.
4. La protection judiciaire de  la jeunesse: une administration, des mineurs, des services. Centre National de formation et d'etudes da la protection judiciaire de la juenesse, septemebre 2001.
5. Новый уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. ЗАО "Славянский дом книги", Москва. 2002.
6. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных На-ций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года.
7. Введение в концепцию международных стандартов в области правосудия в отношении несовершеннолетних. М., 1998.
8. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие. – 2-е изд., испр., доп. – М.: Дело, 2001.
9. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: История и современность. М..1990.
10. Мельникова Э.Б.. Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция) // Правозащитник. 1996. №1.
11. Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Закон о ювенальной юстиции в Рос-сийской Федерации (проект) // Правозащитник. 1996. № 2.
12. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2002
13. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2002
 
Дополнительная литература
1. L'administration penitentiaire. Ministere de la Justice, 2001.
2. Chazal J. L'Enfant delinquant. P., Presse   univercitaire de France, 1964.
3. La delinquance des jeunes en groupes. P., Cujas, 1964.
4. La delinquance des jeunes en Europe. Actes de Colloque de Varsovie. Bruxelles, Cujas, 1969.
5. Guide methodologique des tribunaux pour enfants. Ministere de la Justice, 2001.
6. Julhier E. Les tribunaux speciaux pour enfants. P., 1906.
7. Pradel J. Procedure penal. P., 1985.
8. Robert Ph. Traite de droit de mineurs. Place et role dans l’evolution du droit francais contemporain. Besanson, 1969.
9. Stefani G., Levasseur G. Droit penal general. P.,1969.
10. Veillard-Cybulski M. et H. Les jeunes delinquants dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964.
11. УПК РСФСР, Москва. 1998.
12. Федеральный Закон  от 24 июня 1999 года "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".
13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. №4. 2000.
14. Постановление ПВС СССР от 3 декабря 1976 г. № 16 (с изм. и доп.) "О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобществен-ную деятельность", постановление ПВС РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О су-дебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлече-нии их в преступную и иную антиобщественную деятельность"// Постановле-ние Пленумов Верховного суда по уголовным делам. М.,1999. 
15. Люблинский П.И. Суды для несовершеннолетних в Америке как воспитательные и социальные центры. М., 1911.
16. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Выпуск 2 (Под редакцией М.Г. Флямера). В 2-х кн. Кн. I М.: МОО Центр  "Судебно-правовая реформа", 2000.
17. Правосудие по делам несовершеннолетних. Мировая мозаика и перспективы в России. Сборник статей в 2-х кн. (Сост. М.Г. Флямер). Кн. II М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2000.
18. Программа и материалы Международного научно-практического семинара "Правосудие в отношении несовершеннолетних: зарубежный и российский опыт"/ Под ред. Е.Л. Вороновой.- Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2002.
19. Правосудие по делам несовершеннолетних: Перспективы развития /Сб. ст. Вып. 1. М., 1999
20. Слуцкий Е.Г., Скомарцева И.В. Основы ювенологии. СПб.. 1999.
21. Судебная реформа в России / Сб. ст. М., 1992
22. Уголовная юстиция: Проблемы международного сотрудничества: Международный научно-исследовательский проект. М., 1995.

 

 

 

 

 

 


 








Посетите наш интернет магазин!

ПЛАТНЫЕ и БЕСПЛАТНЫЕ
АУДИОКНИГИ и другие
полезные материалы


 "Мастер знакомств" - путь к безотказным знакомствам
Знакомьтесь легко с нужными вам людьми!

Новости

Мужчины в первую очередь ценят в женщинах:
  Внешние данные 
  45.64%  (335)
  Личностные качества 
  24.39%  (179)
  Согласие на секс 
  16.89%  (124)
  Ум 
  9.67%  (71)
  Деловые качества 
  3.41%  (25)
Всего проголосовало: 734
Другие опросы

Работает на: Amiro CMS